ЛитМир - Электронная Библиотека

— Спасибо, — проговорила та.

— Не за что.

Внутренний голос подсказывал ему, что нужно обнять ее за плечи, утешить… Но он чувствовал, что не может этого сделать, и ограничился тем, что ободряюще похлопал ее по спине. Отныне единственной женщиной, которую он мог обнимать, была Марли. Как-то так произошло, что, овладев ею, Дейн навсегда отгородился от всех остальных женщин на свете. Только сейчас, по-настоящему осознав происшедшую в себе перемену, он почувствовал, что ему от этого не по себе. Впрочем, Дейн тут же отогнал эти мысли. Не время.

— Вы сказали детективу Брауну, что у мисс Шитс в последнее время не было друга. Может быть, она недавно рассталась с кем-нибудь? Может, какое-нибудь краткое знакомство?

Она отрицательно покачала головой.

— Нет.

— Никого? У нее не было ни одной более или менее продолжительной связи со времени развода с мужем?

Элизабет взяла себя в руки, подняла на него глаза и печально улыбнулась дрожащими губами.

— Ни одной, — с горечью ответила она, но тут же спохватилась:

— Впрочем, нет, она встречалась на протяжении двенадцати лет с одним адвокатом из нашей фирмы. Он все обещал развестись со своей женой и жениться на Джеки. Развелся, но тут явилась другая задержка: надо было делать карьеру. А потом, когда к нему пришел успех, то он сразу же женился на двадцатитрехлетней девчонке. Джеки была сражена этим, но к тому времени она уже долго проработала в нашей фирме и не могла начинать жизнь сначала. Адвокат выразил желание продолжать отношения, но Джеки очень спокойно ему отказала. Что ж… По крайней мере, он не стал добиваться того, чтобы ее уволили. Впрочем, ее и не за что было бы уволить. А их связь ни для кого у нас не являлась секретом. Все об этом знали.

— Когда они расстались?

— Мм… около четырех лет назад, кажется.

— Она встречалась с кем-нибудь после адвоката?

— Думаю, нет. Разве что какое-нибудь краткое знакомство… Но в последний год точно ничего не было. Видите ли, у Джеки начались проблемы со здоровьем. Она была уже, так сказать, не в форме для романтических увлечений. Раз в неделю мы с ней ужинали в ресторане. Это как-то поднимало ей настроение.

— Что за проблемы со здоровьем?

— То одно, то другое. У нее нашли очень серьезный эндометрит, воспаление слизистой оболочки стенки матки, а год назад еще и гистеректомию. Плюс к этому язва желудка и высокое кровяное давление. Вроде бы ничего угрожающего для жизни, но все это обрушилось на нее почти в одно время… Джеки была, конечно, подавлена. В последнее время она несколько раз падала в обморок. Собственно, именно поэтому я и забеспокоилась, когда она не появилась в ресторане в назначенное время.

В вопросе с любовниками впереди четко маячил тупик. Впрочем, если честно, Дейн ничего другого и не ждал. Ему просто надо было просеять всю породу.

— Значит, она не рассказывала вам о мужчинах, с которыми познакомилась недавно? Может быть, она с кем-нибудь поссорилась? Или заметила за собой слежку?

Элизабет отрицательно покачала головой.

— Нет. Джеки отличалась ровным характером. Она со всеми ладила. Даже когда Дэвид женился на той вертихвостке, Джеки не потеряла над собой контроль. В последний раз у нее было плохое настроение из-за шелковой блузки, которая разъехалась по швам после первой же стирки. Джеки любила хорошо одеться и в вопросах одежды отличалась большой разборчивостью.

— Было ли у нее какое-нибудь место, куда бы она ходила постоянно? И где, кстати, могла познакомиться с мужчиной?

— Нет. Разве что магазин.

— Но ведь у каждого человека есть свои привязанности, — мягко упорствовал Дейн.

Им необходимо было выяснить, каким образом убийца намечал себе жертв. Между Надин Виник и Джеки Шитс было нечто общее, некая точка соприкосновения судеб, что-то, что обратило на них внимание убийцы. Жили они в разных районах, значит, роковую роль в их жизни сыграло отнюдь не соседство с убийцей.

— Часто ли она заглядывала в парикмахерскую, библиотеку и так далее?

— У Джеки были красивые каштановые волосы. Она подравнивала прическу примерно раз в две недели в маленьком салоне недалеко от работы. Называется «Хейр-порт». А ее парикмахера зовут Кэти, кажется. То ли Кэтлин, то ли Кэтрин. Что-то в этом роде. А библиотека… Да нет, Джеки никак нельзя было назвать книголюбом. Ей нравились фильмы. Она часто пользовалась услугами видеопроката.

— Где находится этот видеопрокат?

— В супермаркете. Она говорила мне, что там у них прекрасный отдел видео.

— Что за супермаркет?

— «Филипс», примерно в миле отсюда.

Местный магазин. Надин Виник вряд ли бывала там хоть раз. Но Дейн все равно записывал все ответы Элизабет. Окончательная ясность будет внесена только тогда, когда они проведут сравнительный анализ с теми данными, которые были получены по первой жертве.

— А как вы сами? — спросил он. — Замужем?

— Вдова. Уже семь лет. Джеки помогла мне пережить смерть мужа. Собственно, тогда мы и подружились по-настоящему. Были приятельницами и раньше: все-таки много лет работали в одном офисе. Но сблизились тогда, когда мне пришлось трудно. Она была… Она была прекрасной подругой. — Слезы побежали у нее по щекам.

Дейн вновь ободряюще похлопал ее по спине, поймав боковым зрением загадочный взгляд Трэммела. Напарник до сих пор не проронил ни слова, свалив весь допрос на Дейна. Он делал это всякий раз, когда ему почему-то казалось, что Дейну больше повезет с получением ответов на вопросы.

— Простите, — все еще всхлипывая, проговорила Элизабет. — Я знаю, что мне не удалось вам помочь.

— Как раз удалось, — заверил ее Дейн. — Вы помогли нам выяснить кое-какие детали. Теперь мы не станем тратить время на ложные направления и сосредоточим все силы на другом.

Дейн, конечно, соврал, так как к тому времени все без исключения направления поиска оказались ложными. Но он понимал, что Элизабет надо утешить, пусть и не правдой.

— Мне надо пойти с вами в участок, да? Странно, — сказала она, вытирая слезы и жалко улыбаясь, — я знаю, как работает закон на завершающей стадии, в суде. А с чего все начинается, понятия не имею.

— Нет, в участок вам идти незачем, — продолжая утешать ее, сказал Дейн. — У детектива Браун есть ваш адрес и номер телефона?

— Да, я помню, что называла ей.

— В таком случае почему бы вам не поехать домой? Хотите, я попрошу, чтобы вас отвезли? Или позвоните кому-нибудь. Другу там или родственнику.

— Я не могу здесь оставить мою машину, — растерянно оглядываясь по сторонам, проговорила она.

— Прекрасно, я попрошу патрульного сесть за руль, а его напарник поедет следом за вами и захватит патрульного на обратном пути. Как?

Но она была настолько потрясена и убита горем, что плохо соображала и ни на что не могла решиться. Дейн принял решение за нее. Он помог ей подняться на ноги, кликнул патрульного и распорядился, чтобы ее довезли до дома. А самой Элизабет он порекомендовал все-таки связаться с родственником или знакомым, чтобы не замыкаться в себе. Она покорно кивала, как ребенок, выслушивающий вопросы домашнего задания.

— У меня поблизости живет племянница, — сказала она. — Я позвоню ей?

И она посмотрела на него так, словно просила разрешения позвонить именно племяннице, а не другу, как он просил. Дейн снова легонько похлопал ее по спине, сказал, что это неплохая мысль, и отправил домой в сопровождении патрульного, который принял от Дейна эстафету и обращался с Элизабет так, как будто она была потерявшимся малышом.

Когда Дейн наконец обернулся к Трэммелу, то заметил, что на лице напарника по-прежнему блуждает загадочное выражение.

— Ну что? — раздраженно спросил Дейн. Трэммел удивленно приподнял брови.

— Я же ничего еще не сказал.

— Но о чем-то подумал. Иначе откуда у тебя могла бы появиться такая самодовольная ухмылка? — сказал Дейн.

— Значит, по-твоему, когда человек о чем-то думает, у него на лице всегда появляется самодовольная ухмылка?

46
{"b":"12222","o":1}