ЛитМир - Электронная Библиотека

— Хочешь сделать сотрудников участниками нашего плана? — Суэйн закрыл глаза, обдумывая предложение Лили. Подобное решение упростило бы дело. В этом случае они просто должны будут разложить в укромных местах зловещие свертки. Возможно, доктор Джордано даже сам укажет, где лучше всего их оставить. План выглядел столь хитроумным и дерзким, что, казалось, никому и в голову не придет что-то заподозрить. Самым трудным, пожалуй, будет изменить внешность Лили так, чтобы доктор Джордано ее не узнал.

— Дьявольский план. Но мне нравится. Даже если взрывчатку обнаружат, у нас был предлог занести ее в лабораторию и показать сотрудникам, как выглядит «семтекс» или «С-4», чтобы они в общем смогли их распознать.

— Вы воспользуетесь пластитом? — спросил Блан.

— Он самый безопасный для взрывника, и в то же время самый надежный. — Суэйн не знал, какую взрывчатку сумеет достать, «семтекс» или «С-4», но это, по сути, одно и то же. Возможно, «семтекс» здесь достать проще: эту взрывчатку производят в Чехии. Правда, она через три года утрачивает пластичность и нужно будет удостовериться в ее пригодности.

— Договоритесь с Деймоном о встрече через неделю, — попросил Суэйн Блана. — Если мы не успеем достать все необходимое, ядам вам знать.

— Значит, вы хотели бы встретиться с ним в субботу?

— Если в субботу в комплексе сотрудников меньше, то для нас этот день подходит как нельзя лучше.

— Хорошо, я попробую.

— И вот еще что, — сказала Лили.

— Да, мадемуазель?

— Деньги. Миллион долларов должен быть переведен на мой счет, прежде чем мы начнем действовать. Нам сразу же потребуются средства на приобретение всего необходимого.

Блан вздрогнул, казалось, он был поражен.

— Я имею в виду американские доллары, — уточнила Лили. — Ведь таковы были ваши первоначальные условия.

— Да, конечно. Я… все сделаю.

— Вот номер моего счета, а это мой банк. — Записав данные, Лили передала листок Блану. — В понедельник днем я проверю поступление.

Суэйн заметил, что Блан все еще не может избавиться от потрясения, вызванного тем, что Лили не отказалась от денег и не взялась за дело из чистого альтруизма. Хотя сам Суэйн был уверен, она сделала бы эту работу в любом случае, даже если бы ей пришлось платить самой. Однако раз Блан предложил деньги, Лили, проявив трезвый расчет, не стала от них отказываться.

Пока Лили укладывала бумаги в кейс, Суэйн расплатился за кофе. Затем Лили протянула Блану руку, но француз, вместо того чтобы пожать, поднес ее к губам и поцеловал. Суэйн в негодовании выдернул ее руку у Блана.

— Осторожно! Она занята.

— Я тоже не свободен, месье, — спокойно сказал Блан. — Но тем не менее замечаю других женщин.

— Я рад. А теперь идите и замечайте кого-нибудь другого.

— Я понял, — кивнул француз, вкладывая в эти слова глубокий смысл.

По пути из кафе Лили веселилась.

— У французов принято целовать руки. Они не придают этому особого значения.

— Чушь! Он же мужик? А значит, что-то под этим подразумевает.

— Ты это знаешь по опыту?

— Представь себе. — Суэйн взял се за руку. — Проклятые французы целуют все что ни попадя. Черт его знает, к чему еще он прикладывался.

— То есть мне нужно продезинфицировать руку?

— Нет, но, если он еще раз тебя поцелует, я ему морду продезинфицирую.

Лили тихонько рассмеялась, прижимаясь к рукаву Суэйна. Щеки у нее слегка зарумянились, и Суэйн понял, что его вспышка доставила ей удовольствие. На ходу обхватив Лили за плечи, он прижал ее к себе.

Целая неделя! Даже несмотря на то что дел у них невпроворот, Суэйн радовался отсрочке. Судьба сделала ему так подарок — целых семь ночей с Лили. А через неделю Фрэнку, возможно, станет лучше, и если все будет нормально, без осложнений, он сможет поговорить с ним по телефону-автомату.

— Ты должен знать: те деньги принадлежат и тебе тоже, — внезапно сказала Лили, отвлекая Суэйна от его мыслей. — Половину я переведу на твой счет.

— Я и не думал о деньгах, — ответил Суэйн не кривя душой. Он находился здесь по долгу службы, и хотя сейчас действовал самовольно, ему уже заплатили. — Оставь все себе. У меня есть кое-что, а ты говорила, тебе нужно восполнить запасы. — Все это так. Вот только останется ли она в живых, чтобы воспользоваться деньгами, — это еще вилами на воде писано.

Только бы она осталась в живых. Он не может потерять ее. Фрэнк должен понять его.

Этим же вечером, сидя за столом в гостиничном номере, Суэйн просматривал чертежи и схемы из кейса Блана. Тот очень толково пометил назначение каждого помещения, так что Суэйн смог ограничить территорию, которой им предстоит заняться. Стало понятно, что уничтожать все здание целиком нет необходимости — например, взрывать туалеты и переговорные комнаты не имело смысла — только лишняя трата взрывчатки. Когда предполагаемая территория была определена, Суэйн прикинул, сколько пластита им потребуется.

Лили подошла и, заглянув через плечо, обхватила его руками и поцеловала над ухом.

— Я тоже тебя люблю, — грустно сказала она. — Мне так кажется. Впрочем, я в этом почти уверена. Это пугает, правда?

— Ужасно. — Суэйн бросил карандаш, которым размечал помещение на квадратные футы, и, развернувшись на стуле, усадил Лили к себе на колени. — Я думал, мы с тобой просто весело проведем время, и вот вдруг стал беспокоиться о том, хорошо ли ты позавтракала. Ты как бомбардировщик-невидимка «Стелс», мой радар ни разу не подал сигнала тревоги. — Суэйн хмуро посмотрел на Лили.

— Не смотри на меня так, — запротестовала она. — Я ни в чем не виновата. Я была сама по себе. Это ты появился невесть откуда, когда я отстреливалась и чуть не погибла в неравном бою. Между прочим, ты тогда здорово вклинился на своем «ягуаре».

— Мне его так не хватает, — задумчиво проговорил Суэйн. — Кстати, спасибо за комплимент, мэм. Это называется «полицейский разворот». Он применяется, когда нужно развернуться на сто восемьдесят градусов, а заморачиваться всякими мелочами вроде остановки и заднего хода не хочется.

— Мне казалось, ты доволен «мерседесом».

За день до этого они вернули «фиат», и Суэйн взял еще одну роскошную машину с мощным двигателем — «мерседес». Лили было комфортнее в «фиате», но самооценка Суэйна напрямую зависела от количества цилиндров под капотом автомобиля, который он водит, и Лили смирилась. Она уже достаточно повеселилась с «фиатом». Его деньги — пусть ездит на чем хочет. Хорошо еще, что в бюро проката не нашлось «роллс-ройса».

— Да, — кивнул Суэйн. — Никто не делает таких двигателей, как немцы. Хотя «ягуар» тоже был классный. Да и «меган» хорош.

Лили удивило, как незаметно разговор о любви у них перешел на обсуждение машин. Она обвила Суэйна руками за шею, поудобнее устраиваясь у него на коленях. Что то их ждет? Но стоит ли беспокоиться о будущем, когда нет уверенности в том, что оно у них вообще есть?

— Оставайся в… — начал Суэйн.

— Даже не заикайся, — оборвала его Лили. — Ни за что не останусь в машине.

— Здесь тебе безопаснее, — резонно возразил он.

— Да, но тебе безопаснее не будет, — не менее резонно парировала она. Суэйн сердито посмотрел на нее: ее логика ни в чем не уступала его собственной, и это страшно раздражало. Лили в насмешку над ним состроила преувеличенно сердитую гримасу.

— Мне не нужно прикрытие.

— Прекрасно! Раз никакой опасности нет, то и нечего обо мне беспокоиться.

— Тьфу ты! — Суэйн потер ладонью лицо и забарабанил пальцами по рулю. Единственная отрада — под руками руль настоящей машины, черного «мерседеса» класса В.

Суэйн нервничал, как длиннохвостый кот в комнате, полной кресел-качалок. Сзади в шее чувствовалось неприятное покалывание, и все оттого, что внутренний голос кричал, предупреждая, что дело может скверно обернуться. Будь он один, все оказалось бы проще. То, что ему предстояло, можно было бы рассматривать как проверку себя на прочность, но с ним была Лили, и это обстоятельство решительно все меняло.

59
{"b":"12219","o":1}