ЛитМир - Электронная Библиотека

Марли не боялась его, как бы ни тщился он вызвать в ней этот страх. Ему не удастся притянуть ее к делу об убийстве Надин Виник, потому что притягивать не за что. Ему не удастся найти против нее улики, потому что их не существует в природе. А смущение, которое он вызывал в ней, объяснялось…

Вдруг Марли замерла, глаза ее широко раскрылись, и взгляд уперся в пустоту. В голове мелькнуло что-то… Не видение, нет, и вообще не из того ряда переживаний, которые завладевают на время ее разумом и сознанием. Но вместе с тем она определенно ощутила какую-то смутную ледяную угрозу.

Марли порывисто поднялась с дивана и стала расхаживать по комнате, пытаясь разобраться в своих мыслях. Что происходит? Что это? Возвращение видения или обычная реакция нормального человека на сильное напряжение в течение всего дня?

Итак… Она думала о Холлистере, и вдруг стало как-то неловко, тревожно… Легко было предположить, что источником этого ощущения угрозы как раз и являлся Холлистер. Да, многие именно так и подумали бы. Но Марли проанализировала все снова и поняла, что тревога не связана ни с Холлистером, ни с расследованием, которое тот вел.

Черная волна смутной угрозы вновь нахлынула на нее, на этот раз уже сильнее. Марли стала хватать широко открытым ртом воздух, подступила дурнота.

Что-то происходит. Господи, что-то происходит! Но что? Связано ли это как-нибудь с Холлистером? Может быть, ему угрожает опасность?..

Она резко остановилась, качнувшись по инерции вперед, непроизвольно сжала кулачки. Может, стоит позвонить ему, убедиться, что с ним все в порядке? Но что она ему скажет? Ничего. Ничего и не надо говорить. Если он подойдет к телефону, значит, все нормально, и она просто положит трубку.

Глупо как-то, по-детски.

Но ощущение неосознанной опасности нарастало, действовало одуряюще. На лбу у нее выступили капельки пота. Она мучилась своей нерешительностью… Вдруг в ней проснулись инстинкты из той, прежней жизни. Марли стала слепо тыкаться зондом своей сверхчувствительности во все стороны в поисках Холлистера. Ощущение было такое, будто она бродит в непроницаемой туманной дымке.

Сфокусировать сознание так ни на чем и не удалось.

Марли со стоном вновь опустилась на диван. На что она надеялась? Шесть лет уже она не «практиковалась», да и раньше требовалось приложить немалые усилия. С чего это она вдруг решила, что дар вернулся к ней? Из-за того, что в ту пятницу ее посетило кошмарное видение, а сейчас неосознанное ощущение опасности? Это еще ни о чем не говорит.

И потом, все последние годы она молила Бога, чтобы дар не возвращался. Он понадобился ей сейчас всего на минуту. Чтобы только успокоиться.

Попытавшись нащупать сознанием мысленные импульсы Холлистера, она потерпела неудачу. Либо дар не вернулся, либо… Вдруг ее посетила страшная мысль: а если она не отыскала его импульсы из-за того, что он лежит сейчас без сознания? Марли отогнала от себя слово «умер», едва только оно стало проявляться у нее в мозгу.

Придя в еще большее отчаяние, она попыталась вызвать перед своим мысленным взором образ его напарника Трэммела. Во время визита в полицию она мало обращала на него внимание, но, будучи по своей природе довольно наблюдательным человеком, Марли все же вспомнила его лицо. Закрыв глаза и сосредоточившись, слыша свое собственное прерывистое дыхание, она попыталась настроиться на Трэммела. «Думай! — яростно приказывала она себе. — Думай о Трэммеле!»

Бесполезно. Ничего не вышло.

Чертыхнувшись, она схватила телефонную книгу, отыскала букву «X»и стала быстро водить пальцем по колонкам фамилий. Ага, вот и Холлистеры! Господи, откуда их столько в Орландо? Так, Дейн Холлистер. Она сняла трубку и набрала его номер прежде, чем успела передумать.

И в ту же секунду как вспышка к ней пришло озарение — с ним ничего не случилось.

Видение отличалось от прежних. Ей не потребовалось настраиваться на его чувства и эмоции. Контакт был непосредственный. Перед ее мысленным взором просто возник сам Холлистер, босоногий и с обнаженным торсом, сидящий перед телевизором, по которому передавался репортаж соревнований по бейсболу, и потягивающий пиво.

Услыхав звонок, он крепко выругался и потянулся к трубке.

— Ну?

Марли вздрогнула. Поначалу она даже не поняла, откуда донесся его голос: с противоположного конца провода или из ее собственного сознания, ведь она ясно видела его перед своими глазами!

— А… извините, — запнувшись, проговорила она и резко бросала трубку.

Марли сидела, неподвижно уставившись на телефонный аппарат, и не знала, что ей делать. До сих пор у нее в ушах бубнил голос комментатора, передающего репортаж с бейсбольного матча.

Дейн пожал плечами и раздраженно повесил трубку. Отвлекшись на пару секунд от экрана телевизора из-за этого идиотского звонка, он прозевал один «аут». Кряхтя, он вновь устроился в кресле, скрестив босые ноги на кофейном столике. Вот это по нему: ни тебе рубашки, ни башмаков, а в руке бутылка с обжигающе холодным пивом.

Звонила женщина. Он безошибочно угадал это, несмотря на то что голос был низким и надтреснутым. «Курит много», — решил он и сразу же в связи с этим подумал о Марли Кин. Ее голос обладал точно такой же особенностью. Между прочим, стоило ей произнести хоть пару слов, как у него автоматически вставало…

Дейн чисто инстинктивно опустил взгляд на свои штаны. Ну вот вам, пожалуйста!

Он вновь потянулся к телефону. Узнал в справочном бюро ее номер.

— Это вы только что звонили? — требовательно спросил он, не здороваясь и не представляясь.

— Мм… да. Прошу прощения.

— За что?

Он слышал, как она дышит в трубку. У нее было прерывистое дыхание, словно она не могла отдышаться. К тому же явно была чем-то расстроена.

— Я встревожилась, — наконец призналась Марли.

— Встревожились? С чего бы это?

— Мне вдруг показалось, что с вами что-то случилось. Я ошиблась. Извините.

— Вы ошиблись, — повторил он потрясенно, не веря в то, что только что услышал. Но тут же добавил:

— Надо же! Подумать только!

Она швырнула трубку на аппарат. Он сердито поморщился и потянулся было к кнопке повторного автоматического набора номера, но передумал и тоже повесил трубку. Вместо того чтобы острить, надо было выяснить, что ее так расстроило. Может, заговорила совесть, вспомнилась Надин Виник? Может, она готова была «расколоться»? Офицер Эван обеспечил ей алиби, но Дейн все еще был убежден, что ей известна личность преступника. А теперь из-за своего длинного языка он, возможно, упустил шанс получить важную информацию. Теперь-то уж она точно говорить не станет.

И только тут он вспомнил о том, что не представился ей. Марли просто откуда-то знала, что это он.

В одном она оказалась права, черт возьми! Кое-что с ним все-таки случилось. Он вновь опустил глаза на свои брюки. Воистину!

Его охватило искушение. Он с такой силой впечатал бутылку пива в поверхность кофейного столика, что пена поползла через горлышко. Затем, проклиная себя за свою глупость, Дейн снял трубку и нажал на кнопку повторного набора номера.

— Да! — выкрикнула она практически вместе с первым звонком.

— Что происходит? Рассказывай.

— Что конкретно вам хотелось бы от меня услышать? — приторно-слащаво поинтересовалась она.

— Почему ты мне позвонила?

— По-моему, я достаточно ясно выразилась. Мне показалось, что что-то не так.

— Как это «показалось»? С чего это вдруг? — Несмотря на все свои старания, ему не удалось до конца вытравить сарказм из своего голоса.

Она сделала глубокий вдох, явно стараясь держать себя в руках.

— Подумав о вас, я испытала неосознанное беспокойство! Встревожилась! Но оказалось, что все в порядке. Я ошиблась.

— Не пойму, с чего это ты вдруг решила, что со мной что-то не в порядке?

Гробовая тишина в ответ.

Дейн ждал, но Марли так ничего и не сказала. Он даже перестал слышать ее дыхание. Похолодев, он крикнул:

17
{"b":"12222","o":1}