ЛитМир - Электронная Библиотека

— Как осуществляется передача информации? Полагаю, он отправляет вам ее по обычным каналам связи и поступающая к вам информация либо передается по факсу, либо сканируется.

— Я установил на своем домашнем компьютере ложный идентификатор, чтобы меня нельзя было вычислить по электронной почте, по ней почти все поступает. Сообщения по факсу передаются редко. Конечно, отследить можно все, если знать, что искать. Я могу получить допуск к счету со своего… слово вылетело из головы. Маленький такой карманный компьютер, в который вносят планируемые встречи…

— КПК, — подсказал Суэйн.

— Да. КПК. — Название было произнесено с сильным французским акцентом.

— Номер, по которому вы с ним связываетесь…

— Наверное, это мобильник, потому что я могу с ним связаться в любой момент.

— Вы отследили номер?

— Мы не расследуем, месье, мы координируем.

Суэйн прекрасно понимал, что законы Интерпола полностью запрещают организации проводить собственные расходования. Этот человек подтвердил, что он из Интерпола, хотя Суэйн и так в этом не сомневался.

— Я уверен, что мобильник зарегистрирован на подданное лицо, — продолжал француз. — Думаю, для него это не составляет труда.

— Раз плюнуть, — согласился Суэйн, потирая переносицу. Раздобыть поддельные водительские права, чтобы зарегистрировать номер, проще простого, тем более людям их профессии. Даже Лили, спасаясь от Родриго, воспользовалась тремя документами на разные имена. Так трудно ли это для того, кто работает в Лэнгли?

Суэйн попытался прикинуть, как можно задержать «крота».

— Вы часто контактируете с ним?

— Иногда связи не бывает по месяцам. А за последние два дня мы общались дважды.

— Значит, третий контакт через столь небольшой промежуток времени покажется ему чем-то из ряда вон выходящим?

— Несомненно. Но заподозрит ли он что-то? Не уверен. А что вы думаете?

— Я думаю, что вы, месье, оказались между молотом и наковальней и очень хотите выкарабкаться из этой ситуации. Я прав?

— Между молотом и?.. А, понимаю. Да, мне бы очень этого хотелось.

— Вы должны записать ваш следующий с ним разговор. Когда будете говорить, включите записывающее устройство. Содержание разговора не имеет значения, нужен только его голос.

— Хорошо, вы получите сонограмму.

— И еще мне нужно записывающее устройство, которым вы воспользуетесь. После этого мне останется лишь найти соответствие в базе данных. — Анализ сонограммы дает довольно точные результаты. Этот анализ, как и идентификацию внешности, использовали, чтобы отличить Саддама Хусейна от его двойников. Голос — это поток звуков, в образовании которых участвуют гортань, имеет у каждого человека свое неповторимое строение, также носовая и ротовая полости. Поэтому голос трудно изменить. Даже пародистам это удается не в полной мере. Несоответствия при идентификации голоса могут проявиться за счет разных записывающих устройств, микрофонов, лентопротяжного механизма и так далее. Суэйн хотел избежать такой ошибки, используя одно и то же записывающее устройство.

— Я готов это сделать, — сказал француз. — Это может быть опасно для меня и моих близких, но надеюсь, с вашей помощью риск удастся свести к минимуму.

— Спасибо, — от всего сердца поблагодарил Суэйн. — Вы готовы сделать следующий шаг, который, возможно, окончательно ликвидирует угрозу?

В ответ последовало длительное молчание. Наконец мужчина поинтересовался:

— Что вы собираетесь делать?

— У вас есть люди, которым можно доверять?

— Ну конечно.

— Кто-то, кто мог бы найти спецификации систем безопасности в одном комплексе?

— Спецификации?..

— Чертежи. Технические данные.

— Этот комплекс, как я понимаю, принадлежит организации Нерви?

— Да. — Суэйн дал адрес лаборатории.

— Я посмотрю, что можно сделать.

Глава 22

Заслышав утром звонок мобильного телефона, Лили заулыбалась. Предвкушая еще один полушутливый-полусерьезный, полный двусмысленностей разговор с Суэйном, она, перед тем как ответить, даже не удосужилась взглянуть на дисплей. Желая заинтриговать Суэйна и сорвать его планы, она чужим низким, почти мужским, голосом нетерпеливо рявкнула:

— Алло!

— Мадемуазель Мэнсфилд? — Голос в трубке не принадлежал Суэйну. Он был изменен с помощью специального устройства, и поэтому слова доносились словно из пустого ящика.

Лили похолодела от неожиданности и чуть было не отсоединилась, но тут же проснувшийся в ней трезвый расчет не позволил ей этого сделать. Тот факт, что у кого-то есть номер ее мобильного, вовсе не означал, что звонившему известен ее адрес. Телефон был зарегистрирован на ее настоящее имя. Аренда квартиры и все связанное с этим оформлялось на имя Клаудии Вебер. То, что звонивший обращался к Мэнсфилд, вселяло надежду, что о Вебер еще никто не узнал.

У кого был доступ к этому номеру? Ее сотовый предназначался исключительно для личных звонков. Номер был у Тины, Аверилла и, конечно же, Зии. Теперь еще у Суэйнад кого еще? Когда-то Лили окружало множество друзей, но это было раньше, еще до того, как она приобрела этот мобильный. С тех пор как у нее появилась Зия, которой она посвятила себя целиком, круг ее знакомств начал мало-помалу стал сужаться, а после неудачного романа с Дмитрием стал и вовсе сталограниченным. Сейчас она и представить себе не могла, кто кроме Суэйна, мог иметь номер ее телефона.

— Мадемуазель Мэнсфилд? — снова раздался электронно измененный голос.

— Да. — Ответила Лили, усилием воли заставляя себя говорить спокойно. — Откуда у вас мой номер?

Вместо ответа человек продолжил по-французски:

— Вы меня не знаете, но я знал ваших друзей, Жубранов.

Речь звучала странно: кроме того, что голосбыл специально искажен, создавалось впечатление, будто сам человек произносит слова с трудом. При упоминании о друзьях напряжение Лили возросло.

— Кто вы?

— Простите, но это должно остаться в тайне.

— Почему?

— Так безопаснее.

— Для кого? — сухо поинтересовалась Лили.

— Для нас обоих.

Хорошо, с этим можно было согласиться.

— Зачем вы звоните?

— Я тот, кто нанял ваших друзей уничтожить лабораторию. Случившееся не было запланировано. Никто не должен был погибнуть.

Вновь испытав шок, Лили нащупала позади себя стул и тяжело опустилась на него. Она хотела получить ответы на свои вопросы, и вот они сами, как с неба, сваливаются на нее. В голове сразу же всплыли две пословицы: «Дареному коню в зубы не смотрят» и «Бойтесь данайцев, дары приносящих». Кто звонящий — «дареный конь» или «данаец, приносящий дар»?

— Для чего вы наняли Жубранов? — наконец спросила она. — Вернее, зачем вы мне звоните?

— Ваши друзья справились с заданием, но это лишь на время отодвинуло проблему. К сожалению, исследования возобновились, и их нужно во что бы то ни стало прекратить. У вас есть причина, по которой вы можете завершить дело, начатое вашими друзьями, — месть. Ведь вы из мести убили Сальваторе Нерви. Поэтому теперь я бы хотел нанять вас.

У Лили по спине побежала струйка холодного пота. Откуда он знает, что она убила Сальваторе? Лили облизнула пересохшие губы, но выяснять больше ничего не стала. Ее внимание переключилось на другое: этот человек хотел нанять ее для того, что она и так собиралась сделать. Какая ирония! Если бы все не было так печально, столь неожиданный парадокс мог бы ее рассмешить.

— Что конкретно мне предстоит сделать?

— Существующий в природе вирус птичьего гриппа доктор Джордано видоизменил таким образом, что он стал способен передаваться от человека к человеку. В результате инициирования пандемии возникнет огромная потребность в вакцине, которую он также получил. У организма человека нет сопротивляемости к этому вирусу: он ранее никогда с ним не сталкивался. Чтобы паника среди населения достигла высшей точки, доктор Джордано сделал так, что наибольшую опасность вирус представляет для детей, у которых иммунная система менее устойчива, чем у взрослых. Погибнут миллионы, мадемуазель. Эта пандемия окажется страшнее, чем пандемия 1918 года, которая унесла жизни от двадцати до пятидесяти миллионов людей.

44
{"b":"12219","o":1}