ЛитМир - Электронная Библиотека

С трудом разомкнув веки, она стала смотреть на то, как он раздевается. Его страсть и желание Марли могла ощущать почти физически. Дейн срывал с себя одежду быстро, нетерпеливо. Уже через несколько секунд он стоял перед ней обнаженный.

Дейн накрыл ее собой и раздвинул своими коленями ее бедра…

Наступила почти мистическая тишина. Тишина в душе и в окружающем мире. Ощутив прикосновение его твердой плоти к своим нежным лепесткам, Марли затрепетала от ощущения необыкновенной радости. Упершись в кровать одной рукой, вторую он убрал вниз и направил свой член в ее лоно. Она почувствовала, как напряглись его ягодицы, когда он стал входить в нее.

У Марли перехватило дыхание, чувственная сила вновь затопила ее всю. Она перестала принадлежать себе еще тогда, когда были только пальцы. А теперь ее заполнил толстый огромный пенис… Внутри все было мокро, губы набухли еще после первого его проникновения, нервные окончания были оголены, и лоно являлось средоточием чувственности. Стенки влагалища инстинктивно сжались, когда Дейн проник вглубь.

Марли тихо вскрикнула, почувствовав боль.

Дейн на мновение замер, погрузившись в нее до конца. Мелкая дрожь пробегала по всему его большому телу.

— Ты в порядке? — еле слышно, хрипло спросил он.

Она не знала, что ей ответить. Сверхвосприимчивость Марли молчала, она вся сосредоточилась на переживаниях своего собственного тела. Но когда он вошел в ней, у нее появилось сомнение в том, что ей удастся вытерпеть это чисто физически. Каждое движение внутри ее лона было подобно проходу бороны по всем ее оголенным нервным окончаниям. При этом на нее накатывало ощущение, граничащее между экстазом и чувством сильной боли. Сознание же ее просто-напросто отключилось, и Марли не могла найти слова ободрения для Дейна.

Но перед ней был мужчина, не святой. Плоть его, погруженная глубоко в ее лоно, требовала своего. На пару секунд он замер, дожидаясь ее ответа, но ответа все не было, и Дейн был уже не в состоянии себя сдерживать.

Какой-то грубый нечленораздельный стон вырвался из его груди, и он стал равномерно входить в нее со все возрастающей силой, проникая в самую глубину… Его толчки сотрясали все ее тело. Теперь она поняла, какой ответ подсознательно хотела дать. И поняв это, Марли как можно крепче прижалась к нему. Шлепки, с которыми соприкасались их тела, заглушались его надсадным дыханием и ее тихими стонами.

Она страстно хотела Дейна, страстно хотела, чтобы он не останавливался. Марли зажмурилась, смакуя каждое мгновение этого экстаза. Ей нравились невольные стоны, вырывавшиеся из его груди, она влюбилась в жар его тела, в пот, который выступил у него на коже. Всю жизнь Марли выделялась из общей массы людей благодаря своему дару, но в эти минуты она чувствовала себя самой обыкновенной женщиной. Они принадлежали друг другу, и ничто постороннее не врывалось в ее сознание. Все было просто: самец и самка совокуплялись в припадке дикой природной страсти. Марли хотела, чтобы эти мгновения длились вечно.

Но, к сожалению, это было невозможно. Все закончилось быстро, ибо жгучая страсть требовала немедленного удовлетворения…

Ритм фрикций Дейна стал быстро учащаться. Он толкался в нее со все возрастающей силой, заставив ее поднять ноги ему на плечи. У Марли срывалось дыхание. Ей казалось, что его пенис с каждым новым мгновением становится еще больше и тверже. Но тут Дейн хрипло вскрикнул, погрузился в нее в последний раз и конвульсивно затрепетал.

Когда дрожь ушла, она раскрыла перед ним свои объятия, и он бессильно повалился в них. Огромная масса вдавила ее в матрас, но Марли была слишком утомлена, чтобы обращать на это внимание. И потом, это ведь была его тяжесть. Она чувствовала своей грудью, как успокаивается его сердце. Темные волосы блестели от пота. Дейн склонил голову на подушку рядом с ее головой. Он лежал, повернувшись к ней лицом, и Марли ощущала на своей шее его теплое дыхание.

Марли провела рукой по его спине, наслаждаясь ощущением разгоряченной кожи под своей ладонью. Дейн задремал и тяжелее навалился на нее, но Марли было плевать. Чувство полного удовлетворения вытеснило из нее все остальное. Как хорошо лежать после акта любви и держать в своих объятиях спящего любимого мужчину! Что может быть лучше этого? Только рай. Ей хотелось, чтобы время остановилось на этих мгновениях, в которых не было места злу…

Но покой нарушил настойчивый сигнал зуммера.

Дейн отреагировал на этот звук мгновенно. Он оторвался от Марли и сел на постели. Зажег свет настольной лампы и выключил пейджер. Марли, замерев, наблюдала за ним. Не говоря ни слова, он пододвинул к себе телефон и набрал какой-то номер, прижимая трубку к уху плечом и одновременно одеваясь.

— Холлистер, — бросил он в трубку через несколько секунд. И после паузы:

— Хорошо, буду через десять минут. Трэммела подняли? Ладно, я сам это сделаю. Еще раз свяжитесь по рации с патрульным и передайте, чтобы они там немедленно все оцепили.

Затем быстро набрал другой номер. Марли поднялась с постели и стала искать свой халат. Он лежал мятый, один рукав вывернут. Руки ее дрожали, но она сумела запахнуться в него и затянуть пояс, Дейн сел на край постели и, не выпуская телефонной трубки, стал обуваться.

— Появилась жертва, — негромко проговорил он в трубку, даже не глядя в сторону Марли. — Встречаемся на месте. Записывай: Кипарис-терес, 3311.

Кипарис… В животе у Марли что-то перевернулось. Она и так знала, что будет именно «Кипарис», но теперь, услышав, все равно была потрясена.

Он повесил трубку и ушел в гостиную, на ходу всовывая руки в рукава рубашки. Марли молча, словно привидение, пошла за ним. Остановившись в дверях, она наблюдала за тем, как он застегивает наплечную кобуру под левой рукой. Вот Дейн сунул туда пистолет.

Она не приближалась к нему, и он не подходил. Только задержался на пороге и обернулся.

— Как ты, нормально? — спросил он, но было видно, что мысли его уже далеко. Его ждала работа.

— Да, — ответила Марли, похоронив глубоко в себе ужас и боль одиночества. Ей не хотелось показывать слабость, чтобы не задерживать его.

— Вернусь, как только смогу, — бросил Дейн и ушел.

Марли не двигалась до тех пор, пока шум его машины не затих вдали, затем подошла к входной двери и заперла ее. Она убрала остатки пиццы, вымыла грязную посуду. Вернувшись в гостиную, увидела свои трусики, брошенные в углу дивана, подняла их и смяла в руке.

Она чувствовала сильную усталость, но о сне нечего было и думать. Радость ночи была уничтожена возвращением кошмара. Но Марли решила не вспоминать сейчас ни о том, ни о другом. Просто села на диван и в молчании стала следить за движением стрелок на часах.

Глава 13

Вдали сверкнула молния, осветив на мгновение брюхо низких багрово-черных облаков. Дейн понял, что до наступления утра снова польет дождь. Он ехал «на автопилоте», не думая ни о чем. Нельзя было вспоминать про Надин Виник, нельзя было пытаться предугадывать сходные черты между двумя убийствами, заранее проводить параллели. Он старался также не думать о Марли, ибо знал, что в этом случае не сможет сосредоточиться на работе. А все то, что она ему говорила накануне, описывая второе убийство, он постарался выкинуть из головы.

Ибо главное — объективность. Главное — увидеть не то, что хочешь увидеть, чего ждешь, а то, что откроется глазам.

В такой ранний час движение на дороге было еще слабым. Ни думая ни о чем и желая только как можно быстрее добраться до цели, Дейн едва не «поцеловался»с идущим впереди грузовиком. Как раз в это мгновение из-под его заднего колеса вылетел камешек и влепился прямо в лобовое стекло машины Холлистера. Выругавшись, он снизил скорость и восстановил безопасную дистанцию. Это помогло ему отвлечься от назойливых мыслей, которые, несмотря на его попытки выкинуть их из головы, все лезли и лезли.

Ему потребовалось чуть больше десяти минут, чтобы доехать по адресу Кипарис-терес, 3311. Улица была забита обычными для таких случаев полицейскими машинами и зеваками. Первым делом Дейн по привычке стал приглядываться к собравшимся, пытаясь выловить из толпы лицо, которое могло бы показаться знакомым. Если это работа того же подонка, то он, возможно, попадался на глаза Дейну у дома Виников. Почему бы ему не оказаться и здесь?

43
{"b":"12222","o":1}