ЛитМир - Электронная Библиотека

Но на этот раз!..

Кровь была везде, куда ни кинь взгляд. Брызги ее подсыхали на стенах, на полу, даже на потолке. Кровавый след начинался в кухне, тянулся оттуда в гостиную, из гостиной в небольшой коридорчик и где-то там терялся. Что же за бойня здесь происходила, оставив такие страшные и обильные следы?

Дейн повернулся к стоящему в дверях полицейскому:

— Судмедэксперты уже объявлялись?

— Нет пока.

— Мать их! — Он снова ругнулся.

Дейн знал, что чем позже на место происшествия приезжает группа судмедэкспертов или криминалистов, тем меньше остается ниточек к разгадке разыгравшейся трагедии. Конечно, какие-то следы затираются неизбежно, если только место происшествия и пострадавшие не обнаружены самими ребятами из лаборатории судебной криминалистики, которые мгновенно оцепят все вокруг. Но на этот раз эксперты шлялись неизвестно где, а в дом натолкалась целая туча полицейских, которые шныряли вокруг и уничтожали один перспективный след за другим.

— В дом не пускайте никого, кроме людей Ивена, — строго наказал Дейн.

Ивен Шаффер был руководителем лаборатории судебной криминалистики. Дейн знал, что тот просто взбесится, когда приедет и увидит, как тут натоптали.

— Лейтенант Боннес тоже сюда выехал.

— Лейтенанта Боннеса впустите, — скривившись, проговорил Дейн.

Дом был самый обычный, для представителей среднего класса. В гостиной стоял диван, стул к нему, непременный элемент стандартной обстановки — кофейный столик, а также подставки для ламп из натурального шпона. Центральное место в комнате — прямо перед телевизором — занимало большое коричневое кресло. Сейчас в нем сидел мужчина с растерянным лицом, на вид около пятидесяти или чуть больше. Вероятно, муж потерпевшей. Время от времени он давал односложные ответы на вопросы, которые ему задавал один из полицейских.

Потерпевшая находилась в спальне. Дейн и Трэммел протолкались сквозь толпу полицейских в эту небольшую комнату. Там уже делал свое дело фотограф. Против обыкновения его лицо отнюдь не излучало беспечность и олимпийское спокойствие.

В узкое пространство между тумбочкой и стеной была втиснута обнаженная женщина. Труп был изуродован огромным количеством ножевых ударов. Женщину просто искромсали! Видимо, она пыталась спастись бегством, а когда ее загнали в угол в спальне, стала отчаянно сопротивляться, пыталась отбить удары. Об этом говорили глубокие раны на ее руках. В результате преступник почти обезглавил свою жертву, изувечил ей груди невероятным количеством ножевых ранений и вдобавок отрезал на руках все пальцы. Заметив это, Дейн стал осматриваться вокруг, но пальцев не обнаружил. Кровать была аккуратно заправлена, но забрызгана кровью.

— Орудие убийства нашли? — спросил Дейн. Патрульный утвердительно кивнул:

— Оно лежало рядом с трупом. Это нож из кухонного набора «Ginsu». У нее была полная коллекция. Вид у них такой, что смотришь и сразу начинаешь верить в то, что не зря их так расхваливают в рекламных роликах. Я, наверно, куплю жене этот набор.

Другой полицейский, стоявший поблизости, фыркнул:

— На твоем месте я не стал бы этого делать, Скэнлон.

Дейн никак не отреагировал на черный юмор, популярный среди полицейских, он знал, что подобные шуточки помогают переносить им все те ужасы, с которыми приходилось сталкиваться ежедневно.

— Что с пальцами? — спросил он.

— Не нашли.

Трэммел вздохнул:

— По-моему, нам лучше пойти потолковать с мужем.

Большинство убийств — за исключением случайных роковых встреч с настоящими бандитами и уголовниками — совершались в основном теми, кто близко знал жертву: друг, сосед, сослуживец или родственник. Это был непреложный факт. Когда потерпевшей оказывается женщина, стандартный круг подозреваемых сужается еще больше, потому что в таких случаях убийцей становится, как правило, либо муж, либо любовник. Часто убийцей оказывается именно тот, кто «обнаружил» труп и позвонил в полицию.

Они вернулись в гостиную, и Дейн подал знак полицейскому, который беседовал с мужем пострадавшей. Полицейский подошел.

— Ну как? Он что-нибудь говорит? — спросил Дейн. Тот покачал головой.

— Он почти не отвечает на мои вопросы. Сказал только, что жену звали Надин, а его самого — Ансел Виник. Они прожили в этом доме двадцать три года. Вот, собственно, и все.

— Это он сообщил об убийстве?

— Да.

— О'кей, теперь мы за него возьмемся.

Они с Трэммелом приблизились к мистеру Винику. Дейн сел на диван, а Трэммел пододвинул себе стул. Таким образом, муж потерпевшей оказался между ними, словно котлета между кусками хлеба в сэндвиче.

— Мистер Виник, я детектив Холлистер, а это детектив Трэммел. Нам бы хотелось задать вам несколько вопросов.

Мистер Виник смотрел в пол перед собой. Его большие руки бессильно повисли на мягких подлокотниках кресла.

— Конечно, — ничего не выражающим голосом тупо ответил он.

— Это вы обнаружили вашу жену? Он молчал и только продолжал неподвижно смотреть в пол.

Трэммел решил вступить в разговор:

— Мистер Виник, я понимаю, что вы сейчас чувствуете, но нам нужна ваша помощь. Это вы позвонили в полицию?

Он медленно покачал головой.

— Ни в какую полицию я не звонил, а связался со «Службой спасения 911».

— Когда это случилось? — спросил Дейн.

Он знал, что в «Службе спасения», конечно, отмечено точное время этого звонка, но ему было известно также и то, что лжецы часто попадаются на мелочах. А пока что Виник возглавлял список подозреваемых на том простом основании, что являлся мужем убитой.

— Понятия не имею, — буркнул Виник. Глубоко вздохнул и попытался сосредоточиться. — Ну, где-то в половине восьмого или около этого. — Он потер лицо дрожащей рукой. — С работы я уехал в семь, а до дома минут двадцать или двадцать пять на машине. Ну вот и…

Дейн переглянулся с Трэммелом. Имея немалый опыт в расследовании убийств, они сразу поняли, что миссис Виник была мертва уже несколько часов. Смерть наступила не полчаса и даже не час назад. Судмедэксперт точнее установит момент смерти, и если выяснится, что в это время мистер Виник находился на работе, если отыщутся свидетели, которые под присягой подтвердят, что он никуда не отлучался, тогда им с Трэммелом придется переключиться на какую-нибудь другую версию. Может быть, у потерпевшей был любовник, который не давал остыть супружескому ложу мистера Виника, пока тот вкалывал в третью смену.

— Где вы работаете?

Молчание. Дейн сделал еще одну попытку:

— Мистер Виник, где вы работаете?

Виник вышел из состояния оцепенения и назвал одну из местных транспортных компаний, которая специализировалась на перевозке грузов.

— Третья смена — это обычное для вас время работы?

— Да. Я работаю грузчиком. Нагружаю и разгружаю трейлеры. Большинство грузов приходят ночью, и надо с ними разобраться, чтобы днем они уже поступили по назначению.

— Когда вы ушли из дома на работу вчера вечером?

— Как обычно, около десяти.

Мистер Виник стал понемногу оживать, охотнее отвечать.

— Вы заполняете карточку учета рабочего времени? — спросил Трэммел.

— Да.

— Ваше время включается сразу, как только вы приезжаете на работу, или вместе с плановым началом третьей смены?

— Сразу, как только приезжаю. А смена начинается в десять тридцать. Полчаса перерыв, чтобы перекусить, в семь по домам.

— Начало и конец получасового перерыва фиксируются в карточке?

— Ага.

Похоже было, что всю ночь мистера Виника можно легко разложить по полочкам, с проверкой проблем не возникнет.

— Не заметили ли вы сегодня утром чего-нибудь необычного? — спросил Дейн. — Я имею в виду, прежде чем вы вошли в дом?

— Нет. Впрочем, дверь оказалась запертой. Надин обычно встает к моему приезду и сама открывает дверь, а потом идет готовить завтрак.

— Вы обычно входите в дом через парадную дверь или через кухню?

— Через кухню.

— Что вы увидели, когда открыли дверь?

5
{"b":"12222","o":1}