ЛитМир - Электронная Библиотека

Джейк оледенел от страха и от сознания собственной вины. Это из-за него Виктории, нежной и благородной Виктории, приходится рожать на голой земле, как рожают дикие звери. Он не должен был жениться на ней. Это было преступлением. Ее надо было отослать обратно, туда, где она родилась и где могла продолжить свою жизнь в тепле и уюте.

Виктория сжала руку мужа и стиснула зубы, но это не помогло. Глухой, дикий, животный вопль вырвался из ее горла. Потом еще один, за ним другой. Все тело женщины содрогалось и билось в конвульсиях.

С потоком воды и крови на руки поджидающей Кармиты выскользнуло детское тельце. Малыш был пурпурно-красным, и Джейка обуял новый страх. Малыш молчал, Кармита, не теряя времени, легонько шлепнула младенца, и он тут же издал слабый крик. Потом она повернула его к Джейку так, чтобы тот удостоверился, что у него родился сын.

Усталая Виктория слабо, чуть слышно рассмеялась:

– Смотри-ка, Джейк, он вылитый отец.

Джейк в недоумении уставился на жену. Как она могла найти хоть какое-то сходство с кем-либо у этого крохотного, красного и сморщенного, пищащего существа, все еще запачканного кровью?

Может быть, из-за темных волос ей так показалось? Но сейчас они мокрые, а когда высохнут, могут оказаться совсем светлыми. Виктория притянула мужа к себе.

– Он настоящий мужчина, – шепнула она ему на ухо.

Джейк взглянул на младенца и покраснел, кажется, впервые в своей жизни.

– Дайте мне малыша, – попросила Виктория; – он, наверное, замерз.

Кармита обрезала и перевязала пуповину, завернула младенца в чью-то рубашку – кажется, на ранчо не осталось ни одного работника, который не принес бы своей рубашки в кузницу, – и передала малютку роженице.

Джейк обнял жену и прижался щекой к ее волосам. Она была всем в его жизни.

– Я люблю тебя, – хрипло произнес он.

Виктория откинула голову назад, и ее ясные голубые глаза встретили радостный взгляд его зеленых глаз.

– И я люблю тебя, – просто сказала она.

– Не такую жизнь, я тебе готовил. Сейчас у нас нет даже дома.

– Меня это не волнует. – Виктория оперлась на него всей своей тяжестью – Я рада, что он сгорел. Слишком много ненависти там скопилось, слишком много смертей произошло. Я не хотела, чтобы там рос мой ребенок.

Она посмотрела на малыша и прикоснулась пальцем к его щечке. Зачмокав, он повернул головку.

– Я начну все сначала, – пообещал Джейк. – Я построю новый дом для тебя, если ты останешься. Милая, не уходи. А если решишь уйти, сначала застрели меня. Я не смогу жить без тебя. Я люблю тебя.

Никогда еще он не говорил Виктории о любви. Никогда еще не смотрел на нее с такой надеждой и страхом. Да, он Джейк Саррат, который никогда и ничего не боялся, сейчас замирал от страха, что она уедет. Его глаза больше не были холодными и злыми. Его любовь изменила все. Она растопила недоверие, и теперь ей никуда не надо уезжать.

– Хорошо, – Виктория сжала руку мужа, – я остаюсь. Я верю, что ты построишь новое Королевство Сарратов, в котором не будет места прошлому. Мы начнем все сначала.

Эмма присела подле Бена, чтобы проверить, как затягивается рана на ноге.

– Так кто там у меня, племянник или племянница? – спросил он, широко улыбаясь.

– Племянник, – ответила она и занялась перевязкой, – а может быть, скоро получишь и собственного сына.

– Что?! – Бен даже привскочил на месте. – Что ты сказала?

– Тсс, сиди спокойно.

– Ты уверена? – Он схватил Эмму за руки, с нетерпением вглядываясь ей в глаза.

– Это возможно, но я еще не совсем уверена.

Они слишком много ночей провели с Беном вместе, чтобы это могло пройти бесследно. Бен усадил ее рядом с собой и поцеловал.

Эмма, детка, с тех пор, как я тебя встретил, я не могу думать ни о ком другом. Вряд ли это изменится. Пожалуй, нам лучше пожениться.

– Потому, что я беременна?

– Нет, потому, что мы любим друг друга. У нас, возможно, появится целый выводок детей, и лучше уж их родителям состоять в законном браке.

Глаза Эммы сверкали от радости.

– Бен Саррат, я люблю тебя!

– Это означает «да»?

– Это означает «да», – ответила она.

Джейк сел на землю, продолжая держать Викторию в руках. В это невозможно было поверить, но тем не менее она спокойно спала, и ребенок мирно посапывал у нее на груди. Его ребенок! Джейк удивился тому, какой он красный и сморщенный, совсем беспомощный и маленький. Ему нужна защита, пища, одежда и еще многое другое, и это все обязан дать ему он, Джейк, – его отец. Теперь он обязан думать о будущем, о Виктории, об их сыне, о других детях, которых родит ему жена.

Утро принесло слабый запах пороха и гари. Потом солнце пробилось сквозь облака. Перед Джейком открывалась светлая жизнь, и он приветствовал ее.

74
{"b":"12221","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Отступники
Цифровой, или Brevis est
Медик. Хороший, плохой, злой
Как бы поступила Клеопатра? Как великие женщины решали ежедневные проблемы: от Фриды Кало до Анны Ахматовой
Снежный Тайфун
d’Рим
Я не твоя, демон!
Ссыльнопоселенец. Горячая зимняя пора
Рекурсия