ЛитМир - Электронная Библиотека

Марли привыкла к одиночеству. Ей трудно было делить свое пространство и время с другим человеком. Вчера вечером Дейн старался поменьше мозолить ей глаза и одновременно всячески пытался показать, что с его переездом все нормально, все так и должно быть. Они занимались повседневными делами: готовили ужин, прибирали в кухне, смотрели телевизор, словно жили вместе уже несколько месяцев, а не одну нервную неделю. И что же? Это сработало. С каждым часом внутреннее напряжение в ней ослабевало. И когда они легли в постель, и Дейн овладел ею, трещинка исчезла совсем. Он не мог сказать: навсегда ли? Возможно, что нет. Но Дейн решил изгонять ее всякий раз, как только она будет появляться. А пока что-все глубже вплетать себя в узор жизни Марли. Между прочим, он даже обрадовался, когда услышал от нее несколько колких замечаний по поводу своей одежды. В последние два дня Марли была такой тихой и несчастной… Слава Богу, что к ней вернулось ее прежнее острословие.

Боннес явно посчитал, что Марли лишилась рассудка. Все еще потрясенно качая головой, он сделал знак Фредди и Уэрли подойти. Когда все собрались вокруг него, он уточнил план действий на день. Фредди и Уэрли поручалось допросить сослуживцев Джеки Шитс, включая Лиз Клайн, так как теплилась надежда на то, что к понедельнику она более или менее успокоится и сможет вспомнить что-то еще. Они же взялись раздобыть копии погашенных чеков обеих убитых. Дейну и Трэммелу нужно было посетить салон «Хейрпорт»и поболтать с парикмахером Джеки Шитс.

«Хейрпорт» размещался в небольшом, недавно отремонтированном доме. Никаких тебе розово-неоновых надписей и пурпурно-черного декора, столь обожаемого сверхмодными салонами, откуда клиенты выходят с таким видом, как будто им прищемили палец. Но в «Хейрпорте» росли настоящие папоротники. Трэммел даже ткнул пальцем в горшок, чтобы убедиться в том, что земля не бутафорская. В холле стояли удобные кресла и повсюду покачивались высокие стопки иллюстрированных журналов. В салоне находилось несколько клиенток, все в разной степени готовности. В воздухе пахло какой-то химией. Дейн смог различить только запахи лаков: для волос и ногтей. Кэти, обслуживавшая миссис Шитс, оказалась Кэтлин Мак-Крори. В ней легко можно было узнать шотландку, даже не спрашивая фамилии. Песочно-рыжие волосы, окаймлявшие со всех сторон бледное личико, и круглые голубые глаза, которые стали еще больше, когда Дейн и Трэммел официально представились. Она отвела их в крохотный закуток, использовавшийся ее коллегами в качестве комнаты отдыха, налила им по чашке кофе и предложила легкую закуску, которая горкой высилась на маленьком столике. От кофе детективы не отказались, но есть не стали.

Кэтлин оказалась веселой, уверенной в себе молодой женщиной. Трэммел принялся расспрашивать ее относительно Джеки Шитс, а Дейн тем временем молча наслаждался кофе, который оказался просто превосходным. Он наблюдал за тем, как Кэтлин слегка кокетничает с Трэммелом. Напарник строил ей глазки в ответ, не забывая, однако, задавать свои вопросы. Кокетничать Кэтлин перестала, едва ей сказали, что Джеки Шитс убита. Она пораженно замолчала, и ее большие голубые глаза медленно наполнились слезами. Кэтлин переводила с Дейна на Трэммела растерянный взгляд, словно ждала, что кто-нибудь из них скажет, что это шутка. Губы ее задрожали.

— Я… я не смотрела в эти выходные новости, — проговорила она наконец, судорожно сглотнув подступивший к горлу комок. — Мы с моим другом поехали в Дейтон…

Дейн перегнулся через столик и ободряюще накрыл ее ручку своей лапищей. Она прямо-таки вцепилась в его пальцы. Справившись наконец с собой, с влажной извиняющейся улыбкой Кэтлин посмотрела на Дейна и стала шарить в своих карманах в поисках носового платка.

Да, примерно раз в три недели Джеки Шитс приходила к ней подравнивать прическу. У Джеки были красивые волосы. Густые, шелковистые, очень сильные. С такими волосами Кэтлин могла делать что угодно…

Трэммел мягко прервал этот профессиональный анализ, чтобы вернуться в русло главной темы.

Нет, Джеки не рассказывала о новом знакомстве или мужчине, который мог бы появиться у нее в последнее время. Виник?.. Нет, Кэтлин затруднялась припомнить кого-либо с такой фамилией.

Обслуживает ли она мужчин? Конечно. У Кэтлин есть несколько постоянных клиентов. Заговаривала ли, знакомилась ли при ней Джеки Шитс с кем-нибудь из них?

Н-нет… Кэтлин ничего такого не помнит.

Вторник также не принес ничего нового. Сравнительный анализ погашенных чеков и расходных квитанций по кредитным карточкам Виников и Джеки Шитс показал, что обе женщины иногда пользовались услугами одних и тех же магазинов. Но это еще ни о чем не говорило. Дейн знал, что жители Орландо, не знакомые друг с другом, время от времени посещают одни и те же магазины, и в этом нет ничего удивительного. Все же это была единственная появившаяся у них ниточка, и Дейн принялся упрямо раскручивать ее, сравнивая даты и надеясь поймать тот день, в который обе несчастные женщины могли быть в одном магазине.

Оказалось, что у Джеки Шитс кредит был открыт сразу в нескольких магазинах, а Надин Виник вообще не пользовалась этой услугой, оплачивая свои покупки, как правило, наличными, чеком или используя универсальную кредитную карточку «MasterCard». Но миссис Виник отличалась большой бережливостью, поэтому в прошлом году лишь дважды пускала ее в ход. Жили Виники в основном на текущие доходы. Иное дело — Джеки Шитс. Она активно пользовалась кредитом, открытым для нее в разных местах, и всегда жила немного не по средствам. Покупала почти одну одежду. И при том в лучших магазинах города.

Образ жизни миссис Виник коренным образом отличался от того, как жила Джеки Шитс. Виники по своему социальному статусу относились к так называемым «синим воротничкам», то есть к работягам. Надин Виник любила готовить, и это было главным увлечением ее жизни. Джеки Шитс — «белый воротничок», любила хорошо одеться и вообще не жалела средств на то, чтобы хорошо выглядеть.

И все же было ясно, что каким-то образом эти две столь разные женщины привлекли к себе внимание одного человека… Но где? При каких обстоятельствах?

Шеф полиции Чэмплин четко дал понять, что надеется на то, что у них что-нибудь появится. Во вторник его ждало разочарование, и со стороны выглядело это отнюдь не забавно. Но он и сам был полицейским, лично смотрел материалы дел. Обеих женщин убил, несомненно, один человек. Полное отсутствие улик — это своего рода тоже улика. Почерк. Неглупый попался пакостник… Чэмплину стало ясно, что полиция нуждается в помощи.

— Ну, хорошо, — сказал он. — Звоните федералам. А я пойду к мэру.

В ФБР позвонил Боннес. После того как он вкратце ввел их в курс дела, федеральные агенты загорелись интересом — у них был особый нюх на «крупняк»— и выразили желание немедленно ознакомиться с материалами.

— Холлистер и Трэммел. Берите материалы и отправляйтесь, — приказал Боннес.

Дейн увидел, что Трэммел стал нарочито сверяться со своими часами — верный признак того, что у напарника были другие планы.

— Почему бы не послать по одному человеку от бригад, которые ведут оба дела? — предложил он. — В ФБР могут возникнуть кое-какие вопросы насчет Джеки Шитс, на которые мы с Трэммелом не сможем ответить.

— О'кей, — согласился Боннес. — Фредди? Уэрли? Кто из вас пойдет?

Уэрли поморщился. Он явно хотел пойти, но, также посмотрев на часы, сказал:

— Сегодня день рождения моей мачехи. Если я туда опоздаю, жена потом целый год не будет со мной разговаривать.

— Я свободна, — проговорила Фредди. — А из вас, ребята, охотник найдется?

— Я, — сказал Дейн. Трэммел устремил на него благодарный взгляд.

Их ждал агент ФБР Деннис Ловери. Худой, длинноногий, с покатыми плечами человек, одежда на нем болталась, как на вешалке. У него были глубоко посаженные глаза, а нос походил на птичий клюв. При этом Ловери слыл спокойным и неглупым парнем, который умел быть большим дипломатом, когда речь заходила о взаимодействии с местной полицией. Дейну уже приходилось иметь с ним дело, и Ловери ему нравился.

54
{"b":"12222","o":1}