ЛитМир - Электронная Библиотека

У них за спиной открылась дверь, и в дом вошел лейтенант Боннес. Когда его глазам предстала кровавая сцена, лицо его побелело.

— О, Иисус… — пробормотал он.

В доме Виников им открылось зрелище похлеще, но тогда была надежда на то, что это одиночное убийство. Теперь надежда угасла. Перед ними были страшные результаты работы сумасшедшего, который, как они знали, будет делать это снова и снова, убивая безвинных женщин, причиняя невероятную боль их семьям, близким и друзьям. Он будет убивать до тех пор, пока его не схватят за руку. Дейн и Трэммел понимали, что шансов у них немного. За маньяками шла особенная «слава»: их было очень трудно поймать.

«Но на этот раз, — мрачно подумал Дейн, — у нас есть козырь, который явится для него большим сюрпризом. Марли».

Уэрли сказал:

— Дейн, вы с Трэммелом тут осмотритесь. Не пропустите то самое, что ищете.

— Именно поэтому осматриваться придется вам с Фредди, — возразил Трэммел. Его мысли двигались в том же направлении, что и у Дейна. Как, впрочем, почти всегда. — В целях объективности. Скажете, что удалось найти. А потом уж и мы глянем.

Уэрли согласно кивнул. Они с Фредди тут же приступили к формальному обыску. Ивен вызвал специалистов по «пальчикам», и они стали шуршать своими кисточками, нанося черную пудру на все твердые поверхности. Скоро в доме уже толпилось полно народу. Причем работали лишь единицы, а большинство просто глазели. Труп Жаклин Шитс наконец уложили в мешок и унесли. До Дейна стали долетать голоса репортеров с улицы. Он заметил в окно прожекторы телевизионщиков. Понаехали. Дейн знал, что долго скрывать правду о маньяке им все равно не удастся. Второе убийство в принципе ничего не значит. Но если случится третье, тогда уж точно никто не назовет это случайным печальным совпадением. И даже если между убийствами не обнаружат сходных черт, без всяких там «спецвыпусков»— или как они у них еще называются? — не обойтись.

Боннес отвел Дейна и Трэммела в сторонку.

— Если есть основания думать, что это тот же парень…

— Он самый, — уверенно сказал Дейн.

— Все выглядит именно так, как описала Марли, — добавил Трэммел. — Даже телевизор.

— А все ли с ней чисто? Я понимаю, понимаю, — успокаивающе подняв руки, торопливо добавил Боннес. — Между прочим, это я первый высказал мысль о том, что она может оказаться нам полезной, а вы называли ее соучастницей. Но я вынужден повторить вопрос: все ли с ней чисто?

— Все, — сказал Дейн. — Мы установили, что во время совершения первого убийства она никак не могла находиться даже поблизости от дома Виников. Этой ночью с ней был я. Когда началось видение, она мне позвонила и я сразу приехал к ней домой.

— О'кей. Завтра в десять часов совещание в моем кабинете. Посмотрим, чем мы располагаем. Включая то, что найдет сегодня Ивен. Определим задачи. Я поставлю в известность шефа, а уж он сам будет решать, что докладывать, а что не докладывать властям.

— Надеюсь, что он попридержит свой язык, — сказал Дейн. — Его контора — это же настоящее решето. Там никакая информация не задержится.

Бонкес огорченно покачал головой.

— Такое все равно не утаишь. Если наши городские шишки узнают обо всем из газет, а не от шефа, он лишится работы.

— Тогда попросите его, чтобы он дал нам хотя бы еще пару дней. Оба убийства произошли в ночь с пятницы на субботу, значит, по идее, парнишка по меньшей мере на неделю успокоился. Чем позже он узнает о том, что на него началась охота, тем больше у нас шансов его поймать.

— Хорошо, я с ним поговорю.

Это было все, что мог пообещать Боннес. Честно говоря, Дейн на большее и не рассчитывал.

К ним подошли Уэрли и Фредди.

— Орудием убийства послужил кухонный нож, возможно принадлежавший жертве, . — доложил Уэрли. — Он подходит к другим, найденным нами в этом доме. Преступник проник внутрь через окно второй спальни. Сделал надрез в сетке от мошкары.

— Вчера вечером шел дождь, — сказал Дейн. — Может быть, на земле перед окном остались следы его ног?

Фредди отрицательно покачала головой.

— Ничего. Аккуратный попался гаденыш.

— Или он влез в дом еще до дождя, — высказал предположение Трэммел. — Прятался в спальне. Ждал.

От этой догадки лицо у Фредди побледнело.

— Господи, мне дурно становится при мысли о том, что он находился с ней в доме несколько часов, а она даже не подозревала об этом!..

— А что же потом? — неожиданно подал голос Мэрбах. Когда все обернулись на него, молодой патрульный несколько сконфузился и залился краской. — Я хотел сказать, что когда он покидал дом, дождь в любом случае уже шел. Как же ему удалось при этом не наследить?

— Он обязательно наследил бы, если б уходил из дома тем же путем, что и вошел, то есть через окно, — проговорил Дейн. — Но зачем такие неудобства? Он вышел через дверь. Если бы кто-нибудь его заметил, — что маловероятно, — это выглядело бы не так подозрительно, как если бы он вылезал в окно. А подъездная аллея бетонная, на ней следов не остается.

— В минуту нападения жертва, судя по всему, была в пижаме, — продолжала Фредди, заглядывая в свой блокнот. — Мы обнаружили ее в корзине с грязным бельем. Вся багровая. Взяли на анализ, чтобы удостовериться в том, что это кровь жертвы.

— Как насчет мужа или любовника? — спросил Боннес.

— Вряд ли. Подруга потерпевшей говорит, что бывший муж Шитс живет в Миннесоте. Они в разводе уже двадцать лет и почти столько же не общались. Любовника в настоящее время тоже не было. Ладно, ребята, давайте подбивать бабки: похоже ли на то, что оба убийства совершил один и тот же человек?

— Боюсь, что так, — ответил Дейн. — Не являлась ли Шитс завсегдатаем баров, гимнастических залов, словом, тех мест, где бывает много мужчин?

— Понятия не имею. Когда вы появились, мы в допросе подруги Шитс еще не дошли до этого. Почему бы вам самим не поболтать с ней, пока мы будем заканчивать в доме? Все равно же мы будем обмениваться нашими материалами, — предложил Уэрли. Судя по его тону, он вообще был бы счастлив спихнуть на Дейна и Трэммела все расследование.

Низкая стенка из цементных блоков высотой в два фута окружала навес для машины с его открытой стороны. Элизабет Клайн сгорбившись сидела на ней и пустыми глазами глядела на полицейских, шнырявших вокруг. Высокая прилизанная блондинка с короткой прической, спрятавшейся под шляпкой с пером. Длинные серьги свисали почти до плеч. В целом же она была одета обыкновенно: сандалии, желтые лосины, длинная белая блуза с кричаще-яркими желтыми и красными попугайчиками спереди. На руках несколько колец, но, как подметил Дейн, ни одного, похожего на обручальное.

Он присел рядом с ней на цементную стенку, а Трэммел, держась, как обычно, в сторонке, привалился задницей к машине Шитс на некотором расстоянии от них.

— Вы Элизабет Клайн? — спросил Дейн. Она как-то испуганно взглянула на него, словно только сейчас заметила его присутствие.

— Да. Кто вы?

— Детектив Холлистер. — Он кивнул в сторону напарника. — А это детектив Трэммел.

— Приятно познакомиться, — сначала вежливо проговорила она, но тут же в ее глазах отразился ужас. — О Господи, как я могу так говорить?! Где же приятно?.. Ведь вы приехали сюда из-за того, что случилось с Джеки…

— Джеки? — переспросил Дейн.

— Я так называла Жаклин…

— Да, мэм, мы приехали сюда именно из-за этого. Прошу прощения… Я понимаю, как вы потрясены, но все-таки не откажите в любезности ответить на несколько вопросов.

— Я уже беседовала с двумя детективами.

— Знаю, мэм. Но мы собираемся спрашивать вас о другом. Любые сведения, которые вы пожелаете нам сообщить, могут очень серьезно помочь в поимке убийцы вашей подруги.

Женщина прерывисто вздохнула. Ее знобило, она сидела, обняв себя руками и вся съежившись. Ночь стояла теплая, но Дейн понимал, что ее трясет от полученного шока» На нем не было пиджака, который можно было бы набросить ей на плечи, поэтому он попросил патрульного, прохаживавшегося поблизости, достать одеяло. Через несколько минут оно появилось, и Дейн укрыл им допрашиваемую.

45
{"b":"12222","o":1}