ЛитМир - Электронная Библиотека

Она стала раздеваться, кидая одежду куда попало. Запахло сильнее, и она закашлялась.

Вдруг Мерилин замерла, чуть склонив голову набок. Ей что-то послышалось? Она напрягла слух, но дом был погружен в тишину. «Что-то уж слишком тихо», — подумала она и тут же успокоилась. Ну, конечно! Она просто привыкла к низкому гудению холодильника, тиканью часов и жужжанию вентилятора под потолком. Но электричество погасло, и в доме стало непривычно тихо.

Раздевшись догола, она запахнулась халатом, несильно затягивая пояс. Ей очень хотелось спать, и не было ни малейшего желания сидеть полчаса перед зеркалом и снимать макияж, поэтому Мерилин просто намочила в темной ванной салфетку, промокнула ею несколько раз лицо и бросила в раковину умывальника.

Зевнув, она вернулась в спальню. Огонь свечей подрагивал, по комнате распространялся удушливый запах. Мерилин наклонилась, чтобы потушить свечи, и вдруг в зеркале появилось лицо…

Она резко обернулась, крик комом застрял в горле.

— Привет, — тихо произнес мужчина.

Глава 20

Альбом полетел на пол. Все от неожиданности вздрогнули. Марли, покачнувшись, встала. Лицо ее побелело, а зрачки настолько сузились, что стали походить на крохотные черные точечки. На перекошенном лице сильно выделялись увеличившиеся белки глаз.

— Дейн, — произнесла она тонким, еле различимым голосом.

— А, черт! — Дейн метнулся со своего стула и успел подхватить Марли как раз в тот момент, когда у той стали подгибаться колени.

— Что случилось? — в тревоге воскликнула Грейс.

Дейн и Трэммел на нее даже не оглянулись. Все их внимание было обращено в ту минуту на хрипло и прерывисто задышавшую Марли. Глаза ее широко раскрылись, а неподвижный взгляд был устремлен в нечто такое, что им не дано было видеть.

— Дейн! — проговорила она снова с мольбой и отчаянием в голосе. Марли вцепилась рукой в его рубашку, наворачивая ткань на кулак.

Дейн мягко опустил ее на диван.

— Я здесь, девочка, — проговорил он, надеясь на то, что она слышит его. — Опять началось?

Марли не ответила. Он встряхнул ее.

— Марли?

Прерывистое дыхание переросло в сухие рыдания.

— Он смотрит на меня, — жалобно пролепетала она.

Дейн снова позвал ее, но ответа опять не дождался. Она сидела неподвижно, дыхание становилось все более поверхностным и наконец почти совершенно исчезло. Глаза у нее были широко раскрыты, взгляд пустой, неживой.

— Черт! — тихо пробормотал Трэммел, сев на корточки рядом с Дейном. — Когда я говорил, что она вполне сможет пережить видение в моем доме, я просто шутил.

— Алекс, — раздался вдруг в тишине четкий голос Грейс. — Что здесь происходит?

Этот вопрос служил доказательством того, что Трэммел не изменил своей обычной сдержанности и ничего не разболтал о способностях Марли даже своей невесте.

Дейн не спускал с Марли обеспокоенного взгляда. В ту минуту она была для него недосягаема, и это Дейну очень не нравилось. Он знал, что она сейчас вовлечена в кошмар, знал, что ничем не в силах помочь. От этого становилось больно. Было ясно, что ожидание очередного убийства закончилось.

— Алекс, — вновь проговорила Грейс, но уже угрожающим голосом.

— Да расскажи ты ей, — рассеянно бросил Дейн Трэммелу.

— Что рассказать?! — еще больше встревожилась Грейс. — Что с Марли?!

Трэммел поднялся и положил руку Грейс на плечо.

— Наша Марли экстрасенс, — объяснил он тихо. — Она наблюдает сцены убийств в момент их совершения.

— Экстрасенс?! — Грейс выпучила на него глаза. — Учти, Алекс Трэммел…

— Это правда, — перебил ее Дейн. О, как ему не хотелось, чтобы это было правдой! — У нее началось видение. В данную минуту совершается очередное убийство.

— Если ты привык так шутить…

— Я не шучу, — усталым голосом проговорил Дейн.

— Никому об этом не рассказывай, — предупредил ее Трэммел. — О Марли известно только нам с Дейном и лейтенанту Боннесу.

Грейс перевела растерянный взгляд на Марли.

— Как долго это будет длиться?

Дейн сверился с часами. Десять тридцать шесть. Пораньше, чем в первых двух случаях.

— Не знаю. Полчаса, наверно.

В прошлый раз, когда была убита Джеки Шитс, ему потребовалось гораздо больше времени на то, чтобы привести Марли в чувство. Где-то в городе, в эту самую минуту, страшную смерть принимает очередная безвинная жертва, и Марли будет там до самого конца…

В десять пятьдесят четыре рука Марли поднялась и несколько раз конвульсивно опустилась вниз, имитируя удары ножом. Дейну и Трэммелу был понятен смысл этих движений. Несмотря на приятную прохладу, царившую вокруг, капельки пота выступили у Дейна на лбу. Он поймал руку Марли и зажал ее в своей, надеясь, что это хоть как-то поможет ей. Трэммел беспокойно ходил взадвперед, глаза его потемнели еще больше. Приближаться к нему было страшно.

— Сделай кофе, — проговорил в общей тишине Дейн. — Или чай. Ей не помешает потом.

Грейс направилась было в кухню, но Трэммел сунул ее назад в кресло и ушел ставить кофе сам.

В одиннадцать Дейн присел рядом с Марли и притянул ее к себе. Руки у нее были холодные как лед. Он легонько встряхнул ее.

— Марли? Теперь ты уже можешь вернуться ко мне, милая?

Она даже не шевельнулась.

Подождав пару минут, он снова встряхнул ее, позвал. Ресницы ее чуть дрогнули. Заметив это, он стал растирать ей руки, пытаясь согреть холодную кожу.

— Проснись и поговори со мной, дорогая. Стряхни с себя туман. Ну, давай же!

Марли медленно закрыла глаза и обмякла в его объятиях, словно в ней растаял невидимый внутренний стержень. Он снова встряхнул ее, не желая, чтобы она погружалась теперь в глубокий мертвый сон.

— Ты должна поговорить со мной, Марли! Тебе еще рано спать!

С видимым усилием над собой она открыла глаза и посмотрела на него. Во взгляде у Марли была растерянность, казалось, она ничего не соображает. Сознание тяжело возвращалось к ней, и по мере его возвращения глаза ее наполнялись страхом. Наконец она узнала Дейна, окончательно пришла в себя, и тотчас ее охватил ужас.

— Тихо, тихо, — шептал он успокаивающе, крепко прижимая ее к себе. — Я рядом, крошка.

Он ощутил, как по всему ее телу от ног начинает подниматься волна сильной дрожи. Появился Трэммел с дымящейся чашкой в руках. Дейн взял ее и аккуратно поднес к дрожащим губам Марли, заставив сделать небольшой глоток. Лицо ее теперь было серым, как пепел. Она была в состоянии мощного шока.

— Пожалуйста, — с мольбой в голосе попросила она, — дай мне лечь…

Голос ее дрожал и был еле слышен.

— Еще рано. Выпей кофе.

Ему очень хотелось отнести ее на кровать и дать заснуть, а самому провести всю ночь в бодрствовании у ее изголовья, помочь пережить кошмар, который еще далеко не закончился. Но Дейн отогнал от себя эти мысли. Он не мог отпустить ее сейчас. Сначала необходимо услышать ее рассказ.

— Опиши все, — потребовал он. — Опиши все, что ты видела.

Она закрыла глаза, пытаясь хоть этим отгородиться от него.

— Черт возьми, Марли! — На этот раз Дейн уже довольно сильно тряхнул ее за плечи. — Рассказывай!

Губы ее мелко задрожали, и из глаз побежали слезы.

— Темно, — начала она. Замолчала, глубоко прерывисто вздохнула и открыла глаза. — Свет погас из-за грозы.

Голос ее потерял всякое выражение, она добровольно вернулась в свой кошмар. Увидев, как она устремила перед собой невидящий взгляд, Дейн приготовился слушать.

— Она вернулась домой раньше обычного. Много выпила в баре… Ставит на туалетный столик свечи, зажигает их. Это ароматические свечи в маленьких стеклянных подставках. Они источают сильный запах. Она раздевается, накидывает халат. Как это любезно с ее стороны, сама избавила его от лишних хлопот. Уходит в ванную, чтобы ополоснуть лицо. Когда возвращается, он уже ждет ее.

— Господи боже… — негромко проговорила Грейс. До нее только сейчас по-настоящему стал доходить весь тот ужас, который Марли пережила и о котором сейчас рассказывала.

67
{"b":"12222","o":1}