ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
В предвкушении себя. От имиджа к стилю
Шантарам
Вся правда обо мне
Продвижение бизнеса в ВКонтакте. Системный подход
Урок седьмой: Опасность кровного наследия
Долгая дорога на Карн (СИ)
Потерянные девушки Рима
Жена лейтенанта Коломбо (сборник)
Нелюдь. Великая Степь

— Я натяну вот это, — сообщила Хоуп, забирая свой наряд и исчезая в ванной.

Оставшись с Дэвидом, Брук потеряла самоуверенность и избегала смотреть ему в глаза.

— Я еще раз повторяю, ты слишком молода для этого, — проворчал он.

— А я еще раз говорю, что буду заниматься садо-мазо.

— Что ж, если случится нечто ужасное, не говори, что я не предупреждал.

— Нечто ужасное могло случиться с тобой, когда я открыла твою тайную жизнь. Но не случилось.

— Что ты хочешь сказать?

— Мистер Лоуренс, я хочу сказать, что надо поступать так, чтобы дела не расходились со словами.

— Не умничай, — отрезал он, и Брук, надо отдать ей должное, покраснела. Все еще сердясь за то, что прервали его первую сексуальную встречу с Хоуп, он хмуро смотрел на новую протеже Хильдегард. Затем Дэвид надел пиджак и натянул на голову свою серую шляпу. — Я лучше пойду, — сказал он, когда Хоуп появилась в полном облачении.

— Ты не хочешь угостить нас завтраком? — спросила Хоуп, удивленная, что ему так не терпится избавиться от их компании.

— Нет, я не хочу угощать вас завтраком, — ответил он раздраженным тоном, что заставило девушек переглянуться. — До свидания! — сказал он и побежал вниз по лестнице длиной в пять маршей.

— Что мы такого сделали? — недоумевала Хоуп.

— Может, это следствие избытка ощущений, — предположила Брук, когда обе нагнулись через перила и следили за удалявшейся шляпой.

— Наверно, ты права, — согласилась Хоуп. — За истекшие двадцать четыре часа он впервые отшлепал тебя, впервые овладел мною, а теперь еще обнаружил, что мы решили дружить. Не удивительно, что он так растерялся.

— Дэвид казался больше враждебным, чем растерянным, — заметила Брук.

— Что ж, это делает ему честь. Ты смогла бы уважать мужчину, который не расстроился бы от такого поворота дел?

— Однако он мог хотя бы предложить отвезти нас в Мелроуз.

— Пустяки, он принес мне много денег. Мы сможем взять такси, позавтракать и даже купить чулки.

— И не забудем о подарке для мистера Лоуренса, — сказала Брук, впервые наводя объектив видеокамеры на сияющую Хоуп.

— Мистер Лоуренс не принимает подарков от леди, — заявила Хоуп, тут же устанавливая визуальный контакт с видеокамерой Брук.

— Видно, он также не угощает их завтраком.

— Так лучше, — сказала Хоуп. — Мы сможем говорить о нем весь день.

Обе выбежали на улицу и последовали за Дэвидом по залитой ярким солнцем улице.

Жизнь с Хоуп

В самый разгар февральской снежной бури Дэвид и Хоуп Спенсер Лоуренс, усевшись в старый «Седан», впервые проезжали по мощеным улицам Рэндом-Пойнта. Дэвид держал руль одной рукой, а другой обнимал Хоуп, прижавшуюся к нему.

Он был учителем английского, недавно прибывшим из средней школы в Голливуде, тридцати семи лет, и уже успевший полюбиться ученикам, особенно девчонкам. Его ослепительная невеста была на двенадцать лет моложе его и недавно считалась самой популярной девушкой в Лос-Анджелесе. Он познакомился с ней, будучи клиентом, навещал в течение многих месяцев и в конце концов влюбился.

Бредовая мысль жениться пришла Дэвиду в голову после того, как ему предложили место преподавателя в частной средней школе Восточного побережья. Такую превосходную возможность нельзя было упускать, но то обстоятельство, что в случае переезда придется бросить Хоуп, его не обрадовало. Лучшим решением казалось взять ее с собой в качестве жены.

— Ты умеешь считать деньги? — спросил Дэвид, ибо их новая жизнь вместе будет совсем не похожа на прежнюю.

— Ах, Дэвид, какой ты забавный. Ты же знаешь, что деньги у меня никогда не задерживаются.

— Тогда, может, тебе стоит подумать о какой-нибудь работенке, — сказал Дэвид, заметив в витрине магазина элегантного дамского белья вывеску со словом «Требуется».

— Дорогой, я тоже так подумала, но вот та вакансия выглядит более интересной, — ответила Хоуп, глядя на фасад книжного магазина «Маргерит Александра», в витрине которого также была вывеска со словом «Требуются» рядом с небольшим голубым неоновым приглашением на «капучино» и пироги к чаю.

— Книжный магазин? А как же рекомендации?

— О! Уверена, они мне не понадобятся.

— Почему ты так считаешь?

— Я в них никогда не нуждалась.

— Ты хочешь сказать, что тебя принимают на работу лишь благодаря внешности?

— К чему удивляться? Не я же придумала правила, — беззаботно ответила она.

— С сегодняшнего дня тебе лучше отбросить эти замашки Западного побережья, — предупредил он. — Мы находимся в Новой Англии, а здесь богинь терпеть не могут.

— Я тоже так подумала, когда заметила позорный столб на городской площади, — беззаботно отмахнулась она от предостережения.

Они припарковались и поспешили к трехэтажному викторианскому дому, в котором располагался книжный магазин. Горевшие в камине поленья согревали бар, где подавали кофе. К нему и направилась одетая в твидовое пальто красавица. Пока Дэвид приводил себя в порядок, Хоуп заказала бутерброды и теперь наблюдала, как их готовит эффектный молодой человек лет тридцати, к которому она тут же почувствовала влечение. Когда она передала ему деньги, он улыбнулся и с восторгом посмотрел на ее натуральные светлые волосы длиной не меньше двух футов.

— Мне нравится ваш магазин, — пробормотала Хоуп.

— Спасибо.

Ей также нравились его черные, как смоль, волосы и чистая белая кожа.

— Мы с мужем впервые в этом городе.

— Правда?

Она с наслаждением прислушивалась к его медоточивому голосу.

— Он будет преподавать в школе Браемара.

— Как замечательно! Вы тоже преподавательница?

Хоуп фыркнула:

— Нет, в действительности я собиралась узнать, можно ли устроиться к вам продавщицей. — И она кивнула на объявление.

— Вы хотите здесь работать? — Молодой человек, похоже, крайне удивился.

— Я люблю книжные магазины и всегда хотела стать библиотекарем. Я мечтаю об этом с детства, — призналась она.

— Правда? — поинтересовался Слоун, не веря своим ушам.

— Мне нужна работа, чтобы иметь деньги на карманные расходы.

— Вы точно определили зарплату этого места, — сказал он.

— Можно мне заполнить формуляр заявления?

— Вы действительно хотите здесь работать?

— У меня есть очень красивый вишневый фартук, в котором я смогу подавать «капучино». — Она лукаво прищурилась. — Да, и самые разные юбки и джемперы про запас.

— Когда вы сможете приступить?

Хоуп присоединилась к Дэвиду и, поставив на стол чашки с кофе, заявила:

— Я получила эту работу.

Дэвиду не пришлось долго удивляться, когда он пристально взглянул на сообразительного молодого человека за прилавком.

— Это мой новый босс, Слоун Тейлор. Разве он не приятный человек?

Услышав свое имя, Слоун подошел, пожал руку Дэвиду и представился. Он снабдил их полезной информацией, как найти гостиницу, где им предстояло провести эту ночь, и агента по аренде, который на следующий день сможет отвезти их к дому у Голубиной бухты.

Когда оба вышли из магазина, ветер по-прежнему завывал и шел снег. Дэвид молчал, пока они не сели в машину, затем спросил:

— Хоуп, ты заигрывала с мистером Тейлором?

— Нет, — запротестовала она, трепеща от возбуждения.

— Тогда как тебе так быстро удалось заполучить эту работу?

— Когда я сообщила, что являюсь женой нового школьного учителя, он понял — я создана для работы в книжном магазине.

— В этом есть хоть какая-то логика, — задумчиво пробормотал Дэвид.

— К тому же любому видно, что в бизнесе я полезна.

Дэвид неодобрительно покачал головой.

— Ты и вправду страшно самоуверенна.

Она покраснела, но решила не реагировать на критическое замечание. Вместо этого она начала мысленно распаковывать вещи и выбирать наряд для первого дня работы.

Когда спустя несколько минут оба стояли перед столом регистрации в гостинице «Боун энд федер», Хоуп вскрикнула:

17
{"b":"12218","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Марс и Венера: почему мы ссоримся?
Наяль Давье. Граф северо-запада
Безмолвный пациент
Мясные блюда
Аукцион невест
Бронеходчики. Сверкая блеском стали…
Когда утонет черепаха
Level Up 3. Испытание
Бродяга… С волками жить – по-волчьи выть!