ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тебе легко говорить, — сухо заметила Фредди. — А как же я?

— А как же все мы? — жалобно вторил ей Уэрли.

Все присутствующие грохнули со смеху, посыпались соленые реплики. Боннес покраснел, досадуя на столь откровенное пренебрежение этикетом со стороны своих подчиненных, но и сам не удержался от улыбки. Дейн подмигнул Фредди, и она подмигнула ему в ответ.

— Надеюсь, вы уже закончили все свои промеры? — повысив голос, проговорил наконец Чэмплин. — В таком случае, если не возражаете, вернемся к нашим баранам. Хорошо, может быть, мы обратимся за помощью к ФБР. Но только с моего разрешения и только после моего разговора с мэром. Это вам понятно? А пока работайте над своими версиями.

— У нас мало времени. Через пять дней снова пятница…

— В днях недели я пока еще разбираюсь! — рявкнул Чэмплин. — К мэру пойду во вторник во второй половине дня и не раньше! Это означает, что в вашем полном распоряжении, ребята, еще два дня. Улики мне хоть из-под земли достаньте! Так что за работу.

Глава 15

В воскресенье на многое рассчитывать не приходилось. Дейн позвонил было в парикмахерскую, куда Джеки Шитс регулярно ходила поправлять прическу, но там не оказалось даже автоответчика. Банки были закрыты. Исключение составляла телефонная компания, которая надежно обеспечивала гражданам право связаться с кем угодно в течение двадцати четырех часов семь дней в неделю. «Хоть это», — подумал Дейн, рассчитывая узнать, по каким номерам в последнее время звонила Джеки Шитс.

Боннес сколотил опергруппу, в которую вошли Дейн, Трэммел, Фредди и Уэрли, поскольку они уже работали по двум «пятничным» убийствам. От всех текущих дел четверку освободили, перекинув их на других детективов, которым в свою очередь было сказано, чтобы они поторапливались, так как позже им тоже, возможно, придется влиться в опергруппу.

Так или иначе, а с работы Дейн и Трэммел смогли уйти только в пятом часу вечера. Прежде чем надеть свои темные очки, Дейн задрал голову и прищурился на яркое небо. Утренняя дождливая погода сменилась влажным зноем. Жара превращала влагу в пар.

— Как там Грейс? — спросил он. Трэммел поморщился.

— Ты спрашиваешь таким идиотским тоном, как будто только того и ждешь, что мы с нею наперегонки бросимся к алтарю. Но этого не будет, старичок, не надейся. — Он усмехнулся. — А за заботу спасибо, с Грейс все в порядке.

— Она все еще у тебя?

Трэммел сверился с часами.

— Нет.

Дейн фыркнул.

— Еще не доехала, да? В дороге? Перед уходом ты кому-то позвонил. Кому бы это?

— Пошел ты! — весело отозвался Трэммел. — Кстати, куда собрался?

— Домой. К себе.

Трэммел удивленно приподнял свои черные брови.

— За одеждой, — уточнил Дейн, усмехнувшись.

— Каждый раз будешь за пиджаком мотаться? Что бы тебе сразу не упаковать чемодан и не переехать?

— Я перееду, но к себе все равно пока придется наведываться. Хотя бы за почтой. Но в конце концов, обещаю, весь мой гардероб разместится у нее в шкафу.

— Между прочим, прежние подружки сами переезжали к тебе, — заметил Трэммел.

— Ты их, пожалуйста, не равняй с Марли. Дома она чувствует себя в безопасности и добровольно оттуда не съедет.

И потом, он себе просто представить не мог, что Марли согласится переехать в его конуру. Трэммел правильно заметил насчет прежних подружек. В разное время у Дейна временно жили разные женщины. Каждая ему нравилась, с каждой он получал удовольствие, но в итоге ни одна из них не заняла в его сердце своего места, ко всем он быстро терял интерес. По крайней мере, работа для Дейна была и интереснее и важнее. Марли — другое дело. Ее никак нельзя было поставить в один ряд с «прежними подружками», которые уже давно выветрились из памяти.

Мысль о доме испортила ему настроение. Еще совсем недавно дом этот Дейна вполне устраивал. Впрочем, Холлистер не отличался большой привередливостью.

Но вдруг ему захотелось все изменить.

— Надо провести кое-какой ремонт, — сказал он неожиданно для самого себя. — Вот этим и займусь.

— Что за ремонт?

— Капитальный. Перекрасить. Полы обновить. Я уж не говорю про ванную, которую придется полностью переделывать.

— Понял. — В черных глазах Трэммела сверкнули огоньки. Похоже, наконец стало сбываться то, о чем лично он мечтал вот уже несколько лет. — Как насчет новой мебели, если уж ты заговорил о капитальном ремонте? Твоей рухляди никак не меньше двадцати лет.

— Это дом моей бабки и деда. Когда они отдавали мне его, обстановка пошла впридачу.

— Это заметно. Так как? Я имею в виду новую мебель?

Дейн задумался на минуту. В отличие от большинства полицейских, если не брать в расчет богатенького Трэммела, в банке у него лежала довольно приличная сумма. До сих пор он жил один, отличался простыми вкусами в пище, одежде и машинах. Дом достался ему по наследству, так что не приходилось ежемесячно отстегивать от жалованья на выплату закладной. Собственно говоря, он жил лишь на половину своих доходов, а вторая половина годами оседала в банке. Несколько раз ему приходила на ум мысль купить себе катер, но где он найдет для него время? Другие идеи, как лучше потратить денежки, как-то не лезли в голову. А дом действительно нуждался в ремонте. Дейн не представлял себе, что будет когда-нибудь жить там с Марли, но привозить ее туда время от времени было бы неплохо. Только сначала необходимо подготовить дом к визиту такой девушки. К сожалению, в настоящее время он выглядел именно так, как только и может выглядеть холостяцкая берлога. Дейна нельзя было, конечно, назвать неряхой, который расшвыривает вокруг себя по всем комнатам грязные тарелки и пустые банки из под пива, но и уборка дома, равно как и замена старых вещей, были для него понятиями чисто теоретическими.

— О'кей, — сказал он. — Пусть будет новая мебель.

Трэммел потер руки.

— Я начинаю завтра же.

Дейн настороженно посмотрел на своего друга.

— То есть как это — ТЫ начинаешь? Знаешь, сколько это отнимет времени? Я лучше найму маляров, строителей, а новую мебель куплю в следующие выходные.

— Нет, приятель, все будет немного иначе. Мы уже сошлись на том, что у тебя поганый вкус на все в этой жизни, кроме женщин. В женщинах ты разбираешься, согласен. Но остальное предоставь, пожалуйста, мне.

— Иди ты! Я тебя знаю! Постелишь пол в моей гостиной каким-нибудь карликовым ковриком, который обойдется мне в целое состояние и на который мне будет страшно даже ступить. Мой банковский счет — это не твой карман, старичок!

— Я это приму к сведению. А насчет карликовых ковриков можешь успокоиться, их не будет. В отличие от некоторых, у меня превосходный вкус. Тебе будет по-прежнему уютно, но при этом дом станет намного краше. Марли понравится, — лукаво усмехнувшись, добавил он.

Дейн сердито глянул на него, но Трэммел весело хлопнул его по плечу.

— Расслабься, дружок. Обещаю, что ты получишь максимум удовольствия.

— Так говорят, когда хотят кого-нибудь трахнуть.

— На все про все мне хватит десяти тысяч. Как?

— Я скромная девушка и могу подыскать для себя кобеля подешевле. Скажем, за пять.

Трэммел фыркнул.

— Плати пять, если ты хочешь спать на полу и сидеть на коробке из-под овощей.

Десять тысяч. Многовато. Но Трэммел, этот самоуверенный гаденыш, был прав, когда говорил, что у него превосходный вкус. Дом нуждался в ремонте. Дейн хотел, чтобы к тому моменту, когда в него в первый раз войдет Марли, он приобрел свежий и чистый вид. И неважно, что Марли все равно не станет в нем жить.

— Где ты найдешь для этого время? — ворчливо спросил Дейн.

— Мне поможет одна умная штука. Телефон. Когда-нибудь слыхал об этом изобретении? Я закажу мебель и все остальное по телефону, а потом как-нибудь заеду взглянуть. И если мне не понравится, там все уберут опять-таки по моему звонку.

— Ты слишком долго был богатым. Не пора ли спуститься с облаков и пожить хоть немного как все. Для разнообразия, а?

52
{"b":"12222","o":1}