ЛитМир - Электронная Библиотека

— Такое, конечно, случается, но не часто, так что никто и счет этим случаям не ведет. Но я работаю над вакциной против особо опасного штамма, и тот, кто входит в лабораторию, должен быть абсолютно здоров. Ко всему прочему, я установил строгие правила — обязательное ношение масок и перчаток.

Отрадно узнать, что, пока не готова вакцина, на которой они рассчитывают сделать миллионы, против распространения вируса все-таки принимаются меры. Лили уставилась доктору в спину, посмотрела на его красивую голову. Казалось бы, такой милый человек, но именно он был причиной всего этого ужаса. Это из-за него погибла Зия.

В последнее время — после знакомства с Суэйном — Лили научилась думать о Зии без парализующей все ее существо боли, боль эта сменилась нежными, грустными воспоминаниями. Но теперь, глядя на доктора Джордано и сознавая, что из-за него она потеряла Зию, Лили почувствовала, как отчаяние и ненависть вновь возвращаются к ней. Стиснув зубы, она едва сдерживала слезы: «Шарлю» плакать не годится.

Они с Авериллом и Тиной вечно боялись, как бы Зия не заболела: девочка легко подхватывала любую заразу. К десяти годам она дважды переболела пневмонией. То ли в результате перенесенных ею в первые недели жизни лишений, то ли от рождения, у нее был ослаблен иммунитет, и Зия болела по нескольку раз каждую зиму; даже летом ей не удавалось избежать простуды, которая неизбежно переходила в бронхит. Так что для нее вероятность столкнуться с инфекцией, распущенной доктором Джордано, была особенно велика. И каковы были бы ее шансы попасть в число счастливцев, которым повезло выжить?

Пытаясь отвести беду, Аверилл и Тина положили начало целой цепи событий, которые так трагично закончились. Какая горькая ирония!

Гнев захлестнул ее такой могучей волной, что Лили вздрогнула. Она сделала глубокий вдох, пытаясь успокоиться и не допустить какой-нибудь оплошности, которая испортила бы все дело.

Шагающий рядом Деймон с любопытством посмотрел на нее, но Лили отвернулась от него и еще раз кашлянула, надеясь, что латекс на подбородке от этого не отклеится. К тому же ее очень беспокоило, что Деймон заметит отсутствие щетины на щеках усатого мужчины.

Они прошли подлинному коридору и свернули направо.

— Это мой кабинет, — объявил доктор Джордано, указывая на дверь с табличкой, где золотом было выгравировано его имя, и с еще одной кнопочной панелью у входа. — Рядом главная лаборатория, которую я хочу вам показал Здесь я провожу самую важную работу. Думаю, месье Фурнье туда лучше не входить.

Лили кивнула. Взяв у нее блокнот и тестеры, Суэйн сказал:

— Мы ненадолго.

Лили прислонилась к стене, копируя позу, которую часто замечала у мужчин, терпеливо ожидавших кого-то, а ее спутники зашли в лабораторию. Радости Лили не было границ, когда выяснилось, что Деймон не захотел остаться в коридоре.

Мужчины отсутствовали десять минут. Когда они вышли, Суэйн делал какие-то пометки в блокноте. Лили надеялась, что он не зря взял диктофон и записал тоновые сигналы кнопочной панели, потому что на сей раз доктор Джордано не забыл ее заслонить. Чтобы заложить взрывчатку, им потребуется проникнуть и в лабораторию, и в его кабинет.

— Шарль, — рассеянно проронил Суэйн, — тебе надо будет проверить модулятор СР на детекторе ВЗ в кабинете доктора.

— Да, сэр, — прохрипела Лили, старательно записывая эту абракадабру. Она понятия не имела, что такое модулятор СР и детектор В3 и существуют ли они вообще, но звучало все это впечатляюще и оправдывало ее появление в кабинете доктора Джордано.

И так на протяжении всего обхода. Когда они начинали «инспектировать» зону, которую Суэйн в плане отметил особо, его активность возрастала: он живо отдавал распоряжения Лили, обеспечивая ей повод туда проникнуть, либо все тщательно осматривал там сам. За все это время он ни разу не повторился — возможно, потому, что просто не помнил тех номеров и аббревиатур, которые уже называл. Доктор Джордано явно был поражен высоким профессионализмом Суэйна, а с лица Деймона не сходило непонятное Лили выражение. Она подозревала, что он совсем не прост, но, раз прислушался к рекомендациям Жоржа Блана, стало быть, доверял ему безоговорочно.

Наконец осмотр был закончен, и Суэйн коротко улыбнулся.

— Думаю, этого довольно. А теперь, джентльмены, мы, с вашего позволения, проверим то, о чем я уже упоминал, и подготовим для ваших сотрудников сюрпризы. На это понадобится… час, может, чуть больше. А потом проведем нашу проверку. Надеюсь, они поймут, что такое бдительность. А заключим все учебной эвакуацией.

— Конечно, — кивнул Деймон и слегка, очень по-европейски, поклонился. — Благодарю вас обоих за то, что пришли. Если не возражаете, я не буду при этом присутствовать. Доктор Джордано знает предприятие намного лучше, чем я, он тут главный. Было очень приятно с вами познакомиться. — Он обменялся рукопожатиями с Суэйном и протянул руку Лили, которой ничего не оставалось, как покрепче пожать ее и потом поспешно спрятать руки в карманы.

Деймон долго и пристально смотрел на нее. Его взгляд оставался непроницаемым. Затем, так и не сказав больше ни слова, ушел. Лили не отпускала тревога. Деймон был чрезвычайно любезен, но она все время ощущала на себе его внимательный, словно буравящий насквозь взгляд. Казалось, что-то в ней вызывало его подозрение, но он не мог понять, что именно.

После ухода Деймона Лили с Суэйном вернулись в фургон, чтобы распределить между собой взрывчатку. В записях Лили было помечено, где она должна быть заложена. Суэйн показал ей, как поступать с детонаторами. Это оказалось несложно: ломать — не строить.

— Осталось чуть-чуть, — сказал Суэйн. — Ты в порядке? Я видел, поначалу тебе было трудно.

Лили и сама чувствовала, что были моменты, когда ее эмоции начинали одерживать над ней верх.

— Да, — сказала она. Ее глаза были сухи, а руки перестали дрожать. — Я готова.

— Тогда пошли. Я бы поцеловал тебя на счастье, но у тебя верхняя губа волосатая.

— Я сегодня лягу спать с усами. — Их шутки звучали сейчас немного странно, но они все же подбодрили Лили. Ей так хотелось надеяться, что все обойдется и, когда настанет ночь, они с Суэйном будут вместе и живы.

— Ужас какой. — Суэйн передернул плечами, будто пытаясь сбросить напряжение. Голубые глаза смотрели на Лили очень серьезно. — Будь осторожна.

— Ты тоже.

Суэйн взглянул на часы.

— Надо торопиться. Все это нужно разложить за полчаса.

Они вернулись в здание и, посмотрев друг на друга, разошлись в разные стороны. Ни один из них не оглянулся.

Глава 31

Раскладывать пластит было легко: Суэйн пронумеровал все упаковки со взрывчаткой. Каждый номер соответствовал номеру помещения на плане, для которого эта упаковка предназначалась, и Лили действовала не задумываясь. Суэйн объяснил ей, как все нужно сделать, чтобы добиться максимального эффекта.

«Осталось чуть-чуть», — повторяла про себя Лили, свободно передвигаясь по коридорам лабораторного комплекса. Никто не обращал на нее особого внимания, никто не задавал никаких вопросов. Все, видимо, думали, что раз человек в здании, значит, так нужно. После первого взрыва Нерви и доктор Джордано озаботились усилением безопасности, но для всех остальных мало что изменилось. Людей в субботу было мало, а те, что находились в здании, погруженные в работу, ничего вокруг не замечали или просто устало досадовали на то, что приходится работать в выходной. Приближался конец рабочего дня, и многие просто убивали время.

Осталось чуть-чуть. Целых четыре месяца Лили думала только об одном: отомстить. Но теперь ее личная месть клану Нерви превратилась в нечто большее, гораздо более важное. Она закончит начатое Авериллом и Тиной в память о погибшей девочке, не успевшей вступить во взрослую жизнь.

Жизнь самой Лили с восемнадцати лет пошла наперекосяк, но она надеялась, что Зию ждет счастливое будущее: она выйдет замуж, родит детей и будет жить, как все нормальные люди. Часто простые обыватели, у которых все как у всех, не понимают, до чего им повезло — ведь они занимают свое место в жизни. Лили хотела, чтобы и Зия жила так, чтобы она имела все то, чего Лили лишилась либо по собственной, либо по чужой воле.

65
{"b":"12219","o":1}