ЛитМир - Электронная Библиотека

Движение было обычным для этого времени дня. Детектив Холлистер прочно «повис»у нее на заднем бампере. Если он думает, что сумеет напугать ее этим ребяческим трюком, то его ждет сюрприз: она имела возможность проверить свою нервную систему на испытаниях гораздо более серьезных, чем это. И не дрогнула.

Ей кое-куда нужно было заехать перед возвращением домой. Она сделала бы все эти дела еще в выходные, но на нее обрушилось то кошмарное видение. Марли твердо решила не менять планов из-за Холлистера. Если он намеревается выяснить, чем она обычно занимается после работы, пусть смотрит, его ждет много интересного. Она остановилась у химчистки, сдала грязные вещи, забрала чистые. Затем заехала в библиотеку, куда вернула две книги. Следующая остановка — ближайший магазин. Каждый раз Холлистер останавливался как можно ближе к ней, дважды прямо за ее машиной, и с невозмутимым видом ждал, когда она вернется и поедет дальше. Когда Марли вышла из магазина, он увидел, что она катит перед собой тележку с четырьмя большими пакетами, которые, очевидно, хотела загрузить в багажник. Отпирая его, Марли подперла колесики тележки ногой, чтобы она не укатилась.

За ее спиной послышался шум захлопываемой дверцы машины. Он подошел к ней почти вплотную, раньше, чем она успела обернуться. Марли опять пришлось задрать голову, чтобы встретиться с ним взглядом. Он стоял прямо перед ней, огромный и мрачный, как грозовая туча. Глаза его были закрыты непроницаемо черными очками. Ей всегда становилось немного не по себе, когда она не могла видеть глаз собеседника. Как и там в полиции, его приближение оголило все ее нервы. Она с трудом подавила желание отступить на шаг назад.

— Что вам от меня нужно? — холодно и ровно спросила она.

Он протянул свою большую руку к тележке, без видимых усилий поднял один из четырех тяжелых пакетов и опустил его в багажник машины.

— Просто решил помочь вам переложить покупки.

— До сих пор мне как-то удавалось обходиться в жизни без вашей помощи, детектив. Думаю, что справлюсь и теперь.

— Да мне не трудно. — Улыбка, появившаяся у него на лице после этих слов, была насмешливой. Он быстро перекинул оставшиеся пакеты из тележки в багажник и проговорил:

— Можете меня не благодарить.

Марли пожала плечами.

О' кей.

Отвернувшись, она отперла машину и села за руль. Место парковки перед ней было свободно, поэтому, для того чтобы выехать со стоянки, ей не нужно было подавать назад, на машину детектива, и тем самым снова вступать с ним в разговор. Она уехала оттуда, предоставляя ему самому позаботиться об опустевшей магазинной тележке. Не до любезностей. Марли чувствовала усталость, подавленность и была раздражена. Хуже того: она испытывала страх. Нет, не перед детективом Холлистером, который был ей просто неприятен. Причина страха лежала гораздо глубже.

Она боялась того выродка, который зарезал Надин Виник. Это был не человек, а чудовище.

И еще Марли боялась самой себя.

К тому времени, когда она остановилась на втором светофоре после магазина, он уже догнал ее и снова пристроился сзади. Похоже, улицы с оживленным движением были его стихией.

Когда впереди показался ее дом, Марли не испытала привычной радости. Она нисколько не сомневалась в том, что ее святилище непременно будет осквернено этим здоровенным угрюмым человеком, который в первые же минуты их знакомства вызвал у нее стойкое чувство неприязни. Ей свойственно было скептическое отношение к людям, но чтобы сразу неприязнь?.. Это слишком. Ей было немного неудобно перед собой за это, и в то же время она удивлялась своему смущению.

Как Марли и ожидала, Холлистер свернул на на подъездную аллею прежде, чем она успела выключить в своей машине зажигание. Он вышел из машины, снял очки и сунул их в карман рубашки. Она терпеть не могла солнечные очки, но сейчас вдруг пожалела о том, что он их снял. Пожалела, потому что теперь чувствовала на себе тяжелый устрашающий взгляд его карих с зеленым отливом глаз.

— Что теперь? — спросила она. — Или вы проводили меня до дома, чтобы помочь выгрузить пакеты?

— Вы сказали, что способны обойтись и без моей помощи, — заметил он. — А приехал я, чтобы немного поболтать с вами.

Кто-то показался из-за двери соседнего дома. Она оглянулась и увидела свою соседку Лу, которая остановилась на своем крыльце и с любопытством наблюдала за ними. Марли помахала ей рукой и поздоровалась. Детектив Холлистер тоже помахал рукой.

— Рад снова видеть вас, — крикнул он.

Усилием воли Марли сумела сдержаться. Ну, конечно же, он заезжал к соседям, расспрашивал. Ничего другого от него ждать не приходилось. Сегодня утром он ясно дал понять, что она у него на большом подозрении.

И, тем не менее, как только Марли открыла багажник, он вытащил оттуда все четыре пакета, взяв по два в каждую руку.

— После вас, — вежливо проговорил он.

Она пожала плечами. Если ему так хочется тащить продукты, она не станет возражать. Марли отперла входную дверь, дала ему войти, затем вошла сама и показала, как пройти на кухню, где он сложил пакеты на стол.

— Спасибо, — сказала она.

— Что уж сейчас благодарить? Могли бы сделать это и раньше.

Она удивленно приподняла брови.

— Вы сами сказали, что я могу не утруждать себя этим.

Начав разбирать пакеты, она спросила:

— О чем вы сейчас думаете, детектив?

— Об убийстве.

В лице Марли появились напряжение. Это была не та тема, на которой можно было оттачивать свое остроумие. Поэтому она просто сказала:

— Я тоже.

Это было видно по ее широко раскрытым глазам.

Он привалился плечом к одному из кухонных шкафов и принялся наблюдать за тем, как она передвигается по кухне, раскладывая по ящичкам и полкам то, что купила в магазине. От него не укрылась скованность ее движений.

Дейн осмотрелся вокруг и решил, что кухня ему нравится. Его собственная кухня отличалась узкой практичностью.

Кухня Трэммела, обставленная по последнему слову техники, производила прямо клиническое впечатление. А вот у Марли Кин это была просто еще одна уютная комнатка. На окне и над раковиной в подвешенных горшках росли рядком разные зеленые растения. Наверное, поэтому и воздух здесь такой свежий. Пол выложен кремово-белой плиткой с голубыми и светло-зелеными узорами. Раскрытые ставни на окнах были также выкрашены в голубой цвет. Прямо над столом на потолке крутился белый вентилятор.

— Вам удалось сегодня узнать обо мне что-нибудь интересное? — спросила Марли, стоя к нему спиной и перекладывая консервы из пакета на полку.

Он не ответил, только задумчиво посмотрел на нее. Дейн не собирался держать ее в курсе шагов, предпринимаемых следствием. Впрочем, пока что и разбалтывать-то было особенно нечего.

— Хотите, я сама за вас скажу? — весело предложила она. — Сегодня вам стало известно, что я никогда не подвергалась аресту, мне ни разу не выписывался штраф за не правильную парковку автомобиля и — если верить моим соседям — я не хожу на свидания и не принимаю поклонников. Дальше. Я вовремя оплачиваю все свои счета, не пользуюсь кредитной карточкой и книги в библиотеку сдаю всегда в срок.

— Почему бы вам снова не рассказать мне о том вечере с пятницы на субботу? — предложил он резким тоном. Она с легкостью описала весь его рабочий день, и это Дейну очень не понравилось. Злость, которая кипела в нем с самого утра, прямо рвалась из груди. Эта леди рассердила его всерьез.

Он заметил, как напряглись ее плечи.

— А что, с первого раза вы не все уловили?

— Просто мне хотелось бы еще раз услышать все с самого начала. Я у вас в гостях, а гостей принято развлекать. Только повторяю: с самого начала.

Она повернулась к нему лицом, и он заметил, что она так же бледна, как и угром в полиции. Руки она сжала в кулаки, что тоже не ускользнуло от его внимания.

— Вам трудно говорить об этом? — холодно спросил он. Дейн очень надеялся, что именно так и есть. Если вспомнила про свою совесть, то, может быть, она сейчас и «расколется»? Такое уже случалось в его практике, хотя в большинстве случаев преступник идет на признание либо по своей глупости, либо в результате извращенной трактовки такого понятия, как гордость.

13
{"b":"12222","o":1}