ЛитМир - Электронная Библиотека

Нет. Правила есть правила. И Джейнз должен подчиняться им. В противном случае все рухнет. Если он нарушит свои же правила, то будет достоин того, чтобы его поймали болваны-полицейские. Ему очень хотелось преподать урок этой Фэрли, но он подавил в себе это желание. Ради будущего.

Марли неподвижно сидела за своим столом и пыталась унять дрожь. Слава Богу, наступил обеденный перерыв, и в комнате почти никого не было. Марли принесла ланч из дома вместе с книгой, хотела спокойно почитать. Роман захватил ее, и она полностью погрузилась в него, рассеянно обкусывая яблоко, как вдруг темное облако, в котором смешались ярость и ожидание, наползло на ее сознание. Ощущение не было столь сильным, как видение, но Марли сумела безошибочно определить его источник. Вдруг ярость резко усилилась, а ожидание совсем исчезло и на его место пришло горькое разочарование.

Марли уже достаточно настроилась на него. Его импульсы были не настолько сильны, чтобы она могла увидеть само событие, но все было и так ясно. Он уже выбрал было очередную жертву, но в последний момент что-то сорвалось и негодяй понял, что на этот раз его лишили садистского наслаждения.

Значит, он все еще бродит где-то рядом. И снова начал охоту.

— Он ищет, — сказала Марли Дейну вечером, беспокойно пересекая комнату из угла в угол. — Я почувствовала его сегодня.

Он отложил газету, которую просматривал, — весь номер пестрел полуистеричными и в основном бредовыми россказнями о «Мяснике из Орландо», — и обратил все внимание на Марли. Скулы Дейна окаменели. Она уже привыкла к его грубоватым чертам, глядя на них сквозь призму любви. Но вдруг он открылся ей на мгновение таким, каким явился в первый раз: полицейский Дейн Холлистер, опасный человек…

— Что случилось? — спросил он. — Когда это произошло? Почему ты мне не позвонила?

Она бросила на него короткий взгляд и возобновила свое нервное хождение по комнате.

— И что бы ты сделал?

Ответ мог быть только один — ничего. И она видела, что Дейну это не понравилось.

— Я почувствовала его во время обеденного перерыва. Примерно в половине первого. Ощущение явилось внезапно. Я воспринимала его ярость и одновременно возбуждение. В чем-то это чувство похоже на чувство ребенка, который ждет угощения. Он выбрал себе жертву. Я это поняла. Но потом случилось что-то непредвиденное. Не знаю, что именно, но она ушла, а его посетило горькое разочарование.

— Дальше?

— Ничего. Импульсы перестали поступать.

Дейн пристально смотрел на нее.

— Значит, ты можешь определить точное время, когда он выбирает жертву?

Она пожала плечами.

— На этот раз получилось.

— Что-нибудь еще? О жертве ты можешь что-нибудь сказать?

— Нет.

— Нам может помочь малейшая деталь…

— Я тебе уже сказала: НЕТ! — крикнула Марли, не сдержавшись, и устремилась в спальню. — Ты думаешь, я не пыталась?!

Дейн вскочил с дивана, одним прыжком, словно тигр, догнал ее и закрыл дверь в спальню прямо перед ее носом. Он обнял ее сзади и крепко прижал к себе. Только теперь он почувствовал ту дрожь, которая началась, видимо, еще на работе и до сих пор мелкими волнами пробегала по всему ее телу.

— Прости, — пробормотал он, прижавшись подбородком к ее виску. — Я знаю, как тебе тяжело. Ты в порядке?

После паузы она неохотно призналась:

— Немного страшно.

Дейн прижал ее к себе еще крепче, чтобы она прониклась сознанием того, что он рядом. Уже почти месяц она жила в состоянии постоянного стресса, и Дейн знал, что этот месяц дался ей гораздо тяжелее, чем ему. Марли необходимо было отвлечься. Задумавшись, он откинул у нее волосы со лба.

— Хочешь, сходим в кино?

— Поехать куда-нибудь развеяться? — переспросила она. — Это ты уже предлагал в прошлый раз.

— Ну и что, помогло?

Марли почувствовала, что напряжение невольно ослабло. Зато на нее навалилась усталость, и было очень удобно опираться на Дейна.

— Ты же отлично знаешь, что помогло.

— Тогда в кино. Какой фильм ты хочешь посмотреть?

— Не знаю… — нерешительно проговорила Марли. — Последний раз я была в кинотеатре перед первым убийством…

— В таком случае уже давно пора. Я, к примеру, последний раз там был несколько лет назад. Так что тебе хотелось бы посмотреть?

— Я не знаю, какие фильмы сейчас крутят. — Она повернулась к нему лицом и с усилием улыбнулась. — Может быть, просто прокатимся?

Он с облегчением заметил, что напряжение чуть отпустило Марли. Дейн предпочел бы лечь с ней в постель, но знал, что она сейчас не в том настроении.

— Отлично, прокатимся так прокатимся, — сказал он.

Они вышли из дома и вдохнули плотного вечернего воздуха. Жара до сих пор не спала, несмотря на то, что солнце уже закатилось. Вдали грохотал гром. Дейн опустил стекло со своей стороны и поехал по шоссе в сторону побережья, прямо навстречу приближающейся грозе. Над головой завис сплошной облачный фронт, словно исполинское животное, из-под багрово-черного брюха которого то и дело выстреливали молнии.

Воздух, влетавший в открытое окно машины, становился все холоднее и нес с собой сладковато-пыльный запах мокрой дороги. Марли неподвижно сидела рядом с Дейном и молча смотрела вперед. По лобовому стеклу забарабанили первые капли. Едва Дейн успел поднять стекло и включить «дворники», как на машину обрушился настоящий ливень.

Ему пришлось резко снизить скорость. Вокруг грохотал гром и с треском впивались в землю молнии. Более благоразумные водители сворачивали с шоссе, пытаясь отыскать укрытие под эстакадами, или просто останавливались на обочинах. Лишь немногие рисковали двигаться навстречу грозе. На дорогу внезапно опустились густые сумерки. Маломощные фары освещали путь лишь на несколько футов впереди.

Марли сидела абсолютно неподвижно. Ярость грозы опустошила ее, вытеснила из нее человеческое «я»и взамен наполнила своей собственной энергией. По логике вещей она должна была бы бояться гроз, но Марли не боялась. Могучая сила и красота стихии наполняли ее восторгом, а свобожденная энергия бури словно бы подпитывала ее.

Дейн никогда не включал свет в салоне, поэтому машина превратилась сейчас в нечто вроде темной пещеры. Они оба молчали. Марли чувствовала, что слова не нужны. Снаружи бесилась стихия, а в машине сухо и покойно. Ливень барабанил по крыше, порывы сильного ветра раскачивали автомобиль в разные стороны, но Дейн управлял им твердой рукой. Марли чувствовала, как напряглись его мускулы, бросающие вызов безумству непогоды. Нет, она не могла сказать, что ей не по себе. Марли была в безопасности и знала это.

Наконец гроза осталась позади. Грохот затих вдали. Дождь продолжался, но это уже был самый обыкновенный легкий дождик. Они опустили стекла на несколько дюймов, вдыхая свежий воздух.

Дейн развернулся, и они поехали обратно к Орландо, на этот раз уже догоняя бурю.

Марли откинула голову назад. Гроза обострила в ней все чувства. Ощущения были сильные, незнакомые. Сердце билось в медленном, тяжелом ритме, словно далекий барабан. Тело будто налилось свежими соками, дышало жизнью. Она почувствовала, что хочет Дейна, хочет снова ощутить его внутри себя, вкусить страсть. Марли знала, что он, неподвижно сидящий рядом, томится сильным возбуждением. Дейн не спускал глаз с дороги, но все его внимание было обращено на Марли. Она знала, что он замечает малейшее ее движение, ощущает шелест ее дыхания, вдыхает тонкий запах и тепло, исходящие от ее тела.

— Дейн, — проговорила она вслух, и это короткое слово, словно громом, разорвалось в темном салоне машины.

На лбу у него выступила испарина. Когда мимо проехала встречная машина и на мгновение осветила фарами его лицо, Марли заметила поблескивающие капельки пота. Жар волнами прокатывался по его телу. В свою очередь Марли чувствовала, как возбуждение спиралью закручивается у нее внизу живота. Дейн еле держал себя в руках. Она еще ни разу не видела его в таком состоянии. Раньше, какой бы страстью он ни пылал, в нем всегда доставало терпения дождаться сначала ее удовлетворения. А сейчас… Он хотел ее еще до того, как они вышли из дома. Первобытная сила стихии только усилила его голод и пробудила желание в Марли.

61
{"b":"12222","o":1}