ЛитМир - Электронная Библиотека

— Благодаря таким богатеньким клиентам, как я, создаются новые рабочие места и развивается экономика. Словом, я жду ответа.

— Черт с тобой, согласен.

— С этой минуты больше не ной. — Трэммел вновь сверился с часами. — Мне пора. Если у тебя есть запасной ключ от своей конуры, не забудь завтра передать мне.

— Хорошо, — ответил Дейн, гадая про себя: узнает ли он вообще свой дом после того, как над ним поработает Трэммел?.. И все же напарник предложил выход, с помощью которого Дейн убивал сразу двух зайцев: во-первых, дом на самом деле нуждался в ремонте, во-вторых, появился убедительный предлог для того, чтобы на время работ окончательно переселиться к Марли.

Садясь в машину, он что-то весело насвистывал себе под нос.

Спустя полтора часа Марли ждал большой удар. Она стояла на крыльце и потрясенно наблюдала за тем, как Дейн выгружает из машины свои чемоданы и коробки.

— Что это такое? — пролепетала она.

Глупый вопрос: она прекрасно видела, что это такое. На самом деле Марли просто хотела спросить: зачем? Впрочем, и на этот вопрос она могла ответить сама. Дейну, похоже, понравилось заниматься с ней любовью, но Марли ни на секунду не забывала о том, что он полицейский. Он переехал к ней, чтобы она постоянно была у него на глазах, чтобы присматривать за ней?.. Лучшего способа для наблюдения не найти. Если у Марли появится очередное видение, он будет рядом.

— Мое барахло, — ответил Дейн на вопрос, о котором Марли уже забыла. — У меня дома затеяли ремонт, так что пришлось на пару недель очистить пространство. — Он замер на крыльце и пристально посмотрел на нее. — Извини, что не предупредил, но и ремонт начался совершенно неожиданно.

— Понятно. — Марли удалось изобразить на лице ироничную улыбку. — Переезд ко мне — это лучший способ держать ситуацию под контролем. Как образно выражаясь, так и в буквальном смысле.

Он мягко поставил коробку на крыльцо. Взгляд его стал колючим.

— Что это значит?

Она пожала плечами.

— Будешь говорить, что твой переезд никак не связан с убийствами?

— Нет, я этого не скажу, — вырвалось у Дейна. Это была святая правда. Марли олицетворяла собой главную его надежду на поимку преступника, но дело не только в этом. Он уже имел случай увидеть собственными глазами, что с ней происходит, когда начинаются эти видения, какую цену — физическую и эмоциональную — она за них платит. Ему хотелось быть рядом с ней именно по этим двум причинам, если не считать третьей, которая заключалась в том, что ему просто хотелось быть рядом с ней.

Марли задумалась на минуту. Они стали любовниками, и все это обрушилось на нее так стремительно… А между тем она привыкла к постепенности. Ей хотелось нажать на тормоз, осмыслить эту новую для нее жизнь по-своему, неторопливо. Но мешали обстоятельства. Дейн в первую очередь был полицейским, а Марли олицетворяла собой единственную нить, которая могла привести к убийце. Пока преступник на свободе, Дейн всегда будет рядом, и на иной расклад нечего надеяться. Ей просто нужно четко запомнить, что главной причиной его переезда является работа. При всей своей неопытности Марли понимала, что он вряд ли имеет привычку переезжать к той женщине, с которой довелось переспать.

Она дала ему пройти в дом.

— Нам просто нужно было объясниться. Заходи.

Трэммел даже присвистнул от удивления, когда увидел на следующее утро входящего Дейна. Впрочем, на него обернулись все присутствующие. Работа работой, а поржать над коллегой у полицейских всегда находилась лишняя минутка. Фредди схватилась за грудь и сделала вид, что сейчас рухнет в обморок. Боннес, стоявший возле стола Кигана, нарочито невозмутимо проговорил:

— Чем обязаны такой честью, сэр?

— Обязаны, обязаны, — добродушно ответил Дейн, падая в свое кресло. — Мне надоели ваши ухмылки насчет моей одежды, которыми вы, умники, награждали меня все эти годы.

— Боже, — проговорил Трэммел, поднимая глаза к потолку, — да будет так и впредь!

Дейн усмехнулся, глядя на напарника.

— Выпьем по паре пива после работы, а? — слащаво проговорил он.

Трэммел тут же «завял», но озорной блеск в его черных глазах не исчез.

— Возьми меня, возьми меня! — завопила Фредди, протягивая к Дейну руки.

— Ну да, как же, чтобы мне потом ноги переломали?

Она пожала плечами.

— А ты уж и испугался!

— Спасибо, мадам, мне достаточно одного вашего ласкового взгляда.

Боннес слез со стола Кигана и пересел на стол Дейна.

— Что за чудесное превращение? — спросил он. — Ты что, по дороге на работу арестовал модельера?

Дейн ухмыльнулся, зная, что его искренний ответ повергнет Боннеса в шок. Нет, он не мог лишить себя такого удовольствия.

— Марли не любит мятых костюмов, — спокойно объяснил он.

Боннес оторопело уставился на него.

— Марли?

Ему, несомненно, пришла на ум только одна Марли, но он никак не мог провести параллель между ней и Дейном, и потому начал потихоньку дымиться.

— Марли Кин. Ну, вы ее знаете. Экстрасенс.

— Марли Кин я знаю, — произнес все еще не пришедший в себя Боннес. — Ну, а ты-то тут при чем?

— Я же говорю: она не любит мятых костюмов, — все так же невозмутимо повторил Дейн. До него уже донеслось ржание Трэммела.

Бедняга Боннес соображал в тот день явно туговато.

— И что? Ты хочешь сказать, что у нее хобби ходить по всему городу и выбрасывать мятые костюмы? — саркастически спросил он.

— Зачем выбрасывать? — На лице Дейна появилась довольная улыбка. — Она их гладит. Точнее, она погладила рубашку. А брюки кинула мне и сказала, что я должен научиться обращаться с утюгом.

Боннес откровенно таращился на Дейна. Трэммел отчаянно давился, сдерживаясь из последних сил, чтобы не расхохотаться на всю комнату.

— Ты… ты хочешь сказать, что Марли… Что ты и Марли…

— Что «я и Марли»?

— Э… встречаетесь?

— Встречаемся? — Дейн сделал вид, что задумался. — Я бы так не сказал.

— А что же тогда?

Он небрежно пожал плечами.

— Проще некуда. Когда я стал сегодня одеваться, она сказала, что в таком виде меня на улицу не выпустит. Потом достала утюг и гладильную доску и заставила меня раздеться. А когда я напялил все это на себя во второй раз, то и стал выглядеть так, как вы меня сейчас видите.

Если честно, Дейну было не совсем понятно, почему это вдруг отутюженная рубашка, аккуратно завязанный галстук и брюки со «стрелочкой» могут иметь такое большое значение не только для Марли, но и для всех остальных. Но он не возражал. Просто раньше ему было наплевать на то, как он выглядит. По большому счету ему было наплевать на это и сейчас, но у Марли другое отношение к одежде, так что Дейн решил себя немного переделать. У Боннеса глаза полезли на лоб.

— Но вы же познакомились только неделю назад! Ты смеялся над ней, пытался пришить соучастие в убийстве! Мне показалось, что она тебя возненавидела!

— Марли изменила обо мне мнение, — ответил Дейн. — Словом, если я вам понадоблюсь, меня можно найти у нее дома.

— Черт возьми! Шутишь ты, что ли? Я, честно говоря, думал, что она маленько поразборчивей.

Дейн мягко улыбнулся.

— И не ошиблись. Вы же видите, что я меняюсь прямо на глазах.

И он на самом деле готов был меняться. Если Марли хочет, чтобы он носил итальянские кожаные мокасины, как у Трэммела, да будет так. Если она хочет, чтобы он брился дважды в день, он будет бриться. Если она хочет, чтобы он каждое утро часок стоял на голове, Дейн с радостью поднимет свою задницу к небу. Когда вчера вечером он явился к ней на порог с чемоданами, то понял, что немало смутил ее своим переездом. Дейн чувствовал, что ему нужно было что-то соврать, но, черт возьми, почему он должен скрывать, что у него к Марли двойной интерес? Он был просто не в состоянии забыть про убийства и делать вид, что они тут ни при чем. Как раз при всем.

Когда дело будет сделано, он, может, и верно станет думать только о ней. Но пока Дейн не мог. И ей это хорошо известно. Вчера вечером он почувствовал, что между ними обозначилась маленькая трещинка, которой не было еще утром. Марли инстинктивно продолжала сопротивляться, как будто снова наложила на себя все прошлые ограничения. Дейн твердо решил, что не будет упираться, когда она начнет его переделывать. Лишь бы это помогло ей открыться ему полностью.

53
{"b":"12222","o":1}