ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дерзкая советница властелина
Бизнес без MBA
Русалочка (сборник)
Малыш Гури. Книга шестая. Часть первая. Виват, император…
Отель
4 НЕ
Как вырастить фею и воспитать волшебника. Развиваемся играючи
Балканский рубеж
Рекурсия

— Правда?

— Ну, я вспомнила, что вы с мисс Роуан входите в школьный комитет, и высказала предположение, что встречаетесь именно по этой причине.

— Хоуп, у меня нет слов.

— Это что-то новенькое.

— Как хорошо, что твоя маленькая головка столь сообразительна.

— Не стоит благодарности.

Выпив четвертый бокал вина, Дэвид почти боготворил свою жену и глубоко вздохнул. — Что?

— Как ты мила, — сказал он. нежно целуя ее за ухом. — Но мне грустно.

— Глупенький, почему тебе грустно?

— От такого проявления изощренности.

— Разве ты раньше не замечал, что я разумное существо?

— Не совсем. Это очень грустно, — задумчиво сказал Дэвид, рукой подпирая подбородок.

— Дорогой, что же тут печального?

— Что я больше никогда не смогу наказать тебя.

— Что! — воскликнула она.

— Это правда, — сокрушался он, погасив сигарету и вставая. — Ты больше не годишься для порки.

— Дэвид, что ты, черт подери, такое несешь? Она вышла за ним следом на улицу, оба сели в машину и в легком тумане отправились в недолгий путь к «Кружевному коттеджу».

— Все же ты повзрослела, — гнул он свое, ведя машину по извилистой, блестевшей, узкой прибрежной дороге.

— О, Дэвид, я никогда не стану такой взрослой, чтобы меня нельзя было подвергнуть телесному наказанию, — заверила она, сжимая ему руку, и ткнулась носом в его щеку.

— Сейчас ты права, — решительно сказал он, стукнув по рулю. — Только посмотри, как умно ты отреагировала на мое отвратительное признание. Ты вела себя как настоящий ангел.

— В самом же деле это было искреннее признание.

— Говори что хочешь, но мое мнение ты не изменишь, — сказал он, когда машина остановилась у «Кружевного коттеджа» и оба вошли в свое бунгало.

— Дэвид, ты пьян и не в состоянии обсуждать такую важную тему! — сердито сказала она. Вдруг Хоуп в голову пришла отрезвляющая мысль, и она пробормотала более спокойно: — Дэвид, ты же не собираешься воспользоваться этим случаем, чтобы переменить тему, а?

Дэвид улыбнулся и покачал головой: — Нет.

— Что ж, это уж кое-что.

— Мисс Роуан очень славна, — сказал Дэвид с плаксивой сентиментальностью, которая свойственна уже хорошо захмелевшему человеку. — Я первый, кто после отца отшлепал ее. Ты бы посмотрела, как она уважительно смотрит на меня.

— Но я тоже уважительно смотрю на тебя. Я всегда тебя уважала.

Дэвид вздохнул:

— Возможно, интеллектуально. Однако шлепать тебя всегда было трудно. С самого начала в «Башне» ты была опытна, учила меня, как пользоваться инструментом, оттачивала мою технику. Тогда я вряд ли мог чувствовать превосходство над тобой, ибо ты была таким своенравным ребенком. Но в последнее время ты стала ответственной!

— Какой вздор! Ты перебрал и несешь чушь. Хоуп открыла окно, чтобы впустить морской воздух и послушать прибой.

— В вине истина, — ответил он.

Хоуп переоделась в белый пеньюар и расчесывала свои светлые шелковистые волосы у туалетного столика, когда он вошел в спальню.

— Идем спать, дорогая. — Он похлопал по подушкам.

— Не хочется, — ответила она, кладя расческу на стол. — Я измоталась и чувствую себя подавленной, но я скорее позавтракаю сырым мясом, чем буду спать с тобой, изменник!

— Но почему? Потому что сегодня я уважаю тебя больше, чем прежде?

— Ты считаешь, что я не безупречна, поскольку много играла!

— Ты уж точно не безупречна.

— Но я ведь и не пресыщена. Мой животик все еще напрягается, когда настоящий мужчина кладет меня через колено. Тогда я становлюсь такой же нежной и покорной, что и мисс Роуан! Кстати, если тебе всегда было так трудно шлепать меня в «Башне», почему ты платил за то, чтобы встретиться со мной двадцать четыре раза подряд?

— Любовь.

— Понятно. Благодаря любви ты мог подвергнуть меня такому ужасному испытанию, как порка.

— Хоуп, ты идеальная партнерша для игры, но совершенно понятно, что ты никогда не казалась столь покорной, как девушка, которую никогда не подчиняли.

— Пошел к черту. Я тебя страшно ненавижу и завтра утром первым делом соберу вещи.

— Хоуп, ложись в постель.

— Заставь меня, — крикнула она, швыряя ему в голову расческой. Он ловко увернулся от этого снаряда, пересек комнату и хотел взять ее на руки.

— Не пытайся целовать меня, изменник!

Она оттолкнула его и влепила ему звучную оплеуху.

— Ах ты, невоспитанная девчонка!

Он схватил ее за плечи и стал трясти. Она рассмеялась, вспомнив, что он не любит, когда его бьют по лицу. Последний раз, когда Хоуп влепила ему оплеуху, ее удостоили шести самых лучших шлепков и трахнули сзади.

— Ну? — произнесла она и снова ударила его еще сильнее. Не успела она опомниться, как он потащил ее к постели, положил через колени и начал шлепать.

— Спасибо за то, что разбудила меня, — сказал он, крепко шлепая ее. — Я на мгновение забыл, какой несносной ты можешь быть!

Снова и снова его рука тяжело опускалась на ее задницу.

— Ай! — время от времени вскрикивала она, пока безжалостно опускалась рука Дэвида. Хоуп не могла припомнить, чтобы она оттачивала технику Дэвида, но от его серьезного поведения ее бросало в дрожь целый год после того, как он впервые положил ее через колено. — Ай! Ай! — выдохнула она, когда он время от времени давал ей передышку, потирая красивые овальные ягодицы.

Потом Дэвид задрал пеньюар и обнажил ее розовую попочку.

— Я не позволю нераскаявшемуся изменнику шлепать себя по голой заднице! — запротестовала Хоуп, извиваясь.

— Я не совершил измены!

— Ты влюбился, а это еще хуже!

— Глупости.

— В самом деле она охладила твою любовь ко мне!

— Ничего подобного.

Последовали еще несколько более сильных шлепков. Она тяжело дышала и извивалась.

— Отпусти меня!

— Не отпущу.

— Ты говорил, что не будешь шлепать меня.

— По-видимому, я передумал.

От его руки белая кожа уже окрасилась в вишневые тона. Каждый новый шлепок лишь усиливал цвет.

— Ой! Мне очень больно. Говорю тебе, прекрати, Дэвид. Больно!

— Проси прощение за оплеуху. — Нет!

— Ладно, сможешь сделать это, пока я трахну тебя и так, и с искусственным пенисом.

Дэвид бесцеремонно снял ее с колен.

— Нет! — снова запротестовала она, правда, не так энергично. Он рылся в бельевом ящике, ища тайник Хоуп с игрушками для секса. — Сейчас не время для изощренного разврата, — возражала она, пряча лицо в подушках, в то же время нарочно располагая свое тело в наиболее доступной позе.

— Как раз наоборот. Тебе этого не хватает, — уверял он, подбирая искусственный пенис для ее задницы.

Прижавшись к передней спинке кровати, Дэвид заставил Хоуп сесть на его колени лицом к себе и ввел большой, пульсирующий член в ее влагалище до упора. Завершив эту операцию, он приподнял ее задницу и продолжал шлепать, пока она не прижалась к нему. Он ввел искусственный член в анальное отверстие, придерживал его одной рукой и продолжал шлепать ее другой.

— Нет! — вскрикивала она при каждой стадии этого унизительного упражнения, но все слабее, прижимая свое лицо к его плечу.

— Проси прощения, — твердил он, глубоко проникая в нее и естественным, и искусственным членами.

— Прости, — уступила она и испытала оргазм, который на сей раз не стал для нее неожиданностью. Дэвид продлил содрогания Хоуп, покусывая в плечи и шею и бормоча ласковые слова и хваля ее.

Немного спустя, когда оба лежали, вслушиваясь в прибой, Хоуп прижалась к нему.

— Значит, мы найдем мисс Роуан дружка, да? — спросила она, прижав руку мужа к своим губам.

— Я предоставлю это тебе, — беззаботно согласился он, вдыхая запах ее волос.

— Ты уже второй раз страшно напугал меня, — сказала она, не догадываясь, что он уже заснул.

Часов в шесть дождливым понедельником Лупе Фримен без стука вошла в кабинет Дэвида. Он оторвал взгляд от ведомости с оценками.

— Вот биографические данные авторов, которые вы меня просили найти, — сказала она, бросила дискету ему на стол, вытащила из его пачки сигарету и прикурила от спички. Удивленный, но не показавший этого Дэвид ждал, что она скажет. Лупе села у окна и уставилась на затягивавшееся облаками небо. — Я рассказала Хоуп про вас и эту толстушку, но она мне не поверила.

26
{"b":"12218","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Конкурс попаданок, или Кто на новенькую
Муза ночных кошмаров
Трехтысячелетняя загадка. Тайная история еврейства
Hygge. Секрет датского счастья
Аутодафе
Сорви с меня маску
Место под названием «Свобода»
Кинцуги. Японское искусство превращать неудачи в победы
Хищник цвета ночи