ЛитМир - Электронная Библиотека

Сальваторе кивнул в знак одобрения, и официант торжественно, сознавая, что на него обращены взгляды присутствующих, наполнил бокал Сальваторе. Лили с замиранием сердца следила за тем, как тот повертел бокал в руке, вдохнул аромат и, наконец, сделал глоток.

— О! — воскликнул он, жмурясь от наслаждения. — Великолепно.

Официант с достоинством поклонился, словно в этом была его заслуга, а затем, поставив бутылку на стол, удалился.

— Вы непременно должны его попробовать, — обратился Сальваторе к Лили.

— Ерунда, — ответила она, потягивая кофе. — Лучше этого для меня ничего нет. — Она указала на свою чашку. — А вино… брр!

— Ручаюсь, это вино изменит ваше мнение.

— Мне и раньше это обещали. И ошибались.

— Один глоток, только один, чтобы ощутить вкус, — настаивал Сальваторе, и Лили впервые заметила в его глазах проблеск гнева. Он — Сальваторе Нерви, и он не привык, чтобы ему противоречили, тем более женщина, которую он удостоил своим вниманием.

— Я не люблю вино…

— Но ведь это вы не пробовали, — не отступал он, а затем взял бутылку и, наполнив другой бокал, протянул его Лили. — Если вы не оцените вкус этого вина, я никогда больше не стану уговаривать вас пробовать другое. Даю слово.

Конечно — его же нет — его не будет в живых. Как и ее, если она сделает хоть глоток.

Лили отрицательно покачала головой, и Сальваторе, взорвавшись, со стуком поставил бокал на стол.

— Вы во всем мне отказываете! — гневно сверкнул он на нее глазами. — И я никак не возьму в толк, чего ради вы вообще сидите здесь со мной. Может, мне стоит избавить вас от своего общества и на этом закончить наш вечер?

Для Лили это было пределом мечтаний — о чем еще она могла думать? Разве только о том, чтобы Сальваторе выпил этого вина побольше: она сомневалась, что одного глотка достаточно. Яд сверхтоксичен, и одна впрыснутая ею через пробку доза могла свалить нескольких мужчин комплекции Сальваторе. А если он вдруг в порыве гнева уйдет отсюда, что станете откупоренной бутылкой? Возьмет ли он ее с собой? Вино стоит так дорого, что его уж точно не выльют. Его выпьет либо другой клиент, либо сами официанты.

— Хорошо, — кивнула Лили, принимая бокал, а затем решительно поднесла его к губам, но едва намочила крепко сжатые губы. Проникает ли яд через кожу? Лили почти не сомневалась в этом. Доктор Спир велел ей, прежде чем впрыскивать яд, надеть латексные перчатки, и теперь Лили опасалась, что дело примет для нее совершенно неожиданный оборот, но поделать с этим ничего не могла. Бутылку нельзя было даже разбить об пол, потому что официанты, убирая осколки, соприкоснутся с отравленной жидкостью.

Лили не потрудилась скрыть дрожь, пробежавшую по ее телу при этой мысли. Она поспешно поставила бокал на стол, промокнула губы салфеткой и аккуратно сложила ее, чтобы случайно не дотронуться до влажного пятна.

— Ну как? — нетерпеливо поинтересовался Сальваторе, хотя дрожь Лили не укрылась от его внимания.

— Гнилой виноград, — ответила Лили и снова вздрогнула.

Сальваторе как громом пораженный в недоумении воззрился на нее.

— Гнилой?.. — Он отказывался верить, что вкус этого божественного напитка не оценили по достоинству.

— Да. Я чувствую вкус того, из чего оно сделано, а это, увы, гнилой виноград. Вы довольны? — В ее глазах тоже мелькнул гнев, который она и не сочла нужным скрывать. — Терпеть не могу, когда меня запугивают.

— Но я не…

— Да-да, запугивали. Грозили, что не будете больше со мной встречаться.

Сальваторе сделал еще один глоток, оттягивая время, чтобы обдумать ответ.

— Прошу прощения, — осторожно извинился он. — Я не привык, чтобы…

— Вам говорили «нет»? — закончила за него Лили, выразительно глядя на Сальваторе поверх чашки с кофе. Ускорит ли кофеин действие яда? Замедлят ли его действие сливки в кофе?

Лили с радостью пожертвовала бы собой, лишь бы иметь возможность продырявить ему лоб. Впрочем, какая разница? Ведь как она ни старалась, обезопасить ей себя не удалось, а смерть от яда ужасна.

Сальваторе пожал своими могучими плечами и с сожалением посмотрел на нее.

— Именно, — подтвердил он, пуская в ход все свое обаяние, о котором ходили легенды. Он умел очаровывать, когда хотел. Если бы Лили не знала, кто он такой, то скорее всего и она пленилась бы им. Если бы она не стояла над тремя могилами, в которых лежали двое ее близких друзей и их приемная дочь, то могла бы оценить ситуацию философски, рассматривая смерть в таком бизнесе как вполне естественный итог. Аверилл и Тина, как и она сама, знали, на что шли, ввязываясь в игру. Но тринадцатилетняя Зия была ни в чем не повинна. И Лили не в силах была ни забыть, ни простить ее смерть. Смотреть философски на это она не могла.

Три часа спустя неторопливая трапеза подошла к концу, а бутылка вина плескалась в желудке у Сальваторе. Они поднялись из-за стола, собираясь уходить. Время едва перевалило за полночь, и в ноябрьском ночном небе кружились снежинки, которые таяли, чуть коснувшись мокрой мостовой. Лили ощущала тошноту, но причиной этого недомогания скорее был не яд, до начала действия которого еще оставалось больше трех часов, а не отпускавшее ее нервное напряжение.

— По-моему, я что-то не то съела, — сказала Лили, когда они уселись в машину.

Сальваторе вздохнул.

— Чтобы не ехать ко мне, вам нет необходимости притворяться нездоровой.

— Я не притворяюсь, — огрызнулась Лили. Сальваторе уставился в окно на проплывавшие мимо огни Парижа. Хорошо, что он выпил все вино. Наверняка он уже махнул на нее рукой, посчитав встречи с ней пустой тратой времени; Лили почти не сомневалась в этом.

Она откинула голову на спинку сиденья и закрыла глаза. Нет, дело не в напряжении. Тошнота стремительно усиливалась. Лили почувствовала, как к горлу подкатывает комок, и попросила:

— Остановите машину, меня сейчас стошнит! Забавно: подобная угроза заставила водителя пренебречь всеми усвоенными им правилами, и он ударил по тормозам. Лили распахнула дверцу еще до того, как машина остановилась, высунулась наружу, и ее вырвало в сточную канаву. Она ощутила руку Сальваторе у себя на спине, другой он придерживал ее за локоть, правда, очень осторожно, избегая сильно наклоняться вперед, чтобы не выставляться наружу.

Когда желудок освободился и спазмы прекратились, Лили бессильно откинулась назад и вытерла рот носовым платком, который Сальваторе молча протянул ей.

— Простите, — извинилась Лили, с удивлением услышав свой дрожащий и слабый голос.

— Это мне следует просить у вас прощения, — ответил Сальваторе. — Я не поверил, что вам на самом деле плохо. Отвезти вас к врачу? Я могу позвонить своему доктору…

— Нет, мне уже лучше, — солгала она. — Отвезите меня, пожалуйста, домой.

И он отвез ее, засыпав по дороге вопросами, которые должны были продемонстрировать его участие, и пообещал первым же делом утром позвонить ей. Когда наконец водитель остановил машину перед домом, в котором Лили снимала квартиру, она погладила Сальваторе по руке и сказала:

— Да, пожалуйста, позвоните мне завтра, но не целуйте меня: не исключено, что я подхватила какой-то вирус. — Приведя этот веский аргумент, Лили поплотнее запахнула на себе пальто и бросилась под усиливавшимся снегопадом к двери, не оглядываясь на стоявший позади автомобиль.

Добравшись до квартиры, она рухнула в ближайшее кресло. Собрать вещи и отправиться в аэропорт, как первоначально планировала, Лили оказалась не в состоянии. Возможно, это и к лучшему. Подвергнуть себя опасности — самое хорошее прикрытие. Если она тоже отравилась, повода подозревать ее у Родриго не будет и он оставит ее в покое после выздоровления.

То есть — если она выживет. Будь что будет, решила Лили и совершенно успокоилась.

Глава 2

Утром, в начале одиннадцатого, в ее квартиру с грохотом ворвались трое мужчин с оружием наготове. Лили попыталась было приподнять голову, но не смогла, тотчас с глухим стоном уронив ее на ковер, устилавший начищенный до блеска пол темного дерева.

3
{"b":"12219","o":1}