ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Рассвет
Артемида
Встань и скажи
Мир Льда и Пламени. Официальная история Вестероса и Игры Престолов
Букет увядших орхидей
Кодекс миллиардера
Хулиганская экономика: финансовые рынки для хулиганов и их родителей
Агнец на заклание
Всё, что должен знать образованный человек

Второй агент Сэм Ди Леонардо оказался молодым пердуном, очевидно лишь недавно окончившим учебный курс. Показушник. Дейн чуял, что не проникнется к нему теплым чувством, ибо подозревал, что Ди Леонардо один из тех, кто будет настаивать на точнейшем выполнении инструкции даже тогда, когда вокруг них все станет рушиться… Впрочем, парнишка частично реабилитировал себя тем, что, едва увидев Фредди, тут же дико воспламенился. Глядя на нее, он замер как статуя, зрачки его заметно расширились, легкий румянец покрыл щеки. Фредди — добрая душа и настоящая женщина — сделала вид, что ничего не заметила. А Дейн и Ловери между тем переглянулись и обменялись кривыми ухмылками, садясь за длинный конференц-стол.

— Так что у вас есть? — спросил Ловери, пододвигая к себе блокнот с гербовой бумагой и снимая колпачок с ручки.

Фредди передала им копии материалов, собранных по обоим делам. Те молча принялись листать их. Ди Леонардо тут же позабыл о своем увлечении привлекательным детективом полиции. С помрачневшим лицом он уставился на снимки жертв. Фотографии были как черно-белые, так и цветные.

— Видимо, перед убийством он долго выслеживает свои жертвы, — заговорил Дейн. — Точно знает, что к нужному моменту они будут одни. Мы полагаем, что в обоих случаях он забрался в дом заранее и прятался там какое-то время. Скажем, во второй спальне. При этом жертвы ни о чем не догадывались. В первом случае он, возможно, дожидался, когда муж уйдет на работу. Правда, непонятно, чего он медлил в случае с Джеки Шитс.

— Может, он ждал, когда соседи лягут спать, — рассеянно проговорил Ди Леонардо, все еще не отрываясь от материалов.

— Вряд ли бы они что-то услышали, даже если бы не спали. У Шитс громко работал телевизор. В любом случае соседи на допросах показали, что не слышали никаких криков.

Ловери с бесстрастным выражением лица принялся изучать фотоснимки.

— Как посмотришь на то, что он с ними сделал, поначалу кажется, что они должны были дико кричать, когда их убивали. Но это только на первый взгляд. Он ведь устраивал с ними игру в охотника, да? Жертвы были охвачены ужасом, задыхались… При том что они к тому времени уже были травмированы изнасилованием. В такой ситуации не очень-то и покричишь. Комок подкатывает к горлу. Так что, возможно, они не поднимали большого шума.

Он швырнул папку на стол и потер подбородок.

— Всего два эпизода? Простор для поиска небольшой, но я склонен согласиться: да, похоже, это работа одного человека. Что связывало убитых?

— Мы ничего не нашли, — проговорил Дейн. — Стиль жизни разный, общих друзей нет, дома в разных концах города. Ничего. Сравнили погашенные чеки и квитанции кредитных карточек. Выяснилось, что время от времени они посещали одни и те же магазины. Но такое можно сказать про любого жителя Орландо. За исключением этого, никаких точек пересечения. Они не были знакомы.

— И однако именно эти две несчастные чем-то привлекли внимание убийцы. Делали ли они покупки в одном магазине, скажем, в последнем месяце?

— Нет, насколько пока можно судить. Виников проследить вообще сложнее, потому что они часто расплачивались наличными.

Дейна не раздражали вопросы Ловери, которые другой его коллега из департамента мог расценить, как попытку намекнуть на то, что полиция некачественно делает свое дело. Вопросы повторялись по мере того, как Ловери вводил в «круг проблемы» новых людей, о которых говорилось в материалах. Несколько раз бывало так, что он, как бульдог вцепившись в какую-нибудь запись, вертел ее и так и эдак до тех пор, пока вдруг не «выпадала» деталька, не замеченная полицией.

— Хорошо, я передам это в Куантико, — сказал он наконец. — Два убийства за неделю — плохой симптом.

Раскручивается поганец что-то очень быстро… Значит, он потерял над собой контроль.

— Надеюсь, что столь короткий промежуток времени между убийствами и для него самого является необычным. Возможно, до Джеки Шитс просто было очень легко добраться. И парень не смог удержаться от соблазна.

— Не исключено. Но если ему понравилось, он, возможно, не станет медлить и с третьим убийством.

— Ему понравилось, — с горькой уверенностью в голосе проговорил Дейн. — Он не торопится, играет с жертвами. С душой работает, скотина.

Глава 16

Кэрол Джейнз был мрачен. Он находился в таком настроении с последней пятницы. Жаклин Шитс не оправдала его надежд, вела себя жалко: только и знала, что ныть да бегать от него кругами. Ни тебе настоящей потехи, ни интересной охоты. И в газетах об убийстве написали мало, что повергло Кэрола в состояние еще большего разочарования. На второе дело он возлагал много надежд. Хотелось как следует поржать над полицией. Там все должны были с ума сойти, обнаружив поразительное сходство между убийствами и полное отсутствие улик в обоих случаях. Но полицейские, похоже, оказались еще глупее, чем он о них думал. Его лишили и этого удовольствия. Где же их вызов?

Джейнз не знал, что именно помешало получить полноценное наслаждение. Может, не стоило так скоро идти на дело после предыдущего? Он лишил себя удовольствия долгой слежки, за несколько недель которой внутри него накопилось бы достаточно напряжения. Он достиг бы порога кульминации, вся его энергия сфокусировалась бы в одной точке.

Кэрол понял — нужно сделать еще одну попытку. Если его вновь ждет разочарование, то, конечно, жаль будет впустую потерянного времени, но все станет ясно: впредь он будет тратить на подготовку больше времени. Уж во всяком случае больше не клюнет на такую легкую приманку, как Жаклин Шитс.

Приходя на работу, он теперь целыми днями ждал, когда же ему схамят. Кому не повезет? Кто расплатится жизнью за свою грубость? Кэрол проявлял нетерпение, ибо знал, что чем раньше все произойдет, тем надежнее будет его проверка.

Марли ощущала беспокойство. Внутреннее напряжение держало ее в тисках и не отступало ни на минуту. Определить причину такого состояния она не могла, в ее жизни последнее время столько произошло, просто глаза разбегались. Во-первых, конечно, страх перед следующей пятницей. Объяснить всю ту муку, которую Марли испытывала каждый раз после невольного контакта с эмоциями убийцы, она не смогла бы никому, даже Дейну. Сказать, что эти кровавые минуты как-то пачкали Марли, значило ничего не сказать. Ей казалось, что она навсегда заражена вирусом зла и душа ее уже никогда не освободится от этой мерзости. Больше всего на свете ей хотелось убежать, спрятаться, чтобы не узнать, когда он убьет в очередной раз. Но, к сожалению, Марли понимала, что у нее из этого ничего не выйдет. Если она даже и уедет снова в другой конец страны, то потом будет терзаться своим малодушием. Она должна остаться. Ради тех двух несчастных женщин, которые уже погибли, и ради прочих убиенных, о которых она ничего не знала… Ради малыша Дасти… Ради нее самой, наконец.

Во-вторых, Дейн. Марли любила его, но ей все еще становилось не по себе каждый раз, когда она вспоминала о том, что он живет теперь с ней. За долгие годы Марли настолько привыкла к одиночеству, что теперь, наткнувшись на него в комнате, она иной раз от неожиданности вздрагивала. Вдруг как-то сами собой стали появляться совершенно новые проблемы: в два раза больше белья в стирку, в три раза больше продуктов питания, одна ванная на двоих и постоянная угроза свалиться ночью с кровати, на которой, казалось, совсем не осталось свободного места. Прежде Марли все в своей жизни держала под контролем, ныне жизнь изменилась до неузнаваемости.

Он, конечно, обо всем догадывался. Эти острые карие глаза с зеленым отливом видели все, хоть она и пыталась скрыть от Дейна свое состояние. Он не стал сваливать на нее всю домашнюю работу, как это сделали бы большинство мужчин. Дейн привык стирать свое белье и время от времени освобождал корзину, которая стояла у стиральной машины. На кухне ему можно было доверить немногое: подогреть содержимое каких-нибудь консервов, сляпать сэндвич… Собственно, и все. Так что готовить приходилось Марли. Зато Дейн мыл посуду. Он делал все, чтобы она быстрее смирилась с его переездом, но в то же время не желал посторониться и дать ей пространство. Он всегда был рядом. И Марли видела, что у нее нет выбора: остается привыкать. В душе она радовалась тому, что они вместе. Но и нервировало это ее тоже.

55
{"b":"12222","o":1}