ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сомневайся во всем
Тиран
Ведун. Слово воина: Слово воина. Паутина зла. Заклятие предков
Первое правило волшебника
Скажи «НЕТ» пластику. 101 способ использовать меньше пластика и спасти мир
Невеста по вызову, или Похищение в особо крупном размере (СИ)
Легкий способ бросить курить
Арти Конан Дойл и исчезающий дракон
Сильней любить невозможно

– Что ты ей сказала? – жестко спросил он, глядя ей прямо в глаза пронзительным, холодным взглядом.

– Этой смешной леди? – Анжелина пожала плечами и скорчила гримасу:

– Да ничего особенного. Терпеть не могу баб. Я люблю мужчин, ты же знаешь, – и она озарила его еще одной улыбкой.

– Что ты ей сказала? – повторил он тем же ледяным тоном.

Анжелина почувствовала, что холодеет от страха.

– – Я сказала ей, что майор приходил ко мне на вторую ночь после свадьбы. Это правда! Ты и сам это знаешь. Думаешь, она расскажет ему? – спросила Анжелина, придвигаясь к Роперу.

– Очень может быть, – ответил он, желая припугнуть ее.

Несмотря на страх, Анжелина решила воспользоваться тем, что Ропер задержался рядом с ней, и уже прижималась грудью к его руке.

Однако это не произвело на Ропера никакого впечатления. Он вскочил в седло и пришпорил лошадь.

Ропер был недоволен собой. Он всегда считал себя жестким, даже жестоким человеком. Ему было всего тринадцать, когда на его глазах убили отца и изнасиловали мать. В четырнадцать он сам впервые убил человека – какого-то бродягу, который хотел отнять у них с братом скудные запасы еды. Двадцать лет подряд братья готовились к мщению. Они копили деньги, цент за центом, и тщательно планировали операцию. Для них не существовало ничего, кроме одной цели: уничтожить Мак-Лейна и вернуть себе землю Сарратов.

Ропер никогда не совал нос в чужие дела и не допускал, чтобы к нему кто-то лез в душу. А сегодня он дважды в течение нескольких минут изменил своим правилам, и все из-за одной и той же женщины. Да не все ли ему равно, обесчестит ли кто-нибудь эту маленькую простушку или нет? Он никогда бы не вмешался, если бы Виктория не вступила в борьбу с Гарнетом. Она не испугалась его, а он, Ропер, был единственным человеком на ранчо, который мог помочь ей. Все это так, но теперь в любой момент можно ждать выстрела в спину. И все из-за женщины

У него сравнительно рано появились женщины, но все они были случайными ничего для него не значили. Он престо удовлетворял свои сексуальные потребности, и только. Ропер любил женщин, но никогда не был влюблен. Ему нравилась их нежность и хрупкость, сладковатый запах тела, их ласковые руки, с готовностью обвивавшиеся вокруг его шеи. Он доставлял им удовольствие, и они с восторгом отдавались ему. Он испытывал настоящее наслаждение в постели только тогда, когда женщина полностью разделяла его с ним.

У него было много женщин, но ни одну он не желал, так страстно, как Викторию. Это было не просто сильное физическое влечение, может, потому что она настоящая леди и совершенно не похожа на других женщин. Однако он не должен забывать, что она жена его врага, и, когда месть свершится, руки Ропера будут не просто обагрены кровью, а кровью ее мужа.

Все это так. Но она нужна ему, и никакие доводы не имели значения. Ропера восхищала ее гордость и выдержка. Как достойно она повела себя, узнав о неверности мужа! Как храбро бросилась на защиту младшей сестры! Здесь она была одинока и беззащитна. Несчастный брак стал для нее ловушкой. Ропер сожалел, что она не прислушалась к его словам и не захотела вернуться домой в Огасту. Может быть, он сумел бы ее забыть, если бы не встречал каждый день. И все-таки нельзя допустить, чтобы она разрушила его планы…

Виктория сразу прошла в свою комнату и опустилась на кушетку. Никогда еще она не чувствовала себя такой униженной и не была так разгневана. И вовсе не из-за того, что супруг ходил к другой женщине. Это ее ничуть не волновало. Напротив, она даже была благодарна этой несчастной, которая соглашалась делить постель с майором и давала ей возможность спокойно спать по ночам. Ей был невыносим и оскорбителен тот факт, что о его предательстве было известно всем. И еще то, что он пошел к этой шлюхе, когда и суток не прошло с момента их венчания. Конечно, можно было не верить Анжелине. Но по глазам Ропера, обычно совершенно бесстрастным, в которых она сегодня заметила сочувствие и жалость, Виктория поняла, что все сказанное было правдой.

Несомненно, что и прислуга была в курсе. Неудивительно, что Кармита была так предупредительна и смотрела на хозяйку с откровенным сочувствием.

И все-таки она Виктория Мадлен Мэри Уэйверли. Она с детства впитала традиции старинного благородного рода, но, повзрослев, поняла, что без денег они мало что значат. Однако гордость была у нее в крови, она составляла неотъемлемую часть ее существа, как и аристократическая утонченность лица.

Муж нанес ей такое оскорбление, которого не могла бы простить ни одна женщина. И после всего случившегося ей предстояло жить с ним, не имея ни малейшей возможности ни отомстить ему за причиненное оскорбление, ни уйти. Можно было бы распустить слух о его бессилии, но это претило ее натуре, ее понятию о благородстве. И несмотря ни на что, она никогда не нанесет ему публичного оскорбления.

Оставалось только одно – продолжать жить так, будто ничего не произошло, и заставить всех вести себя подобным образом, по крайней мере в ее присутствии.

Конечно, пребывание на ранчо Анжелины злило Викторию. Только теперь она начала понимать разговоры, которые слышала еще в детстве. Рассказывали, что многие мужчины имеют любовниц, но они так тщательно скрывали это от жен, что те даже не догадывались об их существовании.

Да, с присутствием Анжелины на ранчо придется смириться так же, как и со всем остальным. Ведь если Виктория добьется ее удаления, все поймут, что она сделала это из ревности, из ревности к шлюхе.

Грустные размышления, Виктории были прерваны тихим стуком в дверь. В комнату заглянула Селили.

– Я думала; мы будем чинить белье, – сказала она сестре. В голосе девушки не было укора, только удивление.

Виктория с трудом поднялась с кушетки.

– Зайди, дорогая, и посиди со мной немного.

Как ни трудно говорить об этом, но она должна наконец объяснить Селии, в каком окружении они живут, чего, следует опасаться и почему нельзя близко подпускать к себе Гарнета и других мужчин. Виктория обязана это сделать, и откладывать больше нельзя.

Селия с радостью устроилась подле сестры. Она ей полностью доверяла. Именно Виктория с Детства была ей защитой и опорой: бинтовала ей разбитые коленки, отвечала на ее бесчисленные вопросы, успокаивала ее по ночам, когда она просыпалась от страха. Сейчас она собиралась о чем-то попросить сестру и в нерешительности накручивала на палец белокурый локон.

– Как ты думаешь, майор разрешит мне покататься верхов на Рубио? Мне так этого хочется. Виктория встревожено взглянула на сестру:

– Не думаю, дорогая, Рубио – жеребец, а жеребцов не используют для верховых прогулок. Они слишком своенравны и опасны.

– Но ведь мистер Ропер катается на нем. Я сама видела, – не отступала Селия.

Имя Ропера, произнесенное сестрой, заставило Викторию вздрогнуть.

– Мистер Ропер не катается на жеребце, моя Милая, он его объезжает. Мистер Ропер – сильный мужчина и опытный наездник. А ты слабенькая девочка. Селия на минутку задумалась. Конечно, сестра была права, но ей так хотелось покататься на Рубио.

– Я ведь хорошо скачу верхом! – воскликнула она.

– Селия, милочка, вспомни, сколько времени прошло с тех пор, как мы в последний раз катались верхом. Мы уже все перезабыли и потеряли форму. А с тех пор, как у нас забрали лошадей, ты каталась только на пони, – возразила Виктория.

Это было еще одним последствием войны. В самом начале боевых действий всех лошадей забрали для армии.

Селия так расстроилась, что Виктория притянула ее к себе и погладила по голове.

– Не расстраивайся. Хочешь, я попрошу майора, чтобы он выделил нам лошадей для прогулок верхом? Как было бы замечательно вместе покататься! Когда-то мы с Эммой не вылезали из седла. – В голосе Виктории зазвучали грустные, ноты, а Селия сразу уловила их и постаралась как можно радостнее улыбнуться.

– Так ты поговоришь с ним? Я мечтаю о прогулках верхом! – с энтузиазмом воскликнула она.

11
{"b":"12221","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Рико, Оскар и тени темнее тёмного
Все идеи Роберта Кийосаки в одной книге
Методика доктора Ковалькова. Победа над весом
После Карлоса Кастанеды. Дальнейшие исследования
Некрасавица и чудовище
Друзья звезд. Магия зеркала
Знаменитые расследования Мисс Марпл в одном томе
Не открывать! Липко!
Мертвым не больно