ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Две волшебные сказки о доброй стране умножения и её славных жителях
Жнец (СИ)
Дом Ротшильдов. Пророки денег. 1798–1848
Танцующая для дракона
Историкум. Мозаика времен
Фамильяр
Последний ребенок
Три данжа
Кукла (сборник)

Рубио поводил ушами и с нескрываемой враждебностью посмотрел на Викторию. Он взрывал землю копытом, а в другом конце конюшни заржала Софи, почувствовав волнение жеребца.

Виктория взяла пистолет в правую руку и с трудом взвела курок. Нужно быть готовой ко всему. Теперь можно открыть стойло. Но жеребец вовсе не рвался на свободу. Он отошел в дальний угол и заржал.

– Уходи! – крикнула Виктория.

Она не хотела больше видеть его. Это было очень серьезно. Она не сможет жить на ранчо, пока здесь Рубио. Каждый раз при виде его ненависти будет разгораться в ее душе и она будет вспоминать о гибели сестры.

– Убирайся! – повторила Виктория и схватила со стены кнут – Убирайся вон!

Жеребец подчинился и вышел из стойла, но дойдя до середины конюшни, снова остановился, заржал и покосился на Викторию. Тогда, нацелив пистолет в верхний угол отворенных ворот, она выстрелила. С диким ржанием Рубио выскочил из конюшни. Лошади, стоявшие в стойлах, проснулись. Снаружи послышался шум, то здесь, то там замелькали огни. Это в домах зажигали свечи и лампы. Мужчины в спешке одевались, хватали оружие, и выскакивали на мороз. Виктория страшно замерзла и устала. С огромным трудом она затворила ворота конюшни и заперла все загоны.

Навстречу ей уже бежал Джейк, а следом за ним – Бен. Оба были вооружены. Увидев жену с пистолетом в руке, Джейк схватил ее за плечи и, забрав оружие, встряхнул, пытаясь вывести из оцепёнения.

– Что ты здесь делала?

– Я прогнала его!

– Что? – в голосе Джейка звучали гнев и негодование.

– Я выгнала его. Я не могу его больше видеть. Селия в могиле, а он живет, как прежде. Хватит тебе тех жеребцов, что он уже наплодил.

Джейк злобно выругался, но моментально опомнился и осадил себя сам. Его беременная жена стояла на снегу в одной ночной рубашке, прикрытая легкой шалью. Она вся дрожала от холода и напряжения, а он препирался с ней.

– Хорошо, дорогая. Все будет так, как ты хочешь, – на этот раз его голос звучал гораздо мягче.

Подхватив Викторию на руки, он отнес ее в дом и уложил в постель. Она крепко заснула впервые с тех пор, как погибла Селия.

Наступил март, а с ним появились первые признаки того, что скоро начнется потепление. Виктория стала неуклюжей, двигалась медленно и с трудом. Она уже не могла встать с кресла без посторонней помощи и улыбалась очень редко, только если Джейку удавалось ее развеселить. Живот ее был большим и тяжелым, и Виктория не могла найти удобного положения, чтобы заснуть. Спина постоянно ныла. Она с нетерпением ожидала родов. Ведь тогда все ее мучения закончатся.

Джейк никогда не считал себя хорошим семьянином. Он женился и любил свою жену, вот и все. Но в эти трудные месяцы он старался безотлучно быть подле нее. Он массировал ей спину и помогал ночью добраться до горшка. Его тревожил ее огромный живот. Значит, ребенок крупный, а у Виктории такие узкие бедра. Смерть Анжелины во время родов не давала ему покоя, ведь такое могло случиться с каждой женщиной, даже с его женой. Март подошел к концу. Теперь все домашние не спускали с Виктории глаз. Ее напряжение достигло апогея. Когда третьего апреля неожиданно пошел снег, она разрыдалась. Неужели весна никогда не наступит? Неужели ее ребенок никогда не родится?

В ту ночь она опять не могла заснуть. Джейк массировал ей спину, но это не помогало. Свечи они зажигать не стали. За окном было белым-бело от снега и лунного света.

Внезапно Джейк насторожился и замер. Виктория выглянула в окно, но ничего там не заметила. По напряженному лицу мужа она поняла, что происходит что-то страшное.

– Одевайся, – скомандовал он, – не зажигай огня!

Сам он оделся в мгновение ока и с пистолетом в руке бросился в комнату к Бену.

– Бен, бандиты!

Бен вскочил так же быстро, как и Джейк, разбудив задремавшую рядом с ним Эмму.

– Вставай, малышка, – спокойно сказал он, – быстрее. У нас – беда.

– Что случилось?

– Пока не знаю. Одевайся.

Эмма выскочила из комнаты Бена и побежала в свою, которая теперь пустовала каждую ночь. Почему она не перебралась к нему насовсем? Ведь все в доме знали об их отношениях, и Виктория радовалась ее счастью. Эмма вздохнула. Теперь, может быть, уже слишком поздно.

Никогда еще живот так не мешал Виктории. Убегая, Джейк еще раз поторопил ее. И тут к ее облегчению вошла Эмма. Присев рядом с сестрой, она помогала ей натянуть чулки и надеть ботинки.

– Ты знаешь, что происходит?

– Джейк сказал, что это бандиты.

Женщины в тревоге прислушались, но вокруг была тишина.

Спустившись вниз, они обнаружили испуганных служанок. Джейк передал ружье Бену и оценивающе взглянул на Викторию с Эммой.

– Я дам вам ружья. Вы найдете себе место, откуда можно стрелять и где вы будете находиться в укрытии. А я пойду за мужчинами в дальний дом.

– Нет, – резко запротестовал Бен, – это я пойду за ними, а ты останешься здесь.

Прежде чем выскользнуть за дверь, он подошел к Эмме и крепко поцеловал ее в губы. И только когда он ушел, она поняла, что это был прощальный поцелуй, а возможно, и последний.

– Джейк, что происходит? – тихо спросила Виктория.

– Я видел свет. Видимо, кто-то зажег сигарету.

– Но почему ты решил, что это не один человек, а несколько?

– Опыт подсказывает, – ответил он и протянул женщинам коробку с патронами:

– Набейте себе карманы. Кармита, ты умеешь стрелять?

– Да, сеньор. И Жуана тоже.

– И я, – добавила Лола.

– Отлично. Берите ружья.

– Кто это, индейцы?

– Нет, индейцы никогда бы не зажгли огня. Это белые.

Первый выстрел заставил женщин вздрогнуть.

– Укрыться всем, – приказал Джейк, он выбил оконное стекло прикладом и приготовился стрелять.

– Захожу! – раздался со двора голос Бена.

Уже через секунду он ворвался в дом с пятью мужчинами. – Я думаю, стрелки здесь пригодятся.

Перепуганные женщины быстро поднялись наверх.

По примеру мужа Виктория прикладом высадила стекло. Холодный ветер ударил ей в лицо.

«По крайней мере не усну», подумала она и приладила винтовку.

Ураганный огонь начался внезапно. Казалось, стрелки со всех сторон. Сверху были видны только темные тени всадников и пеших. Виктория решила стрелять по верховым, поскольку их люди не могли успеть оседлать лошадей.

Заметив притаившегося за кустами человека на правившего ружье в сторону дома, Виктория прицелилась и выстрелила. Мужчина упал, беспомощно раскинув руки.

Странное чувство овладело Викторией. Она убила человека, но это не взволновало ее. Потом, может быть, наступит реакция, но не сейчас.

Со второго этажа раздавались все новые выстрелы. Это остальные женщины поддержали Викторию. Она прицелилась во всадника, но на этот раз промахнулась.

Отчаянный крик донесся из соседней комнаты. Виктория сперва хотела броситься туда, но осталась на месте, не решаясь покинуть свой пост.

– Эмма, – крикнула она, – Кармита, Лола, Жуана!

Откликнулись все, кроме Лолы. Теперь до Виктории донесся слабый стон.

Оранжевое пламя полыхнуло на фоне белого снега. Это всадник с горящим факелом несся к дому. Ужас охватил Викторию. Их пытаются поджечь; Она выстрелила, и факел упал на снег, а вслед за ним упал и окровавленный наездник.

Пули градом ударяли о стены дома. В окнах не осталось ни одного стекла. Подняв голову, она увидела, что к дому спешит еще один человек с факелом. Стены поджечь невозможно, но если факел попадет в открытое окно, тогда – беда. Пожар неизбежен.

Виктория стреляла и перезаряжала ружье, снова стреляла и снова перезаряжала. Казалось, так прошла целая вечность. Она не знала, жив ли Джейк или пуля уже нашла его.

В комнату вбежала Эмма:

– Лола мертва. Жуана ранена, но не серьезно. Она стреляет.

– Джейк, Бен?

– Джейк внизу, я слышала его голос. Про Бена ничего не знаю.

– Эмма, кто это?

– Неизвестно. Скоро рассветет, и мы их увидим.

72
{"b":"12221","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бессмертный полк. Сборник стихов памяти павших на фронтах Великой Отечественной войны
Проклятие свитера для бойфренда
Прекрасный подонок
На подъеме
Берлинский боксерский клуб
Меняю на нового… или Обмен по-русски
Фермерский обед. Как создавать кулинарные шедевры из натуральных продуктов
Несвоевременные мысли эпохи Третьей Империи
Иррационариум. Толкование нереальности