ЛитМир - Электронная Библиотека

Благодаря немаловажной функции миниатюрного удобного телефончика, который регистрировал все входящие звонки, и номер звонившего, и сам звонивший теперь были у Суэйна в кармане. Человек в наши дни и шагу не может ступить без того, чтобы не оставить следа на бумаге или в электронной системе. В зависимости от обстоятельств это может быть благом или проклятием.

Возможно, звонивший даже знал имя «крота», хотя Суэйн в этом сомневался. Иначе зачем бы ему ходить вокруг да около? Если уж он решил предупредить, то, зная имя, конечно, сообщил бы его.

Однако никогда не знаешь, каким объемом информации обладает человек, даже не подозревая об этом: люди часто не могут сложить разрозненные сведения в одно целое.

Суэйну не хотелось звонить этому неизвестному осведомителю по своему сотовому телефону. Он не был уверен, что, увидев на определителе его номер, тот возьмет трубку, а также не хотел в целях безопасности обнаруживать место своего пребывания, отель «Бристоль». В день приезда во Францию Суэйн сразу же купил себе телефонную карточку на случай; если сядут батарейки в его мобильном телефоне. Теперь, выйдя из отеля, Суэйн направился по улице Фобур-Сент-Оноре и, пропустив первый встретившийся на пути телефон-автомат, подошел к следующему.

Набирая номер, он улыбался. Но то не была веселая улыбка, она скорее походила на улыбку акулы, собирающейся пообедать. Прислушиваясь к гудкам в трубке, Суэйн взглянул на часы: 1.43. Хорошо. Он, верно, поднимет его с постели. Так ему и надо. Не нужно было трубку бросать.

— Да?

Голос прозвучал настороженно, но Суэйн узнал его.

— Здравствуйте, — бодро по-английски приветствовал Суэйн. — Я никого там не разбудил? Не вздумайте вешать трубку. Оставайтесь на линии, и все обойдется телефонным звонком; попробуете отключиться — и я нагряну к вам лично.

Последовала пауза.

— Чего вы хотите? — Мужчина на другом конце провода в отличие от Суэйна говорил по-французски. Суэйн порадовался, что его познаний французского хватало, чтобы уловить смысл.

— Не много. Лишь то, что известно вам.

— Одну минуту. — Суэйн услышал, как мужчина тихо переговаривается с женщиной. И хотя расслышать его слова было сложно — мужчина держал трубку на отлете, — Суэйну показалось, будто он уловил что-то вроде «взять трубку внизу».

Ага, значит, он дома.

ал имя «крота», хотя Су-Через какое-то время Суэйн услышал оживленный голос:

— Да, чем могу быть полезен?

«Дымовая завеса для жены», — подумал Суэйн.

— Для начала можете назвать имя.

— «Крота»? — Человек перешел на английский: должно быть, жена теперь не могла его слышать.

— Разумеется, но сейчас я имел в виду ваше имя. Мужчина помолчал.

— Вам лучше его не знать.

— Это вам так лучше, но я не стремлюсь к этому.

— Да, н оя стремлюсь, месье. — Теперь в голосе собеседника появились железные нотки. Сейчас это уже не был слабак. — Я рискую своей семьей. Родриго Нерви не оставляет предательство безнаказанным.

— Вы на него работаете?

— Нет. И это не имеет значения.

— Что-то я никак не возьму в толк. Так он вам платит или нет?

— Я предоставляю ему определенную информацию, месье, а он за это не убивает мою семью. Да, он мне платит. По-вашему, эти деньги делают меня преступником? — В его тихом голосе сквозила горечь. — Но это гарантия моего молчания.

— Понимаю. — Суэйн оставил роль крутого парня, с которым шутки плохи, во всяком случае, умерил свой пыл, хотя эта роль давалась ему так легко, что, возможно, он вовсе и не играл. — Во всей этой истории меня интересует одно: откуда Нерви, прежде чем заинтересоваться мной, вообще узнал, что я здесь? Ведь, насколько я понимаю, сначала всплыло мое имя, а уж потом вы достали мой телефон?

— Нерви устанавливал личность одного из ваших внештатных агентов. Полагаю, это было сделано с помощью компьютерной программы по идентификации внешности. «Крот» получил доступ к личному делу этой женщины, где было также отмечено, что вы направлены с поручением урегулировать проблему, которую она создала.

— Откуда он узнал, что она внештатный агент?

— Он не знал. Просто устанавливал ее личность по разным каналам.

Так вот как, оказывается, к Родриго попал снимок Лили без косметики и других ухищрений, изменяющих внешность. Значит, теперь он знал, как выглядит Лили на самом деле и каково ее настоящее имя.

— Нерви известно мое имя? — спросил Суэйн.

— Не могу сказать. Я только посредник между ЦРУ и Нерви, но вашего имени не называл. Хотя он спрашивал, как с вами связаться.

— Да зачем, черт побери?

— Чтобы предложить вам сделку, полагаю. Крупную сумму денег в обмен на любую имеющуюся у вас информацию о местонахождении той женщины, которую он разыскивает.

— Почему он решил, будто я соглашусь?

— Вы ведь работаете по контракту?

— Нет.

— Вы не внештатный агент?

— Нет, — ограничился кратким ответом Суэйн. Если он на задании от ЦРУ и при этом не является внештатным агентом, то остается единственная категория, под которую он подпадает, — оперативный сотрудник. Собеседник Суэйна производил впечатление достаточно толкового человека, чтобы это сообразить.

— А! — Человек шумно вздохнул. — Тогда я принял верное решение.

— Какое именно?

— Я не дал ему номер вашего телефона.

— Даже несмотря на опасность, которой подвергается ваша семья?

— У меня появилось прикрытие. Младший Нерви, Деймон… отличается от остальных членов семейства. Он умен и благоразумен. Он понял, когда я объяснил ему, какие последствия повлечет за собой его контакт с преданным своему руководству сотрудником ЦРУ. Ведь тот сразу бы сообразил, что телефон Родриго мог получить только через одного из сотрудников ЦРУ. Деймон согласился со мной и решил передать Родриго, будто человек из ЦРУ — то есть вы — арендовал здесь телефон и еще не выходил на штаб-квартиру управления, так что его нынешний номер неизвестен.

В этих объяснениях, хотя и сумбурных, была своя логика. Родриго мог и не знать, что оперативные сотрудники за пределами своей страны пользуются либо безопасными международными сотовыми телефонами, либо спутниковой связью.

Еще один фрагмент мозаики точно укладывался в общую картину. Чтобы получать секретную информацию из ЦРУ для Родриго Нерви, собеседник Суэйна должен был иметь полномочия ее запрашивать, а в случае провала иметь что терять.

— Откуда вы? — спросил Суэйн. — Из Интерпола?

В трубке послышался резкий вдох, и Суэйн торжествующе мысленно воскликнул: «Вот оно!» Попал с первого раза. Похоже, Сальваторе Нерви удалось опутать своими щупальцами даже то, что не имело никакого отношения к его делам.

— Значит, — продолжил Суэйн, — вы хотите достать Нерви, не подвергая свою семью опасности. Открыто отказать вы ему не можете?

— У меня дети, месье. Возможно, вам не понять…

— У меня самого двое, поэтому я вас отлично понимаю.

— Он убьет их без малейших колебаний, если я откажусь с ним сотрудничать. Я и его брату не мог отказать.

— И вы решили, раз уж у вас все равно есть мой номер, предупредить меня о «кроте» анонимно.

— Да. Расследование, инициированное изнутри организации, сильно отличается от того, которое спровоцировано извне, разве не так?

— Согласен. — Человек очень хотел, чтобы «крота» поймали, тогда бы он наконец освободился от необходимости служить осведомителем. Предательство долгие годы тяжким грузом лежало на его совести, и теперь он пытался каким-то образом искупить свою вину. — Насколько велик нанесенный вами ущерб?

— Национальной безопасности — очень невелик, месье. Мне удавалось предоставлять по требованию лишь видимость достоверной информации, но наиболее секретные сведения я изымал.

Суэйна ответ устроил. У человека, в конце концов, есть совесть, иначе он не позвонил бы ему, чтобы предостеречь.

— Вам известно имя «крота»?

— Нет, мы никогда не называем имен. Моего он тоже не знает. Я имею в виду наши настоящие имена. Псевдонимы у нас, конечно, есть.

43
{"b":"12219","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Система минус 60, или Мое волшебное похудение
Вокруг света за 100 дней и 100 рублей
Владыка Ледяного сада. Носитель судьбы
Модное восхождение. Воспоминания первого стритстайл-фотографа
Парадокс страсти. Она его любит, а он ее нет
Страж Вьюги и я
Блюда из круп, бобовых и макаронных изделий
Последняя обойма
Гид продвинутого бартендера