ЛитМир - Электронная Библиотека

— Пока что мы сделать ничего не можем, — проговорил Дейн. — Если только ты не снабдишь нас фамилией и адресом. Без этого нам не обойтись. Если убийство действительно произошло, кто-то рано или поздно обязательно сообщит о нем. А пока остается только ждать.

Она горько улыбнулась, даже не улыбнулась, а скоре просто скривила губы.

— Убийство произошло. Я еще ни разу не ошибалась.

Дейн присел рядом с ней на диван. Трэммел пододвинул для себя стул.

— Можешь ли ты сейчас вспомнить какие-нибудь дополнительные детали, о которых вчера не рассказывала? Не о самом убийстве, а о том месте, где оно случилось? Нет ли в твоих воспоминаниях подсказки? Например, это собственный дом или квартира?

— Собственный дом, — тут же сказала она.

— Какой он? Как выглядит? Богато, бедно?

— Солидный дом… Хорошая мебель… На специальной подставке телевизор современной модели с очень большим экраном… — Марли нахмурилась и стала тереть лоб, словно у нее болела голова. Дейн терпеливо ждал. Наконец у нее вырвалось:

— Кипарис.

— Кипарис? Перед домом растет кипарис? Рядом кипарисовая роща? Парк? Что?

— Не знаю… Я не могу это увидеть. Просто у него в голове в какую-то минуту промелькнуло это слово.

— О, это нам, конечно, здорово поможет, — с горькой иронией проговорил Дейн.

— А чего ты от меня ждал? — резко ответила она. — Что он подумает: «Ага, сейчас я вламываюсь в дом, который находится по такому-то адресу, на такой-то улице, где собираюсь изнасиловать и убить такую-то леди». Так, что ли? Мышление человека не бывает таким конкретным и последовательным, оно более хаотично, в большей степени подсознательно! В любом случае я не телепатка.

— Откуда же взялся кипарис?

— Не знаю! Это просто ощущение. Убийца — очень мощный передатчик. Его мозг работает, как суперрадиостанция. Мысленные сигналы заглушают всю окружающую обстановку, — попыталась объяснить Марли.

— Вы способны засечь его в данную минуту? — вдруг спросил, прищурившись, Трэммел.

— В данную минуту я ни на что не способна. Я слишком устала. Да он, возможно, и не испускает сейчас импульсов, которые я смогла бы уловить.

— Поясни, — попросил Дейн. Она взглянула на него, но тут же отвела глаза. Он смотрел на нее настолько пристально, что выдержать этот взгляд было просто невозможно. Его глаза манили с непреодолимой силой, и Марли боялась уступить этому натиску.

— Интенсивность импульсов возрастает в нем по мере приближения дня убийства. Видимо, он не способен поддерживать в себе ярость на высоком уровне в течение длительного времени. Иначе у него просто не было бы нормальной жизни. Поэтому энергия достигает кульминационного уровня, на котором я уже могу ее «считывать», лишь непосредственно перед преступлением и во время его совершения. Потом импульсы быстро слабеют, и я теряю контакт. Скажем, в обоих случаях я уже не видела, как он покидал место преступления.

— Тогда с пальцами все ясно, — сказал Дейн Трэммелу и тот согласно кивнул.

— С пальцами? — недоуменно переспросила Марли.

— Царапала ли его миссис Виник? — спросил Дейн, пропустив ее вопрос мимо ушей.

В глазах Марли снова повис туман, она на минуту погрузилась в себя.

— Не уверена. Она пыталась сопротивляться, отбивалась руками. Царапалась? Возможно. Но думаю, он даже не обращал на это внимания.

«До определенного времени», — подумал Дейн. Теперь он понял, почему Марли не было ничего известно об отрезанных пальцах миссис Виник. Убийца был абсолютно спокоен, когда отрезал их. Царапины на своем теле он заметил уже после того, как в нем утихла звериная горячка. От прессы удалось скрыть то, что у жертвы были отрезаны пальцы. Дейн не собирался рассказывать об этом Марли, ей и так уже досталось. Кровавых подробностей, роившихся в ее сознании, хватило бы на тысячу кошмаров. Он не хотел усугублять ее страдания.

— Помнишь, ты сказала, что тебе удалось почувствовать его в ту ночь, когда ты мне позвонила?

— Да, да. Но образ был смутным, расплывчатым. Собственно, это не было видением. Я только почуяла зло, приближение опасности. Должно быть, в то время он выслеживал ее… — предположила Марли и замолчала, поняв, что ее догадка абсолютно верна. Убийца контролировал свою ярость, но презрение и ненависть на секунду вырвались из клетки, и Марли почувствовала это.

Усталость вновь навалилась на нее, глаза стали слипаться. Спать, спать, опять свернуться калачиком и заснуть. Но хотелось, чтобы Дейн оставил ее в покое. Хотелось также забыться в его уютных объятиях. Марли хотела всего и одновременно ничего не хотела. Мысли роились в голове, и Марли не могла остановиться ни на одной из них, ибо на это не хватало сил.

В следующую секунду она почувствовала на своих плечах сильные, уверенные руки Дейна. Он заставил ее лечь и снова накрыл покрывалом.

— Спи, — сказал он своим низким успокаивающим голосом. — Я буду рядом.

Марли сделала глубокий вдох и тут же провалилась в забытье.

Худое смуглое лицо Трэммела помрачнело. Смерив ее взглядом, он проговорил:

— Она абсолютно беспомощна. И так каждый раз?

— Да. Сейчас она еще ничего. Видел бы ты ее вчера ночью и сегодня утром!

— В таком случае остается только надеяться на то, что убийца не доберется до нее. Она перед ним будет совершенно беззащитна. Если его мысленная энергия настолько сильна, что может повергать ее в оцепенение даже на большом расстоянии, подумай, что же будет, если убийца начнет охоту именно за ней. Когда он настигнет ее, Марли ничем не сможет отгородиться.

— Он до нее пальцем не дотронется, — хмуро сказал Дейн, произнеся эти слова как клятву. Что-что, а уж Марли он в обиду не даст. — Ты уже говорил с Боннесом?

— Лейтенант пришел в ужас, когда узнал, что в городе, возможно, появился серийный убийца. Он предупредил, чтобы мы держали наши рты на замке. По крайней мере до тех пор, пока не станет ясно, что второе убийство действительно имело место. Ты бы видел его детский восторг, когда я предложил ему подключить к работе Марли. Ведь изначально-то это была его идея. Прямо не знаю, что и подумать про этих калифорнийцев. Может, они там рождаются с верой в волшебников?

— Не смейся, — посоветовал Дейн. — Мы и сами теперь поверили.

— Да, но мы не прыгаем от радости и не хлопаем в ладоши.

— Боннес неплохой мужик. Немного чудаковатый, но неплохой. Я видел хуже.

— Мы все видели, — тоном констатации факта заметил Трэммел.

Взгляд Дейна задержался на лице спящей Марли, и брови его нахмуренно сдвинулись.

— Кипарис, — пробормотал он задумчиво. Трэммел его мгновенно разгадал:

— У тебя появилась какая-то мысль?

— Возможно. Ведь она не сказала: кипарисовое дерево. Просто кипарис. А про дерево — это уже я присобачил.

— Кипарис, Кипарис…

Они переглянулись, продвигаясь мысленно к одной цели.

— Может, это… — начал Трэммел.

— …Адрес, — договорил за него Дейн, поднимаясь с дивана. — Я пойду возьму карту.

Как и у всех полицейских, у него в машине лежала карта города.

Через минуту они уже разложили ее на кухонном столе. Указательный палец Дейна пробежал по списку улиц, которые были пропечатаны в алфавитном порядке.

— Черт возьми! Неужели застройщики не могли быть хоть немного изобретательнее?! Кипарис-авеню, Кипарис-драйв, Кипарис-лейн, Кипарис-роуд, Кипарис-терес, Кипарис-трейл…

— И это еще не все, — сказал Трэммел, проверяя другой список. — Глянь-ка. Бульвар Олд Кипарис. Бент Кипарис-роуд. И вот тебе еще квартирный микрорайончик Кипарис-хиллз.

— Да… — Дейн, зло морщась, сложил карту. — Бог его знает, сколько у нас названий со словом «Кипарис». Это тупик. Не можем же мы стучаться в дома по всему городу в поисках трупа? А если никто не будет отзываться? Взламывать?

Трэммел пожал плечами.

— За последние двадцать четыре часа ты делал это дважды. Тебе не привыкать.

— Да, но у меня были смягчающие обстоятельства.

— В одном ты прав: мы крепко застряли. Как бы мы ни были уверены в способностях Марли, Боннес ни за что не станет санкционировать подобный метод поиска. Люди станут звонить мэру домой, орать, что Орландо — это не полицейское государство и мы не имели никакого права нарушать неприкосновенность жилища. И они будут правы.

37
{"b":"12222","o":1}