ЛитМир - Электронная Библиотека

Лили, ошарашенная, рассмеялась. Вид у незнакомца в этот момент был наиглупейший.

Мужчина перестал шевелить бровями и подмигнул ей.

— Советую вам сесть. Держать меня под прицелом можно и сидя.

— Вы так водите машину, что, пожалуй, на полу безопаснее, — ответила Лили, однако на сиденье все же забралась, хотя пристегиваться не стала: для этого пришлось бы выпустить пистолет из рук. Она заметила, что водитель тоже не пристегнут.

— Нормально вожу. Ведь мы с вами живы, разве не так? Крови нет, ну… разве что чуть-чуть.

— Вы ранены? — резко спросила она.

— Нет, просто шею порезало осколком. Ерунда. — Мужчина провел рукой по шее, на его пальцах осталась кровь, впрочем, совсем немного. — Вот видите?

— Да. — По-кошачьи плавным движением Лили протянула левую руку, собираясь завладеть оружием, лежавшим возле его бедра.

Однако незнакомец, не сводя глаз с дороги, проворно схватил ее правой рукой за талию.

— Но-но! — осадил он ее тоном, из которого мигом исчезла всякая игривость. — Это мое.

Метаморфоза произошла с удивительной быстротой. От глуповатого добродушия не осталось и следа. Холодный и твердый взгляд подтверждал, что мужчина не шутит.

Но, как ни странно, это успокоило Лили: теперь она видела перед собой настоящего мужчину и начинала понимать, с кем имеет дело. Отодвинувшись от незнакомца как можно дальше, она вжалась в дверцу, но не потому, что испугалась. Лили хотела упредить его попытку выхватить у нее оружие. А может, она все же его и побаивалась. Лили не знала его, а все неизвестное могло грозить ей смертью. Страх — это хорошо, он не позволяет расхолаживаться.

Мужчина в ответ на ее реакцию закатил глаза.

— Послушайте, не нужно вести себя так, будто я псих или что-то в этом роде. Обещаю, вы выйдете из машины целой и невредимой, если только не застрелите меня. В этом случае я не могу вам ничего гарантировать, поскольку тогда мы во что-нибудь врежемся.

— Кто вы? — без выражения спросила Лили.

— Лукас Суэйн, к вашим услугам. Большинство зовет меня просто Суэйн. Имя Лукас почему-то не прижилось.

— Я не это имею в виду. На кого вы работаете?

— На себя. Рабочий день с девяти до пяти не по мне. Лет десять я проработал в Южной Америке, но потом ситуация там несколько изменилась не в лучшую сторону, и я решил немного попутешествовать по Европе.

У незнакомца и впрямь был темный загар, Лили это отметила. Из того, что ей пришлось увидеть, относительно этого человека она могла сделать два предположения: он либо искатель приключений, наемник, либо внештатный агент ЦРУ. Последнее по-прежнему казалось ей наиболее вероятным. Но тогда опять возникал вопрос: почему он вмешался? В этом не было никакой логики. Если, имея приказ убить ее, он не хотел оставить эту работу головорезам Родриго, то мог бы сделать это, как только она оказалась в его машине.

— В чем бы вы ни были замешаны, — сказал он, — ваш противник, судя по всему, превосходит вас по численности, и помощь вам не помешает. У меня есть время, опыт, и мне скучно. Так что там у вас стряслось?

Импульсивность не была свойственна Лили, во всяком случае, в том, что касалось работы. Она всегда действовала осмотрительно, заранее все тщательно планировала. Однако сейчас Лили знала, что проникнуть в лабораторный комплекс без посторонней помощи ей не удастся. А Лукас Суэйн, несмотря на его пугающе веселый нрав, показал себя умелым во многих вещах. Последние несколько месяцев Лили мучило одиночество, которое превратилось в неутихающую душевную боль, а этот мужчина почему-то располагал к себе. Было в нем что-то такое, от чего ее боль немного стихала.

Оставив его вопрос без ответа, Лили спросила:

— Вы хорошо разбираетесь в системах безопасности?

Глава 13

Он поджал губы, обдумывая вопрос.

— Знаю кое-что. Все зависит от того, какая система вас интересует. Правда, я не спец. Но среди моих знакомых есть настоящие знатоки, которые могут просветить меня в этом вопросе. — Мужчина помолчал. — Вы имеете в виду что-то противозаконное?

— Да.

— Прекрасно! С каждой минутой становится все веселее.

«Если ему станет еще веселее, придется его пристрелить, — решила про себя Лили, — а не то сама лишишься рассудка».

После очередного поворота мужчина огляделся по сторонам и озадаченно поинтересовался:

— Вы имеете хоть какое-то представление о том, где мы находимся?

Лили немного повернулась, приготовившись при этом отразить возможные попытки спутника выхватить у нее пистолет, и быстро осмотрелась вокруг.

— Да. На следующем светофоре поверните направо, потом, примерно через милю, налево. Я скажу, когда.

— И где мы окажемся?

— На вокзале. Там можете меня высадить.

— Да ладно вам! Мы же с вами отлично поладили. Не покидайте меня так скоро. Я-то надеялся, что вы примете меня в свою компанию.

— Не проверив вас? — недоверчиво спросила Лили.

— По-моему, это было бы глупо.

— Не думаю. — Пообщавшись десять минут с американцем на своем родном языке, Лили почувствовала облегчение, будто, скинув неудобную обувь, сунула ноги в домашние тапочки. — Где вы остановились? Я вам позвоню.

— В «Бристоле». — Мужчина свернул туда, куда указала ему Лили. — Номер семьсот двенадцать.

Лили вскинула брови.

— Ничего себе! Арендовали «ягуар», живете в одной из самых дорогих отелей Парижа. Должно быть, ваша основная работа щедро оплачивается.

— Да, мне всегда хорошо платят. И потом, надо же мне где-то ставить «ягуар». Вот черт! Теперь придется брать новую машину, тогда как эту я вернуть пока не могу: меня разорят, увидев, что с ней случилось.

Лили посмотрела на стекло с пробоиной, через которую в автомобиль задувал холодный ветер.

— Выбейте его окончательно, а в бюро проката скажите, что это какой-то придурок шарахнул по нему бейсбольной битой.

— Это сработает только в том случае, если никто записал мой номер.

— Как это можно было сделать, если вас мотало из стороны в сторону?

— Да, но зачем рисковать? Во Франции ты виноват всегда, когда не можешь доказать обратного. Так что спасибо за совет, но я постараюсь не попадаться в лапы жандармов.

— Вам решать, — безразлично ответила Лили. — Но будьте готовы к тому, что придется заплатить как за аренду двух автомобилей.

— Не изображайте сочувствие, а не то я решу, что вы ко мне неравнодушны.

Лили невольно улыбнулась в ответ. Его самоирония — неважно, была ли она наигранной или естественной — определенно ей импонировала. Он ей просто с неба свалился, и именно в тот момент, когда она лихорадочно соображала, что делать. Надо быть дурой, чтобы категорически отказать ему. Она проверит его, и если заметит хоть малейший намек на связь с ЦРУ или какую-то другую неблагонадежность, то просто не возобновит с ним контакта. По его поведению пока не было похоже, что у него задание ликвидировать ее, и Лили на этот счет уже не так беспокоилась. А каков он в деле, насколько надежен, ей еще предстояло выяснить. Однако сделать это было непросто. Источники информации в управлении, которыми Лили обычно пользовалась, теперь стали для нее недоступны, хотя парочка сомнительных личностей, через кого она могла навести справки, имелась.

Пока они добирались до вокзала, Лили пристально разглядывала своего спутника и с удивлением обнаружила, что он красив. До сих пор, разговаривая с ним, она попыталась понять, кто он такой на самом деле, и не обращала внимания на его внешность. Мужчина оказался довольно высоким — больше шести футов — и худощавым, с мускулистыми руками, на которых проступали выпуклые вены. Она обратила внимание на его длинные пальцы и коротко остриженные аккуратные ногти (кольца не было). Короткие каштановые волосы на висках серебрились сединой. Голубые глаза, гораздо более яркие, чем ее собственные, благородный нос с горбинкой, чуть тонковатые, красивой формы губы и волевой, с ямочкой подбородок — все в нем было чрезвычайно привлекательно. По прикидкам Лили, они почти ровесники. Если б не седые волосы, он выглядел бы совсем молодо, а так тянул лет на сорок — сорок с небольшим.

28
{"b":"12219","o":1}