ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет-нет, все в порядке, я просто хотела с тобой поговорить. — Необычно взволнованная Корнелия начала расхаживать по спальне. — Но раз ты уходишь… Я приду завтра.

— Нет, не завтра. — Аурелия схватила подругу за руку и усадила в кресло. — У меня еще много времени, и всегда можно пропустить водевиль. — Аурелия развернула пуфик, чтобы сидеть лицом к Корнелии. — Эстер, пока можешь идти.

— Да, мэм. — Эстер вышла. Аурелия подалась вперед, упершись локтями в колени.

— Гревилл?

Корнелия смущенно засмеялась.

— Извини, Элли. Мне не следует вмешиваться.

— Ты и не вмешиваешься. Ты просто хочешь мне что-то сказать, и я точно знаю, что хочу это услышать. Давай, выкладывай.

— Он действительно работает на министерство. Аурелия кивнула.

— Гарри об этом знает?

— Да… только он не знает, чем Гревилл занимается.

— Я этого и не ожидала. — Аурелия посмотрела на Корнелию, лукаво улыбнувшись. — Даже если бы Гарри и знал, чем именно занимается Гревилл, он не смог бы тебе этого сказать. Но скорее всего он и не знает.

Корнелия почувствовала облегчение, и это было очень заметно.

— Так, значит, для тебя это, в самом деле, не имеет значения? Гарри сказал, что Гревилл собирается делать тебе предложение.

— Правда? — В голосе Аурелии не было слышно ни малейшего удивления. Судя по ее сияющей улыбке, она его и не испытывала. — Меня действительно очень тянет к нему Нелл. — «Когда говоришь правду, очень легко быть убедительной», — подумала она. — Но и это не все. Мне очень нравится бывать в его обществе, я люблю, когда он смеется… я жду встреч с ним и скучаю, когда он уходит. — Улыбаясь, она беспомощным жестом вытянула руки ладонями вверх. — Что еще я могу сказать?

— Совершенно ничего, милая. — Корнелия встала и наклонилась, чтобы поцеловать подругу. — Если ты и в самом деле все это чувствуешь, то вот тебе и мое благословение, и всех твоих друзей. Конечно, это кажется немножко поспешным, но… — Она пожала плечами. — Любовь или расцветает медленно, или ударяет человека прямо между глаз. С Алексом и Лив получилось именно так.

— Да, и только посмотри на них, — прыснув, сказала Аурелия. — А если быть совсем честной, Нелл, то, сколько времени потребовалось, чтобы в сердце своем ты поняла, что Гарри — это твой мужчина?

Корнелия засмеялась.

— Чуть дольше, но ненамного. — Она направилась к двери. — Все, одевайся дальше. Я устрою небольшой обед для вас с Гревиллом и нескольких близких друзей, и скоро распространится слух, что между вами возникло взаимопонимание. — Она послала подруге воздушный поцелуй и вышла.

Глава 13

— О-о, вот она, та женщина, которая пленила воображение Гревилла, — сказала леди Бротон своей компаньонке, поднимая к глазам лорнет и глядя на двойные двери гостиной, где собралась небольшая группа гостей. Ее дворецкий только что объявил о прибытии леди Аурелии Фарнем в обществе виконта и виконтессы Бонем. — В общем, и целом привлекательная женщина, — пробормотала леди Бротон, глядя, как ее племянник быстро идет к новоприбывшим.

— Да, в самом деле, Агата. — Компаньонка энергично закивала. Эта обнищавшая кузина леди Бротон твердо следовала главному принципу своей жизни — никогда не противоречить Агате, которая бывала исключительно щедрой к тем, кто ее ублажал. — Довольно привлекательная.

— Удивительно, что она до сих пор не подцепила мужа, — произнесла леди Бротон, продолжая изучать сквозь лорнет леди Фарнем и Гревилла… — Насколько я понимаю, она довольно долго прожила в столице. Сколько времени она вдовеет, Марта?

— По-моему, четыре года. Дорогой Гревилл упоминал, что ее муж погиб при Трафальгаре.

— Хм-м. — Леди Бротон опустила лорнет. — Значит, у нее нет денег. Все остальное в ней превосходно. Приличное воспитание, ничего отталкивающего во внешности. Модная, но не чрезмерно. Но если у нее нет перспектив…

— Может быть, это все-таки любовь, Агата? — рискнула предположить Марта. — Еще и месяца не прошло с тех пор, как он вернулся из армии. Может быть, он был покорен? — И сентиментально вздохнула.

Леди Бротон перевела лорнет на кузину, изумленно глядя на нее.

— Гревилл? Ты полагаешь, что Гревилл может потерять голову из-за женщины? Боже милостивый, Марта, ему тридцать пять лет! Он в жизни не терял голову, не то, что сердце! Он не думает ни о чем, кроме долга! Всегда только долг перед страной, но я надеюсь, что он наконец-то вспомнил и про долг перед семьей. Гревилл просто решил, что эта леди Фарнем прекрасно отвечает всем его требованиям, и не будет разрушать его приоритеты. — Она энергично закивала. Ее бриллиантовые сережки неистово закачались. — Поверь мне, Марта. Я знаю своего племянника. Уж если он решил что-то сделать, времени даром тратить не будет. В этот приезд домой он решил найти себе жену и приступил к этому со своей обычной скоростью и эффективностью.

— Я уверена, что ты права, Агата.

— Разумеется, я права. Насколько я понимаю, у этой женщины и ребенок есть? Девочка?

— Мне кажется, да.

— Хм-м. Можешь не сомневаться, он и это принял во внимание. Точно знать, что она способна выносить ребенка — да это преимущество поважнее, чем деньги. Гревилл с уверенностью может надеяться, что она родит ему наследника. Я не сомневаюсь, что он очень тщательно взвесил все «за» и «против»… Гревилл вообще очень основательный человек.

Леди Бротон направилась к группе у двери. В своем облегающем атласном платье в алую и бирюзовую полоску, выгодно подчеркивающем все изгибы ее фигуры, она представляла собой величественное зрелище. На ней были бриллианты Бротонов — шею плотно облегало искрящееся колье, длинные капли сережек болтались в таких же длинных ушных мочках, к расшитой жемчугами черной кружевной мантилье была прикреплена диадема, запястья унизаны браслетами.

— Леди Фарнем, — объявила она, протягивая руку в белой перчатке. — Я счастлива, познакомиться с вами.

Пожимая протянутую руку, Аурелия умудрилась сохранить любезную улыбку. Гревилл хорошо подготовил ее к этой встрече, и она не ждала никаких сюрпризов, но он ни слова не сказал о внешности леди Бротон, которая ошеломляла — и это еще мягко сказано. Невозможно было оторвать взор от пышной груди, вываливающейся из низкого выреза ее пестрого платья, и от могучих бедер, подчеркнутых покроем юбки. Платье плотно облегало ее бедра и колени, а потом переходило в шлейф. Такой покрой сковывал движения леди Бротон, вынуждая ее семенить на невероятно высоких каблуках атласных туфель, усыпанных бриллиантами.

Увидев наряд тетушки, Аурелия лишилась дара речи. Немного придя в себя, она произнесла:

— Добрый вечер, леди Бротон. — Она вежливо наклонила голову. — Для меня большая честь быть приглашенной сюда… Вы знакомы с лордом и леди Бонем? — Аурелия изо всех сил избегала смотреть на Корнелию, зная, что стоит им переглянуться, и они пропали.

— Мне знакомы только имена, — произнесла леди Бротон, поворачиваясь, чтобы поздороваться с супругами. — Разумеется, вы, молодежь, вращаетесь в других кругах, в отличие от нас, уже впавших в дряхлость.

Она рассмеялась, и после некоторого замешательства остальные гости присоединились к ее смеху, вставляя подобающие замечания. Никто не мог бы назвать леди Бротон в ее потрясающем наряде «впавшей в дряхлость».

— Но с герцогиней Грейсчерч я знакома, — объявила леди Бротон, похлопывая Гарри веером поруке. — Кажется, это ваша родственница, лорд Бонем?

— Моя двоюродная тетушка, мэм, — отозвался тот, вежливо улыбнувшись.

— Да, я знавала ее, когда была еще совсем девочкой, — сказала леди Бротон. — Разумеется, герцогиня даст мне фору как минимум в десять лет, но в мой первый сезон мы с ней вращались в одних кругах. — Она снова обернулась к Аурелии: — Насколько я понимаю, вы живете на Кавендиш-сквер, леди Фарнем?

— Да, в доме моих друзей, князя и княгини Проковых.

— О, вы, скорее, присматриваете за их домом, — произнесла леди Бротон, и лицо ее несколько омрачилось. — А свое жилье в Лондоне у вас есть?

31
{"b":"122198","o":1}