ЛитМир - Электронная Библиотека

Лили тотчас насторожилась. Играть с Родриго, как она играла с Сальваторе, невозможно. Как ни хитер был Сальваторе, а его сын умнее, он более жесток и коварен, и это надо иметь в виду. Кроме того, Сальваторе влекло к ней, чего нельзя сказать о Родриго. Для отца она была молодой женщиной, расположение которой он стремился завоевать, тогда как Родриго был моложе ее на три года и мог похвастаться не одной победой над женщинами.

На Лили была ее собственная пижама, доставленная ей вчера из дома. Однако, обнаружив в ванной на крючке толстый турецкий халат, она обрадовалась возможности укутаться еще и в него. Родриго относился к разряду мужчин, обладающих вызывающей сексуальной привлекательностью.

На таких обычно заглядываются женщины, и Лили, как и все, не могла не реагировать на это, хотя того, что она знала о нем, было довольно, чтобы преисполниться к нему ненавистью. Родриго был замешан почти во всех преступлениях своего отца, хотя в убийствах, толкнувших Лили на месть, и не участвовал. В то время обстоятельства удерживали его в Южной Америке.

Лили с трудом добралась до постели и села, уцепившись за спинку кровати. Судорожно сглотнув, она проговорила:

— Вы спасли мне жизнь. — Ее тоненький голосок прозвучал слабо. Она и сама выглядела тоненькой и слабой. И совершенно беззащитной.

Родриго пожал плечами.

— Как выясняется, нет. Винченцо — доктор Джордано — уверяет, что ничем не мог вам помочь. Вы поправились сами, хотя ущерб вашему здоровью все же нанесен. Доктор толковал что-то насчет сердечного клапана.

Лили уже знала об этом: сегодня утром доктор Джордано то же самое сообщил ей. Но ведь она понимала, что идет на риск.

— Ваша печень, однако, восстановится. И цвет лица у вас уже лучше.

— Никто так и не сказал мне, в чем дело. Откуда вы узнали, что я больна? Что, Сальваторе тоже заболел?

— Да, — ответил Родриго. — И он не поправился.

В ответ на это заявление от Лили ожидали чего угодно, только, естественно, не вздоха облегчения, а потому она вызвала в памяти образы Аверилла, Тины и болтающей без умолку Зии с ее подростковой неуклюжестью и ясным живым личиком. Лили так не хватало Зии, что ее сердце разрывалось от боли. Глаза Лили наполнились слезами, которые тут же побежали по щекам.

— Это был яд, — спокойно проговорил Родриго, сохраняя на лице невозмутимое выражение, точно разговор шел о погоде. Но это не могло обмануть Лили. Она понимала, что Родриго в ярости. — Яд содержался в бутылке с вином, которое он пил. Похоже, это был синтетический, составленный по специальному заказу яд, очень сильного действия. Когда симптомы проявились, было уже слишком поздно. Месье Дюран из ресторана сказал, что вы пробовали это вино.

— Да, один глоток. — Лили вытерла слезы. — Я не люблю вино, но Сальваторе настаивал, чтобы я попробовала его, и мой отказ начинал его злить. Поэтому я согласилась… я сделала лишь один маленький глоток, чтобы доставить ему удовольствие. Как это ужасно!

— Вам повезло. По словам Винченцо, яд такой силы, что, сделай вы глоток побольше, вам бы не выжить.

Вспомнив про боль и тошноту, Лили содрогнулась. Как же ей было плохо, и это при том, что она не выпила ни глотка, только губы намочила.

— Кто это сделал? Ведь вино могло попасть к кому, угодно. Это что, какой-то террорист, которому все равно, кого убивать?

— Думаю, хотели убить именно отца. Всем известно его пристрастие, а «Шато Максимильен» восемьдесят второго года — большая редкость. И все-таки остается загадкой, каким образом бутылка попала к месье Дюрану за день до того, как отец зарезервировал в его ресторане столик.

— Но он мог предложить это вино кому угодно.

— Рискуя утратить расположение отца, который не простил бы, если бы столь раритетное вино предложили не ему? Не думаю. Следовательно, отравитель очень хорошо знает месье Дюрана, его ресторан и его клиентуру.

— Но каким образом? Как им удалось подмешать яд г вино? Ведь бутылку откупорили на наших глазах.

— Полагаю, яд впрыснули через пробку, с помощью тончайшей подкожной иглы. Она не оставляет следов. Не исключено даже, что в их распоряжении имелось необходимое оборудование, чтобы откупорить бутылку, а потом снова ее запечатать. Месье Дюрану несказанно повезло: я тоже не верю ни в его виновность, нив виновность кого-либо из обслуживавших вас официантов.

Лили, совсем обессилев, дрожала от слабости. Сотрясавшая ее тело дрожь не укрылась от внимания Родриго.

— Вы можете оставаться здесь до полного выздоровления, — любезно предложил он, поднимаясь с кресла. — Скажите, если вам что-то понадобится.

— Благодарю, — ответила Лили и выдала самую большую ложь в своей жизни: — Родриго, я очень сожалею о смерти Сальваторе. Он был… он был… — Он был гнусным убийцей и сукиным сыном. Лили, снова вспомнив личико Зии, выдавила из себя еще одну слезу.

— Спасибо за соболезнование, — холодно поблагодарил Родриго и вышел из комнаты.

Лили не пустилась в пляс от радости, она была слишком слаба и к тому же знала, что комната нашпигована камерами скрытого наблюдения. Поэтому она просто легла в постель и попыталась найти убежище в благотворном сне, однако из-за охватившего ее ликования смогла лишь ненадолго задремать.

Ее миссия выполнена. Теперь остается исчезнуть до того, как Родриго выяснит, что Дениз Морель не существует.

Глава 3

Двумя днями позже Родриго и его младший брат Деймон стояли у могилы отца на своей родине в Италии. Отец с матерью воссоединились после смерти и теперь снова, как при жизни, были рядом. Могила Сальваторе утопала в цветах. Часть их Родриго с Деймоном переложили на могилу матери.

День выдался прохладным, но солнечным, дул легкий ветерок. Деймон, заложив руки в карманы, запрокинул голову к небу. Его красивое лицо было омрачено горем.

— Какие у тебя теперь планы? — Он взглянул на брата.

— Найду того, кто это сделал, и убью, — ответил Родриго без колебаний. Развернувшись, братья побрели прочь от; могил. — Надо опубликовать в печати сообщение о папиной смерти.Скрывать дальше нельзя. Это заставит некоторых занервничать, заволноваться о судьбе контрактов, за которые теперь отвечаю я, и мне придется все улаживать. Возможно, мы потеряем часть доходов, но это не отразится на наших делах. К тому же это временные потери. Доходы от вакцины возместят убытки и даже превысят их. Намного.

— А что, Винченцо наверстал упущенное время? — спросил Деймон, который обладал более жесткой деловой хваткой, чем Родриго. Именно он заправлял большей частью финансовых дел из своей штаб-квартиры в Швейцарии.

— Работа продвигается, хотя мы рассчитывали на большее. Он уверяет, что к следующему лету закончит.

— Стало быть, учитывая понесенные нами потери, дела обстоят лучше, чем я ожидал. — В результате несчастного случая в лаборатории Винченцо существенная часть исследований была утрачена.

— Он и его люди много работают. — А будут работать еще больше, если Родриго заметит, что они выбиваются из графика. Вакцина имела слишком большое значение, чтобы позволить Винченцо нарушить сроки.

— Держи меня в курсе, — сказал Деймон. Братья договорились, что, по соображениям безопасности, не будут встречаться до тех пор, пока не вычислят и не поймают отравителя. Деймон оглянулся на свежую могилу. Его глаза были полны боли и ярости, и то же самое чувствовал Родриго.

— До сих пор не могу поверить, — проговорил он чуть слышно.

— Я знаю. — Братья обнялись, не стыдясь своих чувств, а потом разошлись по машинам.

Каждый отправлялся на свой частный аэродром, а оттуда на корпоративных самолетах они вылетали домой. Встреча с младшим братом, единственным оставшимся близким ему человеком, облегчила боль Родриго. Несмотря на то, что поводом для встречи братьев послужило несчастье, она была согрета теплом существовавшей между ними дружбы. И теперь они снова возвращались каждый в свой мир — связанный с миром брата и вместе с тем существовавший отдельно: Деймон — следить за финансами, а Родриго — вершить месть за смерть отца. Но какие бы шаги ни предпринял Родриго, он знал, что может рассчитывать на поддержку брата.

6
{"b":"12219","o":1}