ЛитМир - Электронная Библиотека

Если бы Тина посвятила ее вдело, казавшееся им настолько важным, что заставило прервать налаженный образ жизни и снова взяться за старое, Лили, возможно, помогла бы друзьям избежать провала или… погибла бы с ними вместе.

Однако ни Тина, ни Аверилл ни словом не обмолвились о своих планах, хотя меньше чем за неделю до гибели ужинали вместе с Лили. Ей предстояло на несколько дней уехать из города на задание, но она сообщила, когда примерно должна вернуться. Может быть, уже тогда они получили этот заказ? Или работа свалилась на них неожиданно и не терпела отлагательств? Вообще-то, Аверилл с Тиной так не работали. Лили тоже. А уж все, что касалось лаборатории Нерви, тем более требовало детальной проработки и тщательной подготовки.

Уже много раз во время долгих бессонных ночей после их гибели Лили перебирала все возможные варианты. Иногда перед ее мысленным взором вставало счастливое личико Зии, и тогда Лили горько и безутешно плакала, сама пугаясь своей реакции. Горе побуждало ее немедленно нанести ответный удар, отсечь змее голову. И она, три месяца кряду думая только об этом, исполнила задуманное. А теперь дошла очередь и до остального.

Прежде всего, нужно выяснить, кто нанял Аверилла и Тину. Если это частный заказ, то человек, располагающий такими большими средствами… Хотя, возможно, было нечто поважнее денег… Не получили ли они доказательства чего-то ужасного, в чем был замешан Сальваторе? А он мог быть замешан в чем угодно. Не было такой мерзости или низости, от которой он отказался бы, не польстившись на прибыль.

Но друзья в душе всегда оставались идеалистами, и Лили допускала, что они, уловив сигнал тревоги, могли перейти к Действию, хотя за свою карьеру повидали столько, что удивить их было трудно. Так что же все-таки произошло?

Зия. Возможно, что-то угрожало ей. Ради девочки они безоружными вступили бы в схватку с тиграми. Только это может объяснить поспешность и мотивы их действий.

Лили резко села на кровати, часто моргая. Ну конечно! Как же она раньше не сообразила? Если не деньги, то что могло вынудить их взяться за дело? Что было для них так важно? Их семья, их любовь, сама Лили… но прежде всего Зия.

У Лили не было никаких доказательств. Но они ей и не требовались. Она знала своих друзей, знала, как обожали они свою дочь и что было для них в жизни главным. Интуиция подсказывала ей, что она права.

Теперь Лили понимала, в каком направлении ей искать. И прежде всего стоило обратить внимание на лаборатории Нерви, которые занимались разнообразными исследованиями: медицинскими, биологическими, химическими. Если Аверилл с Тиной посчитали необходимым срочно вмешаться, значит, дело было связано с серьезной опасностью. Они потерпели провал, но Лили не припоминала, чтобы после их гибели что-то случилось! Никаких катастроф, ничего, кроме ставших уже привычными терактов, для которых причина, кажется, новее не нужна.

А может, и не было никакого провала? Может, Аверилл и Тина выполнили свою миссию, но были уничтожены по приказу Сальваторе в назидание всем, кто вздумает перейти дорогу Нерви.

Наиболее вероятным объектом их внимания Лилии представлялась одна из лабораторий Сальваторе, которые были разбросаны по всей Европе. Однако нельзя исключать и того, что все они не имели никакого отношения к делу. И все же следовало изучить старые газеты, посмотреть, не упоминалось ли там о каких-либо эксцессах во владениях Нерви в течение недели после того, как Лили в последний раз видела своих друзей живыми, и до момента их гибели. Сальваторе имел достаточно влияния, чтобы свести внимание средств массовой информации к собственной персоне до минимума, или даже вообще заткнуть им рот. Однако что-нибудь пусть даже какой-то намек, все же могло просочиться. Последние дни перед гибелью друзья были дома. Лили расспрашивала соседей, и те подтвердили, что Аверилл и Тина никуда не уезжали, Зия, как обычно, ходила в школу. Следовательно, все произошло где-то неподалеку.

Завтра она отправится в интернет-кафе и займется поисками. Можно было бы это сделать и сейчас, но Лили понимала, что после такого тяжелого дня ей нужен отдых. А здесь она чувствовала себя в относительной безопасности, на время могла забыть даже об управлении.

Клаудии Вебер никому не известна, и она не привлекает к себе внимания. Еще в аэропорту, зная, что ей долгое время предстоит провести в парикмахерской, Лили предусмотрительно купила кофе и запаслась едой на вечер. Так что сегодня ей не о чем беспокоиться. В магазин придется выйти завтра, и сделать это лучше пораньше, пока не разобрали свежие продукты. А уже потом она пойдет в интернет-кафе и примется за работу.

Все-таки Интернет — великая вещь, думал Родриго. Имея связи (а он их имел), можно получить доступ к любой информации.

Прежде всего люди Родриго составили список всех предприимчивых химиков, готовых за деньги пойти на преступление и синтезировать такой смертельный яд. Последнее требование сократило список с нескольких сотен до девяти человек — цифры, с которой уже можно было работать.

Дальнейшая задача состояла в том, чтобы получить сведения о финансовом положении этих людей. Кто-то должен был получить крупную сумму. Вероятно, разыскиваемому хватило ума воспользоваться номерным счетом. В любом случае это можно отследить.

Как выяснилось, не так давно денежные средства поступили к доктору Вальтеру Спиру, немцу по национальности, проживающему в Амстердаме. Доктор Спир был уволен из уважаемой компании в Берлине, затем еще из одной в Гамбурге, после чего обосновался в Амстердаме, однако особенно преуспеть ему там не удалось. И тем не менее доктор Спир недавно приобрел серебристый «порше», причем заплатил за него всю сумму сразу. Выяснить, в каком банке доктор Спир держал деньги, было элементарно. Проникнуть в компьютерную базу данных этого банка специалистам Родриго тоже не составило труда. Чуть больше месяца назад доктор Спир поместил в банк миллион американских долларов. Выгодный обменный курс сделал его счастливым человеком.

Американские деньги. Неужели убийство отца заказали американцы? Ерунда какая-то. У них с американцами слишком ценный контракт, чтобы мешать делу. Сальваторе следил за его выполнением. Хотя Родриго не всегда одобрял заключаемые отцом сделки с американцами, все благополучно работало не один год, и за это время не случилось абсолютно ничего такого, что могло бы поколебать статус-кво.

Дениз — или как там ее? — сегодня удалось благополучно исчезнуть, но у Родриго появилась ниточка, потянув за которую он узнает, кто она на самом деле и на кого работает.

Родриго был не из тех, кто даром теряет время. Тем же вечером он на своем личном самолете вылетел в Амстердам. Найти дом, где жил доктор Спир, равно как и взломать замок его квартиры, было плевым делом. Не зажигая света, в темноте, Родриго ждал его возвращения.

Когда дверь отворилась, Родриго тотчас уловил резкий запах спиртного, и доктор Спир, спотыкаясь, повернулся, чтобы включить свет.

Не прошло и секунды, как Родриго ударил его сзади, швырнув о стену, чтобы оглушить, затем шнырнул на пол и, усевшись на него верхом, нанес два коротких удара в лицо. Внезапная атака обезоруживает неподготовленных людей, ввергая в состояние шока. Беспомощность доктора Спира усугублялась опьянением, и никакого более или менее существенного сопротивления он оказать не мог. Родриго был гораздо выше его, сильнее и умел драться.

Он рывком усадил доктора и сильно ударил его голов о стену, затем сгреб за шиворот и притянул ближе к себе, чтобы получше рассмотреть. Увиденное ему понравилось.

На физиономии доктора Спира уже вздулись большие красные шишки, а изо рта и носа струилась кровь.

Разбившиеся очки повисли на одном ухе, а в глазах читалось полное непонимание происходящего.

Доктор Спир выглядел на сорок с небольшим. Копна густых каштановых волос и коренастая фигура придавали ему сходство с медведем. До того как Родриго поработал над внешностью доктора, его лицо ничем особым, похоже, не выделялось.

16
{"b":"12219","o":1}