ЛитМир - Электронная Библиотека

— Как вы думаете, все вышли?

— Не знаю, — пожал плечами доктор Джордано. — Сегодня вообще мало кто работал, но сколько в точности…

— Нам нужно знать точно, иначе как вести учет? — резонно заметил Суэйн и, к удивлению Лили, обернувшись, передал пульт управления ей.

— Эта честь предоставляется тебе, — сказал он.

Не таясь, Суэйн проверил устройство и объяснил Лили, как оно действует. Почему он отклонился от первоначального плана? Спрашивать его об этом уже не было времени. Доктор Джордано недоуменно уставился на них. Но прежде чем он успел что-либо спросить или ощутить тревогу, устройство было приведено в действие. Зажглась маленькая зеленая лампочка, показывающая, что прибор включен, и Лили нажала на кнопку, которая передала радиосигнал детонаторам.

Раздался низкий, глухой звук, и преисподняя рухнула.

Фрагменты здания поочередно поднимались в воздух, разлетаясь в разные стороны. К небу взвились языки пламени, повалил черный дым. Над головами повисло темное облако. Люди кричали, пригибались к земле, защищаясь кто как мог. Падающие осколки стекла стрелами пронзили нескольких. Кто-то упал, тут же оказавшись погребенным под грудой обломков, которые сыпались сверху словно швыряемые великаном камни.

Доктор Джордано повернулся к Суэйну с выражением нескрываемого ужаса на лице. Лили потянулась за пистолетом, но Суэйн опередил ее, сунув руку под спецодежду и вытащив оттуда свой «хеклер и кох». Он приставил его к груди доктора Джордано и дважды нажал на спусковой крючок. Доктор замертво рухнул на землю.

Суэйн поспешно подтолкнул Лили к фургону. Она забралась на водительское сиденье, но он вес еще чего-то хотел от нее, и она наконец поняла, что должна перебраться на пассажирское место, уступив ему руль. Двигатель машины уже работал. Суэйн захлопнул дверцу, включил передачу и тронулся с места. Один из охранников пронесся мимо. Другой в будке что-то бешено кричал в телефонную трубку. Он все еще оставался у аппарата, когда они выехали за ворота.

Когда зазвонил телефон, в кабинете Родриго сидел Деймон. Родриго взял трубку, и его лицо оливкового цвета вдруг приобрело неестественный мертвенно-бледный оттенок.

Деймон поднялся на ноги.

— Что случилось? — спросил он, когда брат дал отбой. Родриго поник головой, его плечи ссутулились.

— Лаборатория уничтожена, — хрипло выдавил он. — Взрыв. Винченцо мертв. — Родриго медленно поднял голову. Из глубины его глаз поднимался ужас. — Это дело рук тех самых консультантов по охранным системам, которых ты провел в комплекс.

Деймон несколько раз глубоко вдохнул и спокойно проговорил:

— Я не мог допустить, чтобы твои намерения осуществились.

— Не мог?.. — Родриго растерянно заморгал, не желая верить в услышанное, пытаясь найти в словах брата какой-то иной смысл. Но что сказано, то сказано, а Деймон невозмутимо стоял передним. — Так ты… ты знал, что они собирались сделать?

— Я заплатил им за это.

Родриго показалось, будто земля уходит у него из-под ног. Все, что он прежде считал реальностью, на самом деле оказалось лишь фикцией. Истина наконец предстала перед ним во всей своей простоте.

— Так, стало быть, это ты стоял за первым взрывом. Это ты нанял Жубранов!

— К несчастью, Винченцо смог повторить сделанное, так что мне пришлось пойти на более крутые меры.

— Так это из-за тебя убили отца! — взревел Родриго, вскочив с места и протягивая руку к ящику стола, где всегда лежал наготове пистолет.

Но Деймон оказался проворнее. Он успел первым выхватить оружие. Его рука не дрогнула. Он трижды спустил курок, в двух местах продырявив грудь Родриго и сделав контрольный выстрел в голову. Родриго ничком рухнул на стол, а потом соскользнул на пол, перевернув корзину для мусора.

Деймон уронил руку с пистолетом. По его щеке скатилась слеза.

События, начавшиеся в августе, закончились. Деймон сделал глубокий вдох и вытер глаза. Истинно говорят: благими намерениями вымощена дорога в ад. Он хотел лишь одного — чтобы вирус был уничтожен.

Жизель, его прекрасная, мужественная, хрупкая Жизель, заразившись этим гриппом, ни за что бы не выжила, ее не спасла бы никакая вакцина. Всего год назад ей пересадили донорскую почку, и ей приходилось принимать подавляющие иммунную систему препараты. Зная, насколько важна для итальянцев полная семья, она не хотела выходить замуж за Деймона, потому что не способна была подарить ему детей. Но Деймон все же уговорил ее. Он любил Жизель больше всего на свете, больше, чем мог выразить это словами. Все, что он сделал, он сделал ради нее.

Ему и в голову не могло прийти, что отцу удастся добраться до тех, кто устроил первый взрыв. Когда он узнал, что всех Жубранов убили в знак назидания тем, кто вздумает перейти дорогу Сальваторе Нерви, его отчаянию не было предела.

Лили Мэнсфилд, близкий друг Жубранов, отомстила за них, убив отца Деймона.

Лучшей кандидатуры, чем она, для завершения начатого Жубранами дела не стоило и искать. С помощью Жоржа Блана (когда Лили потребовала встречи, Деймон чуть было не поддался панике, но один срочный звонок Блану — и тот появился вместо него) он разработал план, чтобы провести Лили и ее друга в лабораторный комплекс.

Деймон боялся встречи с Лили, боялся, что не сможет преодолеть ненависти к женщине, убившей его отца. В какую-то минуту он испытал жгучее желание пристрелить ее, наказать за испытанную им боль, причиной которой на самом деле являлся он сам. У него не было сомнений, что Шарль Фурнье — это переодетая Лили, хотя замаскирована она была так искусно, что он все же подумал, не появился ли в деле кто-то третий. Однако рукопожатие, на которое он вынудил ее, рассеяло его сомнения. Такой тонкой, женственной руки у мужчины быть не могло.

Лили выполнила задание и заставила его раскошелиться на миллион американских долларов. Он не собирался платить ей, но она оказалась хитрее, настояв на полной предоплате. Деймон предпочел бы, чтобы и она погибла при взрыве. Возможно, так оно и есть. Ведь пока о жертвах, кроме Винченцо, ничего не известно. Но если ей удалось уйти живой, он объявит перемирие. Лили не нужно больше опасаться клана Нерви. Он сам спровоцировал события, которые дальше развивались подобно несущемуся с горы снежному кому, вызывающему лавину.

Он убил родного брата, и на его бессмертную душу ляжет проклятие, но своим участием в уничтожении страшного вируса он спас жизни многих и многих людей, висевшие на волоске. И он спас Жизель.

Деймон отступил к двери. Все, конечно же, слышали выстрелы, но никто не вошел. Он открыл дверь. Несколько человек встревоженно толпились у порога. Взглянув на них, Деймон выбрал одного, Тадео, приближенного Родриго.

— Родриго мертв, — тихо проговорил Деймон. — Руководство всеми делами переходит ко мне. Тадео, позаботьтесь о том, чтобы с телом брата поступили как положено. Я отвезу его домой и похороню рядом с отцом.

Бледный как смерть Тадео кивнул. Обычный порядок вещей был ему хорошо знаком. У него был выбор: либо признать Деймона, либо умереть. Он выбрал жизнь. Тадео вполголоса отдал распоряжения, и люди вошли в кабинет, чтобы заняться телом Родриго.

Деймон же перешел в другую комнату и набрал телефонный номер.

— Месье Блан. Все кончено. Вы свободны.

Глава 32

Почему Греция? — спросила Лили, поспешно собирая вещи в гостиничном номере Суэйна.

— Потому что там тепло и потому что это первый рейс, на который мне удалось достать билеты. У тебя есть паспорт?

— го, Тадео, приближенного Род-Даже несколько.

Суэйн замер и с какой-то странной нежностью посмотрел на нее.

— Я имею в виду настоящий. Я взял билет на твое настоящее имя.

Лили поморщилась.

— Это может вызвать проблемы. — Она ни на минуту не забывала о ЦРУ, хотя, судя по всему, этой угрозы ей удалось избежать. И тем не менее, что tе ждет после всего случившегося сегодня, одному Богу известно. — Включи телевизор. Давай посмотрим, не промелькнет ли что-нибудь в «Новостях».

67
{"b":"12219","o":1}