ЛитМир - Электронная Библиотека

К тому же Суэйн нравился ей как мужчина. Лили удивилась, почувствовав интерес к нему, но решила, как бы ни повернулось дело, не позволять затмить себе рассудок. В конце концов, не так важно, почему она принимает его помощь — потому, что ей весело с ним, или потому, что он ей нравится. В одном она была уверена: ее душевные потребности на данный момент важнее физических. За всю жизнь у нее было не так много любовных связей. Длительные периоды воздержания ее ничуть не тяготили. Последний любовник, Дмитрий, попытался убить ее. Это случилось шесть лет назад, и с тех пор доверие стало для нее самым важным условием человеческого общения.

Итак, Лили не может выяснить, связан ли Суэйн с ЦРУ, и ничего не остается, как бросить все и оставить Нерви в покое. Но тогда встает вопрос на миллион долларов: почему все-таки так хочется позвонить Суэйну? Только потому, что он хорош собой и может ее развеселить?

— Какого черта! Почему бы и нет? — пробормотала Лили и горестно рассмеялась, заслужив недоуменный взгляд прохожего.

Суэйн остановился в «Бристоле», на Елисейских полях. Поддавшись порыву, Лили зашла в кафе и, заказав чашку кофе, попросила найти ей в телефонном справочнике номер гостиницы. Записав телефон, она допила кофе и вышла на улицу.

Можно было бы позвонить сразу же и попросить Суэйна забрать ее отсюда, но Лили не стала этого делать и поехала поездом. Недалеко от отеля она остановилась у автомата и, воспользовавшись карточкой «Телекарт», позвонила в гостиницу. Если он из ЦРУ и все его входящие звонки отслеживаются, ни номера ее телефона, ни ее местоположения им определить не удастся. Лили попросила дежурного отеля соединить ее с Суэйном, и после третьего гудка услышала в трубке его низкий голос — «Да», — за которым последовал зевок. Его произношение и такой по-американски неформальный ответ доставили ей огромное удовольствие.

— Не могли бы вы через пятнадцать минут подойти к Елисейскому дворцу? — спросила Лили, не представившись.

— Что? Где? Подождите-ка минутку. Суэйн еще раз зевнул, рискуя сломать себе челюсть. Затем последовал комментарий, в котором не было нужды: — Я спал. Это та, о ком я подумал? Вы блондинка с голубыми глазами?

— И у меня при себе моя игрушка.

— Сейчас буду. Подождите минутку. Где, черт побери, это находится? — спросил Суэйн.

— Недалеко, на той же улице, где и отель. Справьтесь у швейцара. — Лили повесила трубку и встала так, чтобы видеть вход в гостиницу. До дворца, который находился достаточно близко, добираться на машине было бы нелепо, а на дорогу пешком он потратит пятнадцать минут. Выйдя из отеля, Суэйн должен был направиться в противоположную от Лили сторону, и она сможет пойти за ним.

Через шесть минут Суэйн вышел из гостиницы. Если он и звонил кому-то, то только по сотовому, пока шел по вестибюлю. Другого времени у него на это не было. Он остановился, что-то спросив у швейцара, кивнул и направился вдоль улицы. Он шел своей небрежной и легкой походкой, и Лили было приятно наблюдать за ним. К сожалению, на нем была все та же кожаная куртка, закрывавшая его зад.

Лили быстро следовала за ним. Шум транспорта и мягкая подошва сапог делали ее шаги неслышными. Суэйн был явно один и по телефону не разговаривал. Хорошо, может, он и впрямь сам по себе. Лили приблизилась к нему и одним большим шагом преодолела разделявшее их расстояние.

— Суэйн!

Он обернулся.

— Привет! Я сразу, как только вышел на улицу, заметил вас. Так зачем мы идем к дворцу?

Пойманная с поличным, Лили с улыбкой пожала плечами.

— Просто так. Давайте поговорим по дороге.

— Не знаю, заметили ли вы, что на улице холодно и солнце уже почти село. Помните, я говорил вам, что жил в Южной Америке? Это значит, что я привык к теплу. — Суэйн поежился. — Давайте найдем кафе, и там за чашкой горячего кофе вы мне расскажете, что происходит.

Лили колебалась. Она не могла отрицать, что склонна к паранойе, и что Родриго не может иметь в каждом кафе и магазине Парижа своих людей, но, помня о его безграничных возможностях, все же не решалась искушать судьбу.

— Не хочу разговаривать в людном месте.

— Хорошо, тогда давайте вернемся в отель. У меня отдельный номер, и там тепло. Можно заказать еду. Но если вы боитесь, что, оказавшись наедине со мной в комнате с кроватью, потеряете над собой контроль, можем взять машину и поездить по Парижу, сжигая бензин по сорок баксов за галлон.

Лили сделала большие глаза.

— Откуда вы взяли такие цены? К тому же здесь литры, а не галлоны.

— А то, что можете потерять контроль над собой, вы, как я вижу, отрицать не стали. — Суэйн еле сдерживал ухмылку.

— Как-нибудь справлюсь, — сухо ответила Лили. — Отель подойдет. — Если уж она собралась довериться Суэйну, не стоит бояться. Кроме того, неплохо бы взглянуть на его номер, нагрянув вот так, внезапно, не дав ему времени привести комнату в порядок, убрать то, что не предназначено для посторонних глаз. Это может многое прояснить. Правда, будь у него там хоть что-нибудь, что могло бы его уличить, он бы не пригласил ее.

Они повернули назад, к гостинице. Бесстрастный швейцар открыл перед ними дверь. Суэйн проследовал к лифтам и пропустил Лили в кабинку первой.

Он отпер дверь своего номера, и они вошли в светлую веселую комнату с двумя окнами от пола до потолка, выходящими во внутренний двор. Кремовые стены, светлое желто-голубое покрывало на постели, и, к облегчению Лили, довольно просторная зона отдыха: два кресла и диван вокруг журнального столика. Постель была заправлена, но покрывало смято, а на одной из подушек еще оставалась вмятина от головы Суэйна. Чемодана нигде не было видно: скорее всего, он в шкафу. В общем, кроме стакана воды на тумбочке возле кровати и складок на покрывале, комната была в идеальном порядке, словно в ней никто не жил.

— Позвольте взглянуть на ваш паспорт, — попросила Лили, как только Суэйн закрыл дверь.

Он насмешливо посмотрел на нее, но во внутренний карман куртки все-таки полез. Лили напряглась и замерла. Суэйн заметил ее состояние и остановился на полпути, так и не вытащив руку из кармана. Очень медленно он левой рукой распахнул куртку, так чтобы Лили могла видеть его правую руку, в которой не было ничего, кроме паспорта.

— На что вам мой паспорт? — поинтересовался Суэйн, передавая ей синюю книжечку. — Я-то думал, вы наведете обо мне справки другими путями.

Лили открыла документ и, не позаботившись сверить фотографию с оригиналом, обратила внимание на штампы о въезде. Он действительно был в Южной Америке, причем объездил ее вдоль и поперек — и вернулся в Штаты около месяца назад. Во Франции он четыре дня.

— Я не стала делать этого, — коротко ответила она.

— Это почему же? — воскликнул Суэйн негодующе, словно обидевшись на то, что о нем не навели справки.

— Потому что я уже совершила промах: отпустила вас вчера.

— Вы отпустили меня? — переспросил Суэйн, вскидывая брови.

— А кто кого держал под прицелом? — Лили в точности повторила выражение его лица, возвращая паспорт.

— Ваша правда. — Спрятав документ во внутренний карман, Суэйн снял куртку и бросил на кровать. — Присаживайтесь. И что из того, что вы меня отпустили?

Лили села на диван спиной к стене.

— А то, что, если вы связаны с ЦРУ, у вас было время попросить их исключить всю имеющуюся о вас секретную информацию.

Суэйн, упершись руками в бока, пристально посмотрел на нее.

— Если вам об этом известно, тогда что, черт побери, выделаете в моем номере? Боже мой, женщина, да я мог оказаться кем угодно!

Непонятно почему, но его нагоняй рассмешил Лили, и она улыбнулась. Имея намерение убить ее, разве стал бы он так кипятиться из-за ее оплошности?

— Это не смешно, — продолжал ворчать Суэйн. — Если вас преследует ЦРУ, нужно держать ухо востро. Вы что, шпионка?

Лили отрицательно покачала головой.

— Нет. Но я убила того, кого, по их мнению, нельзя было убивать.

Услышав, что она убила человека, Суэйн и бровью не повел. Он взял в руки меню и протянул Лили.

33
{"b":"12219","o":1}