ЛитМир - Электронная Библиотека

Но по-настоящему туго пришлось тогда, когда в участках стали раздаваться звонки от граждан. Сотни жителей Орландо вдруг в одночасье припомнили подозрительных субъектов, которых в разное время видели околачивающимися то тут то там. Завистники придумали оригинальный способ мести: анонимно звонили в полицию и называли маньяками тех, кому завидовали или кого недолюбливали. По ночам дежурным просто житья не стало. Они вынуждены были проверять множество панических сигналов о злоумышленниках, якобы пробравшихся в дома граждан. Как правило, это были ложные вызовы. Проявили активность даже тещи, которым было жалко своих дочерей, выскочивших замуж за лентяев. На бедняг навешивали всех собак, обвиняя в совершенно неописуемых злодеяниях. И на каждый звонок надо было откликнуться, каждый сигнал, — пусть даже самый дикий, — в полиции обязаны проверить. Полицейские с ног сбились, бегая по душному Орландо и обливаясь потом из-за непрекращающихся вызовов.

Шеф полиции Чэмплин провел пресс-конференцию, надеясь этим хоть немного сбить напор. Он сразу предупредил, что в интересах следствия особенно трепать языком не будет. Но логика на писак не подействовала и ни в малейшей степени не умалила их зверский аппетит на факты и версии, которыми нужно было забивать газетные страницы. Иначе эти газеты никто не станет покупать. Нет уж, ты подавай сочащиеся кровью, душераздирающие подробности. Журналисты были жутко разочарованы, когда им в этом отказали.

Кэрол Джейнз посмотрел выпуски теленовостей и прочитал газеты. С его губ не сходила довольная усмешка. Полиция почти ничего не сообщила журналистам, потому что она и не знала почти ничего. Болваны! Полицейские и в этот раз не смогли составить ему конкуренции. Он слишком умен для этих олухов. Им никогда его не поймать.

Глава 18

В целом вся эта шумиха пришлась по душе Кэролу Джейнзу. Всего двух хамов наказал, а ты погляди — какой резонанс! Его персона мгновенно оказалась в центре внимания. Правда, ему, по-видимому, придется взять назад свои оскорбительные оценки департамента полиции Орландо: они оказались не такими дураками, как он опасался. И хотя второе убийство было просто очевидным продолжением первого, немногие догадались бы увязать их между собой, тем более что пальцы Жаклин Шитс он не трогал. В первом же случае его взбесило то, что эта сука Виник вздумала царапаться. Он вынужден был пойти на дополнительные хлопоты: отрезать ей пальцы и избавиться от них. Благо, пальцы — это не труп, и освободиться от этой ноши не составило труда. Собаки недолго с ними возились. А косточки, если они и остались, никто не опознает.

У полицейских, конечно же, нет ни одного шанса поймать его, но, по крайней мере, теперь они уже о нем знают. Это обстоятельство будоражило кровь, добавляло стимул к дальнейшим действиям. Приятно, когда тебя ценят. Разница та же, что и между двумя актерами, один из которых играет перед пустым залом, а другой — во время аншлага, когда восхищенная публика стоит даже в проходах. Именно поэтому Кэрол питал такую любовь к мелочам, зная, что это показатель его интеллекта, изобретательности и совершенства. Полиция, проклиная его, одновременно восхищается им. Приятно сознавать, что противник уважает тебя и твой талант.

Он долго искал очередного хама, на котором можно было бы провести эксперимент, но когда ожидание затянулось, это стало уже раздражать. Впрочем, Джейнз считал себя терпеливым человеком. Чему быть, того не миновать. А торопить события — глупо, ибо тогда он снова не сможет достичь кульминации. Честное слово, не станет же он сам себя обкрадывать? А пока Кэрол довольствовался шумихой в прессе. Любому человеку приятно прочитать о себе в газете, любому человеку приятно, когда все только о нем и говорят. Даже Анетта на работе все уши ему про это прожужжала. Все рассказывала, какие хитроумные меры безопасности она приняла, как будто он только о том и мечтал, чтобы повеселиться с ней, маленькой свинюшкой. Но на словах он выражал ей свое сочувствие, тем самым подкрепляя ее страхи и заставляя идти на еще более нелепые «меры предосторожности». Кэрола это забавляло. Анетта с некоторых пор боялась даже до машины дойти одна. Идиотка! Можно подумать, он хоть раз нападал на этих сучек прямо на улице среди бела дня! «Господи, какая скучная проза, — думал он, одновременно умиляясь собственной хитростью, — а ведь сюрприз ожидает их дома, где они чувствуют себя в безопасности».

В среду, когда Анетта ушла на обед, к его конторке подлетела высокая полногрудая брюнетка с искаженным от гнева лицом.

— С кем я могу поговорить о качестве обслуживания в этом магазине? — требовательным голосом начала она.

Джейнз вежливо улыбнулся.

— Чем могу быть полезен, мэм?

Проблема, как оказалось, заключалась в том, что в обеденный перерыв эта дама заскочила в магазин, чтобы обменять блузку, и пятнадцать минут простояла в зале одна, никто к ней так и не подошел. Во-первых, ее до сих пор не обслужили, во-вторых, из-за этой проклятой задержки у нее теперь уже нет времени поесть.

Она все разорялась, пылая яростью, а Джейнз вежливо смотрел на нее и чувствовал, как подкатывает сладкое предвкушение наказания. Впрочем, он себя тщательно контролировал.

— Я позвоню в отдел одежды и позабочусь о том, чтобы вас обслужили немедленно, — проговорил он. — Простите, как ваше имя?..

— Фзрли, — ответила она. — Джойс Фэрли.

Он скосил взгляд на ее руки. Обручального кольца нет.

— Открыт ли у вас счет в нашем магазине, мисс Фэрли?

— Какая вам разница?! — резко ответила она. — Или ваш магазин проявляет интерес только к тем покупателям, которые открывают у вас счет?

— Вовсе нет, — вежливо ответил он.

Просто Джейнзу будет намного легче получить о ней необходимую информацию, если она занесена в компьютерный банк данных клиентов магазина. О, это была настоящая мужененавистница, феминистка. Сладостное предвкушение стало стремительно нарастать. Ему доставит огромное удовольствие наказать ее.

Он положил перед ней бланк.

— Подайте, пожалуйста, вашу жалобу по форме. Мы разбираемся с каждой из них отдельно и заботимся о том, чтобы клиент получил полное удовлетворение.

— У меня нет на это времени. И так уже опаздываю на работу.

— В таком случае пометьте только ваше имя и адрес. А я заполню все остальное.

Она торопливо отписала вверху бланка то, что от нее просили, а он в это время переговорил с главным продавцом отдела одежды по внутренней связи. Повесив трубку, Джейнз вновь улыбнулся.

— Миссис Уошборн ждет вас. Она лично обменяет вам блузку.

— Ну, уж это вовсе не обязательно…

— Совершенно с вами согласен. — С этими словами он забрал у нее бланк.

Женщина повернулась, чтобы идти, даже сделала шаг к двери, но вдруг остановилась и вернулась к нему.

— Простите, — проговорила она. — У меня сегодня голова раскалывается. Я разозлилась и… Словом, сожалею, что выплеснула свое раздражение на вас. Вы ни в чем не виноваты и сделали все, чтобы помочь мне. Приношу вам свои извинения за грубость.

Джейнз был этим настолько ошарашен, что не сразу нашелся с ответом.

— Ничего, ничего, — проговорил он наконец. — Рад был помочь.

Стандартный ответ, который произносится ежедневно тысячами умирающих от скуки людей. Эти люди прекрасно понимают, что могут лишиться работы, если будут говорить то, что на самом деле думают.

Мисс Фэрли виновато улыбнулась и ушла.

Джейнз проводил ее гневным взглядом, чувствуя, как в нем закипает бешенство. Он яростно скомкал бланк жалобы и швырнул его в корзину для мусора. Как она посмела извиняться? Она же этим все испортила. Кому нужно это ее жалкое извинение?! Ведь смысл был в другом! В наказании! Джейнз чувствовал себя жестоко обманутым. Как будто нагнулся за валяющимся на дороге кошельком и в этот самый момент мальчишки утащили его на ниточке. Он уже было почувствовал, как начинает загораться в нем костер, уже ощутил жажду выпустить на волю свою энергию… А теперь остался ни с чем! Так или иначе стоит убить эту суку, чтобы она поняла: одного ее извинения за хамство недостаточно!..

60
{"b":"12222","o":1}