ЛитМир - Электронная Библиотека

А пока неплохо бы взглянуть на эту лабораторию Нерви и выяснить, как она охраняется снаружи. Кто знает, когда придется проникнуть внутрь?

После нездоровой и чрезвычайно сытной еды Лили села в поезд и отправилась в пригород, где раньше жили Аверилл и Тина. Когда она добралась до места, дождь прекратился совсем и бледное солнце отчаянно пыталось пробиться сквозь хмурые серые тучи. Потеплеть не потеплело, но хотя бы дождь перестал нагонять тоску. Лили вспомнила внезапно начавшийся непродолжительный снегопад в ночь смерти Сальваторе и задумалась, увидят ли еще парижане этой зимой снег. Снег в Париже — явление редкое. Как же Зия любила снег! Почти каждую зиму они, трое взрослых, любивших ее больше всего на свете, возили девочку в Альпы. Сама Лили никогда не каталась на лыжах: боялась травм, которые могли бы на несколько месяцев вывести ее из строя, — но Жубраны в последнее время стали заядлыми спортсменами.

Воспоминания сменяли друг друга словно почтовые открытки: вот Зии три года — пухленькая, в ярко-красном комбинезончике, она лепит снеговика, низкорослого и невероятно кривобокого. Это ее первая поездка в Альпы. А вот Зия ищет пасхальные яйца, призывая взрослых: «Посмотрите на меня!» Вот Тина с головой ныряет в снег и со смехом вылезает из сугроба, сама похожая на снеговика. А вот они втроем, уложив Зию спать, сидят с бокалами у камина, в котором потрескивают дрова. Вот у Зии выпал первый зуб… здесь она идет в школу… ее первое хореографическое выступление… Зия из ребенка превращается в подростка… ее первые месячные, наступившие в прошлом году… вот уже Зия крутится у зеркала, укладывая волосы и подводя глаза.

Лили на ми г зажмурилась, дрожа от боли и ярости. Ощущение полного одиночества и безысходного отчаяния, как это уже не раз случалось с тех пор, как она узнала об их смерти, захлестнуло ее. Оставшись одна, она продолжала видеть солнце, но перестала чувствовать его тепло. Убийство Сальваторе принесло ей облегчение, но, чтобы вернуть ей солнечное тепло, этого было мало.

Лили остановилась перед домом друзей. Теперь там жили другие люди. Интересно, спрашивала она себя, знают ли они, какая трагедия разыгралась здесь всего несколько месяцев назад? Присутствие в доме чужих людей она ощущала как его осквернение. Была б ее воля, все в доме сталось бы как при жизни ее друзей — все вещи на своих местах.

Узнав по возвращении в Париж о том, что произошло, Лили забрала некоторые фотографии, кое-какие игры и книги Зии, несколько ее детских игрушек, альбом с фотографиями, начатый самой Лили и любовно продолженный Тиной. Вокруг дома, конечно, было выставлено ограждение, дверь была заперта, но это не могло остановить Лили. Во-первых, у нее был собственный ключ, а во-вторых, если бы это понадобилось, она сорвала бы и крышу, чтобы попасть внутрь. А куда делись остальные вещи? Что стало с их одеждой, драгоценностями, лыжным снаряжением? Две недели после гибели друзей Лили была занята тем, что выясняла, кто их убил, и строила планы отмщения. Когда она вернулась, дом был уже пуст.

У Аверилла и Тины, кроме дальних родственников, никого не было. Возможно, получив известие об их смерти, те приехали и забрали вещи. Лили надеялась, что это так. И все же то, что в дом зашли какие-то люди и стали упаковывать вещи в коробки для вывоза, казалось ей кощунством.

Лили снова стала расспрашивать соседей, не помнят ли они кого-то, кто приезжал к Жубранам примерно за неделю до их убийства. Она уже и прежде говорила с ними, но тогда еще не знала точно, что ей следовало выяснить в первую очередь. Соседи, разумеется, были с ней знакомы. Лили, приезжая сюда постоянно на протяжении многих лет, здоровалась с ними, останавливалась перекинуться словечком. Тина была очень общительным человеком, Аверилл держался более сдержанно, для Зии же понятия «посторонний человек» вообще не существовало. Она была дружна со всеми соседями.

Но только один человек из всех мог бы рассказать Лили хоть что-то путное. Это была мадам Бонне, жившая через два дома от ее друзей. Сварливой старушке было около восьмидесяти пяти. Она любила вязать, сидя перед окном, выходящим на улицу, а поскольку вязала она постоянно, то и замечала почти все, что происходило вокруг.

— Но ведь я уже все рассказала полиции, — раздраженно ответила она, когда, открыв Л или дверь, услышала ее вопрос. — Нет, в тот вечер, когда произошло убийство, я никого не видела. Я стара, плохо вижу, плохо слышу, а по вечерам к тому же задергиваю шторы. Что я могла заметить?

— А за день до этого? А в течение недели?

— И об этом я тоже сообщила полиции. — Женщина недобро взглянула на Лили.

— Но полиция ничего не сделала.

— Да что они вообще могут! Чего от них ждать! Все они одним миром мазаны! — Выразительным взмахом руки женщина показала свое отношение к армии государственных служащих, которые изо дня в день старались как могли.

— Вы видели, как к ним кто-то приезжал? — терпеливо повторила свой вопрос Лили.

— Разве что тот молодой человек. Очень красивый, прямо кинозвезда. Он как-то раз приехал и пробыл у них несколько часов. Никогда раньше я его не видела.

Сердце Лили учащенно забилось.

— Вы можете описать его? Прошу вас, мадам Бонне.

Пожилая дама снова смерила Лили сердитым взглядом, не переставая бормотать «некомпетентные идиоты», «бездарные дураки» и еще что-то в этом роде, а потом вдруг рявкнула:

— Я же сказала, красивый! Высокий, стройный, темноволосый. Очень хорошо одет. Приехал на такси, на такси и уехал. Это все.

— Можете предположить, какого он был возраста?

— Молодого! Для меня все, кому нет пятидесяти, молодые! И не докучайте мне больше своими дурацкими вопросами. — С этими словами женщина подалась назад и с силой захлопнула дверь.

Лили глубоко вдохнула. Молодой красивый темноволосый человек. И хорошо одет. Под это описание подходили тысячи мужчин Парижа. Молодых красавцев здесь пруд пруди. Но это начало, лишь один фрагмент головоломки, который сам по себе абсолютно ничего не значит. У Лили не было списка подозреваемых, не было подборки фотографий, которые можно было бы предъявить мадам Бонне в надежде на то, что престарелая дама выберет одну и скажет: «Этот. Тот самый человек».

Но что это дает? Этот красивый молодой человек мог бытьпросто знакомым, заехавшим в гости. Для встречи с заказчиком Аверилл с Тиной скорее всего выбрали бы другое место.

Лили потерла лоб. Она не додумала мысль до конца и вообще не знала, как можно использовать полученную информацию. Для нее все еще оставалось непонятным, насколько важна для ее расследования причина, по которой они взялись за это дело, и что это было задело. Кроме того, у нее вообще отсутствовала уверенность, что дело существовало. Ей приходилось полагаться на собственную интуицию. Если она начнет сейчас сомневаться, то можно сразу признать свое поражение.

В глубокой задумчивости Лили повернула назад к железнодорожной станции.

Глава 10

Закон и правопорядок были для Жоржа Блана святы, однако это не мешало ему оставаться прагматиком, допускавшим, что порой человеку, оказавшемуся перед трудным выбором, приходится действовать с учетом создавшихся обстоятельств.

Сделавшись осведомителем клана Нерви, он стал ненавистен самому себе, но поставлял необходимуюинформацию, потому что обязан был думать о семье и старшем сыне, который учился в США, на первом курсе Университета Джонса Хопкинса. За обучение сына ему предстояло платить почти тридцать тысяч американских долларов ежегодно. Одно это уже способно было пустить по миру. Возможно, он все же выкрутился бы, но Сальваторе Нерви обратился именно к нему — а было это более десяти лет назад, — участливо намекнув, что еще одно, весьма щедрое, жалованье ему, Жоржу Блану, не помешает. А за это от него только и требуется, что время от времени делиться информацией и иногда оказывать кое-какие мелкие услуги. Когда Жорж вежливо отклонил предложение, Сальваторе, все так же улыбаясь, начал перечислять разнообразные несчастья, от описания которых в жилах стыла кровь и которые могли приключиться с семьей Блана: пожар, похищение детей или даже физические увечья. Сальваторе рассказал ему, как банда головорезов ворвалась в дом одной престарелой женщины и ослепила ее, плеснув в лицо кислотой, поведал, как испаряются в одночасье все сбережения; объяснил, как случаются автокатастрофы.

22
{"b":"12219","o":1}