ЛитМир - Электронная Библиотека

…Наибольшую опасность представляет для детей. Для Зии. Оттого, что ее подозрения оправдались и дело действительно касалось Зии, у Лили закружилась голова. Именно угроза для Зии побудила Аверилла и Тину к действию. И, пытаясь защитить, они обрекли ее на гибель. Пораженная такой чудовищной несправедливостью, Лили едва сдержала вопль, рвущийся из груди. Сжав кулак, она всеми силами пыталась сохранить самообладание, умерить гнев и боль, поднявшиеся в душе и подступившие к самому горлу точно потоки огненной лавы.

— Работа над вирусом завершена. Как только вакцина будет готова, упаковки разойдутся по всему миру, в основном в крупнейшие города — в места наибольшего скопления людей. Таким образом, грипп стремительно распространится по всему земному шару. К тому времени, когда начнется всеобщая паника, будут уже тысячи, а может, и миллионы погибших. И вот тогда доктор Джордано объявит, что получил вакцину против птичьего гриппа, а организация сможет установить на нее любую цену. Они сделают на этом огромное состояние.

Уж это точно. Схема классическая: возьмут поставки под контроль и подогреют на них спрос. То же самое делали «Де Бирс» с алмазами. Строго ограничивая их количество на рынке, они искусственно удерживали высокие цены. Алмазы не были редкостью, но поступали на рынок в ограниченном количестве. Ситуация с сырой нефтью и ОПЕК в общих чертах была аналогичной за исключением того, что спрос на нефть возник естественным путем.

— Откуда вам все это известно? — отрывисто спросила Лили. — И почему вы не обратились к властям?

После паузы искаженный голос проговорил:

— У клана Нерви большие связи в политических кругах и среди высокопоставленных лиц, которые многим были обязаны Сальваторе. Та же самая лаборатория официально занимается разработкой вакцины против вируса, так что его наличие там вполне объяснимо. Никаких веских доказательств, способных пошатнуть репутацию Сальваторе, нет. Поэтому я был вынужден нанять профессионалов.

Как это ни прискорбно, но в этих словах была правда. Сальваторе приручил многих политиков, которые потом обеспечивали ему неприкосновенность.

Вместе с тем Лили до сих пор не имела ни малейшего представления о том, с кем разговаривает, не знала, можно ли ему доверять. А что, если это Родриго, который, раздобыв ее телефон, решил таким образом выманить ее из укрытия? Принимать все сказанное за чистую монету было бы неразумно.

— Вы согласны на мое предложение?

— Как я могу соглашаться, не зная, кто вы? Как я возмогу доверять вам?

— Я понимаю всю трудность ситуации, но не вижу другого выхода.

— Я не единственная, кого можно нанять.

— Да, но единственная, чьи интересы совпадают с моими. К тому же вы сейчас здесь, и мне не придется терять время на поиски кого-либо другого.

— Тина Жубран была специалистом по системам безопасности, а я нет.

— Вам это не потребуется. Это я снабдил Жубранов схемой системы сигнализации лаборатории.

— После августовского происшествия ее должны были поменять.

— Да, ее поменяли. Но у меня есть и новая.

— Должно быть, вы работаете в лаборатории, раз вам все это известно. Значит, вы и сами могли бы уничтожить вирус.

— Есть причины, которые исключают это.

И снова в голосе собеседника Лили уловила некоторое напряжение. Это навело ее на мысль, что звонивший, возможно, имеет какой-то физический недостаток.

— Я заплачу вам за работу миллион американских долларов.

Лили потерла лоб. Что-то здесь не так, сумма чересчур высока. В голове у нее прозвучал сигнал тревоги.

Не дождавшись ответа, человек продолжил:

— И еще одно: доктор Джордано должен быть убит. Оставшись в живых, он повторит свой эксперимент с другим вирусом. Уничтожено должно быть все: доктор, результаты его исследований, все бумаги, компьютерные файлы и сам вирус. В первый раз я допустил ошибку, не довел дело до конца.

Теперь, после этих слов, плата в миллион долларов казалась Лили уже вполне умеренной. Все сказанное бы разумным и проясняло многие вопросы, однако свойственная Лили осторожность по-прежнему сдерживала ее. Должен же быть какой-то способ защитить себя на тот с чай, если это ловушка. Но разговор застал Лили врасплох, и она не могла собраться с мыслями, чтобы обдумать все должным образом. Прежде чем принять решение, нужно было все как следует обдумать.

— Я не могу дать вам ответ сейчас, — сказала она. — Мне нужно подумать.

— Понимаю. Мое предложение может показаться вам ловушкой. С вашей стороны было бы неразумным не учитывать этого, и все же времени мало. К тому же мое предложение соответствует и вашим интересам, а моя помощь облегчит вам задачу. Чем дольше вы будете ждать, тем больше вероятность того, что Родриго Нерви вас найдет. Он умен и беспощаден, а деньги для него не проблема. У него везде свои люди, по всему Парижу, по всей Европе, в каждом магазине и полицейском участке. Если выдадите ему фору во времени, он обязательно отыщет вас. А с теми деньгами, что я вам заплачу, у вас появится возможность исчезнуть бесследно.

Он был прав. Сумма в миллион долларов в ее положении окажется как нельзя более кстати. И все же Лили не спешила с ответом, опасаясь угодить в ловушку.

— Подумайте. Я перезвоню вам завтра, но тогда вы должны будете дать мне определенный ответ, иначе я начну искать другие варианты.

Связь прервалась. Лили машинально взглянула на дисплей и даже не удивилась, что номер не определился. Человек, имеющий в своем распоряжении миллион долларов, Может позволить себе установить любую защиту.

Но вот только станет ли человек с такими деньгами работать в лаборатории? Вряд ли. Тогда откуда у него эта информация? Где он раздобыл план сигнализаций?

Ответы на эти вопросы были чрезвычайно важны. Звонивший вполне мог оказаться партнером Сальваторе по грязным махинациям, который вдруг испугался надвигавшейся катастрофы, способной повлечь за собой несметное количество жертв. Хотя Лили из своего опыта знала, что таких, как Нерви, мало волнуют человеческие жизни, они озабочены только своими интересами.

А возможно, звонил сам Родриго Нерви и рассказал; правду, чтобы завлечь ее в ловушку. Тогда он проявил достаточно ума и дерзости, представив ей для исполнения план, который расписал до таких деталей, как, например, убийство доктора Джордано.

Пожалуй, у Родриго Нерви имелись возможности заполучить номер ее сотового, который по соображениям безопасности она не стала размещать в «Белых страницах».

Когда Лили набирала телефон Суэйна, ее пальцы дрожали. После третьего гудка в трубке послышался сонный голос:

— Доброе утро, красотка.

— Тут кое-что случилось, — без всяких предисловий никак не отреагировав на это приветствие, натянуто сказала Лили. — Мне нужно с вами увидеться.

— Мне заехать за вами, или вы предпочитаете приехать ко мне? — моментально включаясь в разговор спросил Суэйн.

— Заезжайте за мной, — ответила Лили. Предупреждение звонившего о том, что люди Родриго повсюду, заставило ее занервничать. Она знала об этом, но, передвигаясь на метро с убранными под шляпу волосами и в темных очках, чувствовала себя в относительной безопасности. Большая часть парижан пользовалась метро: передвижение наземным транспортом превращалось в сущий кошмар. Поэтому расставлять людей на каждой станции, чтобы в поездах высматривать женщину, подходящую под описание, — глупейшая затея. Однако тот факт, что ее так легко выследил какой-то человек, к тому же обладающий о ней полной информацией, вывел ее из равновесия.

— В зависимости от количества пробок дорога займет у меня… от часа до двух дней.

— Позвоните, когда будете подъезжать, я встречу вас на улице, — сказала Лили и отсоединилась, не отреагировав на шутку.

Она приняла душ и, как всегда, надела брюки и сапоги. Небо за окном, слава Богу, было ясное, светило солнце, значит, в темных очках она не будет выглядеть нелепо. Лили заколола волосы, чтобы потом спрятать их под шляпу-колокол, и устроилась за маленьким обеденным столиком, чтобы тщательно проверить оружие и положить в сумку запас патронов. Звонок неизвестного определенно испугал ее, а такое случалось нечасто.

45
{"b":"12219","o":1}