ЛитМир - Электронная Библиотека

Сюзен назвала одну из башенок клуба, в котором Хоуп проработала год. Сюзен там однажды играла пару дней, именно тогда она встретилась с Хоуп.

— Садо-мазо мир действительно тесен, — дивилась Хоуп.

— Несмотря на это, их семейная жизнь продолжалась недолго, — сказала Лора. — Дамарис сейчас живет с моим бывшим супругом. А Майкл стал свободным.

— А ты не свободна, — напомнила Сюзен Хоуп.

— Наверно, Майкл вряд ли платит за сеансы, — лениво, как бы мимоходом сказала Хоуп. — Девид разрешает мне участвовать в сеансах.

— Только попробуй заставить Майкла платить за сеансы! — Сюзен эта мысль показалась уморительной.

— Не смейся! Не один красивый мужчина платил мне за честь властвовать надо мной, — высокомерно ответила Хоуп.

— Думаю, это великолепная мысль, — одобрила Лора.

— Итак, вы обе когда-нибудь играли с ним? — робко спросила Хоуп.

— Я играла с ним два раза, — призналась Лора.

— Однажды я провела с ним целую ночь, — сказала Сюзен с нескрываемой гордостью.

— По выражению ваших лиц могу сказать, что вам обеим это страшно не понравилось, — прокомментировала Хоуп.

— Мы влюблены в Майкла уж два года.

— Так почему жена сбежала от него?

— Она обнаружила, что он обманывает ее с Маргерит, — ответила Лора. — Видимо, она посчитала это оскорбление непростительным. Для Дамарис этот повод оказался достаточным для развода.

— Так почему же Маргерит не ухватилась за него, как только он освободился? — недоумевала Хоуп.

Маргерит сама ответила на вопрос Хоуп, как только обе впервые встретились в магазине.

— Я надеялась, что он сделает мне предложение. Но он ничего такого не сделал. — Она вздохнула. — И тут вдруг у него, похоже, появилась новая девушка. Поэтому я в конце концов разочаровалась в нем.

— О? Так у него есть девушка? — Сердце Хоуп больно сжалось.

— Она уехала их городка на зиму.

Плечи Хоуп расслабились, и она тихо спросила:

— Значит, вы разочаровались в Майкле и вышли замуж за Бренвелла?

— Именно так и случилось, — ответила Маргерит.

Хоуп бросила еще одно полено в камин. Был очередной дождливый, ветреный день, и пришлось затопить камин.

— Расскажите мне еще о Майкле.

— Откуда ты знаешь его?

— Он каждое утро заходит сюда позавтракать.

— Правда? С одной стороны бара ты, с другой — он? — как бы невзначай спросила Маргерит.

— Он всегда выпивает два двойных «капучино» и съедает две булочки со сливочным сыром и помидорами.

— Как долго это продолжается?

— Одиннадцать дней подряд.

Маргерит покраснела, и ее сердце забилось чаще.

— Похоже, мальчик влюбился.

— Такой соблазн не запретишь, — заметила Хоуп.

— Один милый мужчина как-то заметил, что единственный способ избавиться от соблазна — это поддаться ему, — рассудительно согласилась Маргерит.

Теперь Хоуп получила разрешение всех, кроме мужа, заигрывать с чрезвычайно привлекательным бывшим детективом, стрелы голубых глаз которого пронзили ее сердце. Следующим утром, не успел Майкл усесться на облюбованный табурет, как он почувствоват перемену. Хоуп была в прямой юбке, блузе с открытым воротом и с закатанными рукавами, туфлях на высоком каблуке, волосы были завязаны конским хвостиком, губы и ногти накрашены в темно-красный цвет. Аппетитную талию обхватывал широкий кожаный ремень, отчего та выглядела еще соблазнительнее. А в ее глазах плясали озорные огоньки.

Майкл улыбнулся, когда она поставила перед ним «капучино» и начала готовить его заказ. Она обворожительно улыбнулась в ответ, как скверная девушка с обложки дешевого романа.

— Как мне жаль, что вы замужем, — проворчал он, когда она положила серебряный нож и вилку на его белую салфетку.

— А что? Что бы вы тогда сделали?

— Ухаживал бы за вами.

— Кое-кто высоко ценит ваше мастерское ухаживание.

— Правда? Разговаривали с местным народом о вашем покорном слуге?

— Только с несколькими друзьями, которые давали вам самые высокие похвалы.

Хоуп украсила тарелку Майкла колечками только что нарезанного огурца и листьями салата.

— Похвалы?

— Как игроку, — пояснила Хоуп.

— Игроку? — Майкл не был уверен, верно ли он расслышал.

— Отличному властному игроку, — пояснила Хоуп тихо доверительным тоном.

— Вы играете на Сцене? Звучит так хорошо, что не верится.

— Я думала, что вы детектив. Вы заигрываете со мной одиннадцать дней и не потрудились навести справки обо мне?

— Вы правы, это на меня не похоже, — согласился Майкл.

— Мой муж все еще разрешает мне участвовать в сеансах, — услужливо сказала Хоуп.

— В сеансах? Вы?

— Вот именно. Дэвид впервые встретил меня в «Башне» в Голливуде.

— Вы шутите. Я там бывал.

— Да, я слышала, что вы от души выпороли жену в Бишопе. Мне это кажется ужасно романтично.

Майкл подпирал подбородок рукой и смотрел на нее во все глаза.

— Вы умеете находить подходящие слова. — Он похвалил Хоуп, прежде чем заняться красочной тарелкой, которую она с улыбкой поставила перед ним. — Хоуп, дорогая, с моего сердца свалился тяжелый камень, — признался Майкл, разрезая сэндвич на четыре части.

— Правда?

— Меня беспокоил муж. Только по этой причине я не осмелился ухаживать за вами. Но ваши слова меняют все.

— Представьте, как я взволновалась, когда мне сказали, что порка — ваш конек. Я не переставала думать о том, чтобы сыграть с вами роль покорной, — искренне призналась Хоуп.

— Я с огромным удовольствием провел бы с вами сеанс.

— Вы не шутите?

— Если будет весело, мы сможем устраивать такие сеансы регулярно, — предложил Майкл.

— Послушать вас, так это все так просто.

— Приходите ко мне домой, когда у вас будет выходной.

— Это будет завтра.

— Приходите.

— Запишите мне ваш адрес. — Хоуп передала ему визитную карточку и ручку.

— Вы придете?

— Запишите номер вашего телефона.

— Приходите в три.

— Хорошо.

— Гроза волнует меня, — сказала Хоуп на следующий день, свернувшись в кресле у окна в гостиной Майкла Флегга, глядя, как стремительные потоки дождя омывают стекло. — А ты выглядишь так, будто тебя нарисовал Том из Финляндии, царство ему небесное. — Хоуп воздала должное изящному атлетическому и чрезвычайно мужественному телу Майкла в черный джинсах «Левайс», черной вязаной рубашке, подчеркивающих скульптурное великолепие его рук и туловища.

В противоположность ему Хоуп, в юбке из ткани «в елочку», охваченная в поясе коротким и толстым черным ремнем, в белой блузке с открытым воротником, с закатанными до локтей рукавами, казалась вылитой кроткой Гвендолин. Майкл никак не мог оторвать глаз от гибкой гостьи в прозрачных черных чулках и туфлях-лодочках.

— Поверить не могу, что этот ремень делает с твоей талией, — нежно пробормотал он.

— Мне хочется почувствовать твои руки на ней, — призналась Хоуп.

— А я как раз собирайся этим заняться, — сказал он, поднимая ее с кресла и перенося к диванчику напротив камина. Он уселся, положив Хоуп себе на колени, и начал целовать так, как ему хотелось с первого дня их встречи.

Поцелуй длился минут десять, и Хоуп показалось, что Венера станет их путеводной звездой.

— Давай порвем с условностями, — опрометчиво сказала Хоуп, облекая свои мысли в слова.

— Что ты хочешь сказать?

Рука Майкла уже проникла под ее легкие нижние юбки и уже поверх чулок ласкала шелковистую плоть внутренней части бедер. Хоуп могла только стонать, пока его ловкие пальцы ласкали ее через трусики.

— Хоуп? Ты что-то собиралась сказать.

Хоуп не ответила и позволила ему целовать свою шею и за надушенными ушами, от чего ей стало щекотно, и она заерзала на его коленях. Вскоре его пальцы проникли в ее трусики, а язык в ее рот.

— Я уже совсем готова, — пробормотала она.

— Готова?

— Я свободна телом и душой. Поэтому не вижу причины, почему бы тебе не взять меня прямо сейчас!

— Взять тебя? Во время сеанса? Я думал, что хорошо воспитанные девочки такого не позволяют.

39
{"b":"12218","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ну ма-а-ам!
Клетка
Мужчины, женщины и отношения. Как достигнуть мира и гармонии с противоположным полом
Фамильяр
Притворись моей женой
Метро 2033: Парад-алле
Швейцарская кухня. Не только рецепты
Пять языков любви. Как выразить любовь вашему спутнику
Любовь дракона