ЛитМир - Электронная Библиотека

Этого Жоржу хватило с лихвой, он все понял. Сальваторе набросал картину бедствий, готовых обрушиться на него и его семью в случае отказа подчиняться требованиям. Жорж дал согласие, но на протяжении долгого времени пытался ограничить урон, причиняемый его тайным сотрудничеством с Нерви. Запугав Блана, Сальваторе мог бы получать информацию и бесплатно, но он открыл на имя Блана счет в швейцарском банке с ежегодными поступлениями, вдвое превышавшими его годовую зарплату. Тот был осторожен и делал все, чтобы окружающие не заподозрили его в нелегальных доходах, однако, как человек практичный, оплачивал образование сына из сбережений на швейцарском счете. За десять лет, считая проценты, там у него скопилась кругленькая сумма. Жорж не роскошествовал и допускал только необходимые траты, однако зная, что в итоге деньгами как-то придется распорядиться, пока не представлял себе, каким образом это сделает.

Долгие годы он имел дело в основном с Родриго Нерви, прямым наследником Сальваторе, ныне ставшим главой клана, хотя предпочел бы работать с самим Сальваторе. Родриго был более хладнокровным, чем отец, более хитрым и, по мнению Жоржа, более безжалостным. Преимуществом Сальваторе перед сыном была его опытность и прожитые годы, в течение которых он успел совершить все смертные грехи.

Жорж взглянул на часы: тринадцать ноль-ноль. В Вашингтоне сейчас семь утра — самое подходящее время для звонка на сотовый.

Не желая регистрировать звонок в Интерполе, Блан воспользовался своим личным аппаратом. Какое замечательное изобретение — сотовый телефон! Телефоны-автоматы можно сдавать в утиль. Абонента определить, конечно, можно, но подслушать разговор практически нельзя, да и пользоваться таким телефоном гораздо удобнее.

— Алло, — отозвался мужской голос после второго гудка. До Жоржа донеслись приглушенные звуки телевизора: передавали выпуск новостей.

— Я пришлю вам фотографию, — без предисловий сообщил Жорж. — Постарайтесь, пожалуйста, идентифицировать ее как можно скорее. — Ни Жорж, ни человек, к которому он обращался, ни разу не назвали друг друга по имени. Когда одному из них требовалась информация, тот звонил на личный телефон, стараясь свести к минимуму, контакты по официальным служебным линиям связи.

— Конечно.

— И будьте добры, отправьте соответствующую информацию по обычному каналу.

Разговор закончился. Оба отключились. Время общения тоже ограничивалось. Жорж ничего не знал о своем партнере в Вашингтоне, но не исключал, что сотрудничать с ним этого человека заставили те же обстоятельства, что и его — он боялся Нерви. В их отношениях не было и намека на симпатию. Их связывало дело, которое и тот и другой отлично знали.

— Мне нужен определенный ответ. Будет ли готова вакцина к началу следующей эпидемии гриппа? — спросил Родриго у доктора Джордано. Перед ним на письменном столе лежал пространный отчет, но его интересовала суть вопроса, а именно: готовы ли они поставить на поток производство вакцины в нужных объемах еще до того, как в ней возникнет необходимость.

Несколько всемирных организаций здравоохранения выделили доктору Джордано немалые средства на разработку надежной вакцины против птичьего гриппа. Над этой проблемой бились многие, но только в их лаборатории работал доктор Винченцо Джордано. Он серьезно увлекся вирусологией и оставил частную практику ради возможности заняться наукой вплотную и стать признанным специалистом в этой области. Коллеги считали его либо ученым выдающихся способностей, гением, либо человеком, которому просто повезло добиться выдающихся результатов в изучении этих невидимых тварей.

Получить вакцину против какого-либо штамма птичьего гриппа было непросто, поскольку зараженные птицы не выживали. Попытки вырастить вирус в птичьих яйцах тоже заканчивались провалом: вирус убивал и их. Разработчика метода получения эффективной, надежной вакцины против птичьего гриппа ждали огромные деньги.

Корпорации Нерви это сулило самую большую прибыль за всю историю ее деятельности, даже большую, чем торговля наркотиками. До сих пор не было зафиксировано ни одного случая мутации птичьего гриппа: он мог передаваться от зараженной птицы человеку, но не от человека к человеку. Человек, носитель вируса, умирал или выздоравливал, никого не заражая, и, таким образом, эпидемия среди людей пока исключалась. Однако американский центр контроля заболеваний и Всемирная организация здравоохранения были чрезвычайно обеспокоены некоторыми видоизменениями вируса. По прогнозам специалистов, следующая пандемия гриппа среди людей может быть инициирована ранее не знакомым человеку видоизмененным вирусом птичьего гриппа, против которого у него нет иммунитета. Ученые-медики со страхом ожидали очередной эпидемии и после каждой благополучно закончившейся с облегчением переводили дух. Пока беда обходила человечество стороной.

Но если только это произойдет, и вирус сможет передаваться от человека к человеку, компания, которая первой получит вакцину против этого заболевания, сможет запросить за нее любую цену.

Доктор Джордано вздохнул.

— Если все обойдется без осложнений, вакцина будет готова к концу следующего лета. Однако гарантировать, что осложнений не будет, нельзя.

Взрыв, прогремевший в лаборатории в августе, уничтожил результаты работы нескольких лет. Винченцо уже добился немалых успехов и продолжал кропотливо работать дальше. Однако взрыв уничтожил не только биологические материалы, но и массу информации. Компьютеры, файлы, распечатки — все погибло, и Винченцо вновь пришлось начинать с нуля.

Правда, на этот раз дело продвигалось быстрее: результаты повторных опытов были предсказуемы, и тем не менее Родриго беспокоился. В последней эпидемии не было ничего необычного, но что ожидает человечество в следующем году? Производство одной партии вакцины занимает около шести месяцев, ее достаточное количество должно быть готово к концу следующего лета. Если они не закончат дела к тому времени, когда птичий грипп, мутировав, сможет передаваться от человека к человеку, с денежками придется распрощаться: богатство уплывет у них из рук. Болезнь мгновенно распространится по миру, погибнут миллионы, но у тех, кто останется в живых, успеет выработаться иммунитет, и на этом данный вирус закончит свое короткое триумфальное шествие. В выигрыше останется та компания, которая к моменту мутации вируса будет иметь вакцину.

Остается надеяться, что им снова повезет и ничего не изменится до следующего сезона. Но Родриго не желал полагаться на авось. Катастрофа могла произойти в любой момент. Родриго бежал с вирусом наперегонки и во что бы то ни стало должен был прийти первым.

— Что касается осложнений — это ваши проблемы, — заметил Родриго. — Такая возможность выпадает раз в жизни. И мы ее не упустим, — продолжил он, решив пока не говорить, что, если Винченцо не в состоянии довести дело до конца, он, Родриго, подыщет другого, кто сможет это сделать. Да, Винченцо был старинным другом его отца, но Родриго не страдал излишней сентиментальностью. А основную работу Винченцо сделал: исследования подошли к тому этапу, когда их могли завершить другие.

— Может быть, и не раз в жизни, — возразил Винченцо. — То, что я сделал с этим вирусом, я могу и повторить.

— Но не в таких особых условиях. Этот период завершен. Если все пройдет гладко, никто и никогда ни о чем не узнает; более того, нас назовут спасителями человечества. Нужно ловить момент сейчас. Ваши исследования финансирует ВОЗ, и никто не удивится, что у нас есть вакцина. Но если мы слишком часто будем садиться в лужу, концы в воду не спрячешь, начнутся вопросы, отвечать на которые нам ни к чему. Пандемия не может повторяться каждый год и или же каждые пять лет. Такое невозможно без того, не вызвать подозрений.

— Все меняется, — возразил Винченцо. — В наше время население планеты живет в более тесном контакте с животными, чем когда-либо. — Но и ни одно заболевание не было изучено так досконально, как грипп. Тысячи раз каждый штамм этого вируса изучался с помощью тысячи микроскопов. Вы врач, сами знаете.

23
{"b":"12219","o":1}