ЛитМир - Электронная Библиотека

Он чувствовал: все это дело попахивает провокацией. Но оставлять ее живой нельзя. Она слишком опасна.

Впрочем, рисковать Джейнз тоже не хотел. Он поменял свои номера на чужие, сняв их с машины одной старухи, которая жила в многоквартирном доме и уже почти никуда не ездила. По возвращении он произведет обратную замену, так что если какой-нибудь наблюдательный полицейский насторожится, заметив его проезжающим по улице, где стоит дом Марли Кин, и проверит номера, то выйдет всего-навсего на безобидную миссис Уилму Фишер, у которой машина совсем другой марки. Придется парню почесать в затылке и согласиться с тем, что он не правильно запомнил номер.

Когда Джейнз выехал из дома, на нем был его светлый парик. Хорошая штука, что ни говори. Подобная экстравагантная шевелюра является на самом деле великолепной маскировкой. Полиция-то ищет бритого человека. Джейнз гордился своей изобретательностью. Действительно, людям будут бросаться в глаза прежде всего его светлые волосы. На лицо никто и не посмотрит. Им нужен лысый череп, все остальное побоку. Прелестно.

Он опустил окно и включил радио. Еще одна психологическая уловка. Полицейским, — если его будет ждать засада, — ни за что не придет в голову, что преступник может столь явно привлекать к себе внимание, проезжая мимо них с открытым окном и включенным на полную громкость радио. Именно поэтому Джейнза до сих пор не поймали: каждый раз ему не составляло труда предугадывать действия и реакцию полиции, а им не дано было понять его. В отличие от полицейских, Джейнз обладал большой фантазией.

Он ненавязчиво проехался мимо дома этой суки и так же ненавязчиво глянул в его сторону. У крыльца стояла машина. Почему эта сука не на работе? В новостях ясно сказали, что она служит в банке. Вдоль тротуара на улице припарковано что-то уж очень много машин. Холодок пробежал у него по спине. Ничего подозрительного он не заметил, но Джейнз был не дурак. Наоборот.

Все слишком явно указывало на то, что его тут ждут.

Второй раз проехать мимо дома он не рискнул. Вернулся к себе на квартиру, поменял обратно номера на машине и стал рассуждать. Если там засада, значит, Марли Кин полицейские оттуда увезли. В какое-нибудь, с их точки зрения, безопасное место. Чтобы он не смог не только добраться до нее, но даже найти.

Или все-таки никакой засады нет? Провокация выглядела бы гораздо убедительнее, если бы ему показали, что Марли Кин дома и продолжает вести нормальную жизнь.

Был только один способ проверить. Кэрол Джейнз узнал телефон банка, в котором она работала, и позвонил туда. После первого же гудка на том конце провода трубку сняла молодая женщина с тихим и унылым голосом.

— Марли Кин из отдела бухгалтерского учета, пожалуйста, — быстро проговорил Джейнз.

— Одну минуту.

Секретарь перебросила Кэрола на другую линию.

— Отдел бухгалтерского учета.

— Марли Кин, будьте добры.

— Подождите.

Кэрол услышал, как ответившая ему в отделе женщина сказала в сторону от трубки:

— Марли, вторая линия.

Значит, она на работе. Джейнз повесил трубку.

Возвращаясь к своей машине, Джейнз усмехался. Господи, одноклеточные! Неужели это все, на что они оказались способны?

Он решил проследить за Марли, когда та уйдет с работы. Впрочем, если она поедет домой, ему придется отстать: второй раз проезжать по ее улице Джейнз считал слишком рискованным.

Пока что главное — отыскать укромное местечко, где можно припарковать машину и спокойно подождать окончания ее рабочего дня.

Джейнз поехал за ней следом, когда она вышла на обеденный перерыв. Он сразу узнал эти густые темные волосы и стройную фигурку. Сердце его сильно забилось от возбуждения, но он взял себя в руки. Нет, торопиться — значит совершить ошибку. Кэрол не мог этого допустить.

Не отставая от нее, Джейнз про себя хихикал. Что же она за экстрасенс, если не может почувствовать его, сидящего в третьей машине сзади от нее?

Все же она опасна, жить ей нельзя.

Марли Кин поела, не выходя из машины, в придорожной забегаловке, после чего сразу вернулась в банк. Достать ее не было никакой возможности. Джейнз вновь остановился в тенечке и принялся терпеливо ожидать конца рабочего дня.

Марли Кин ушла из банка в четыре. Джейнз пристальным взором обвел автостоянку. Ничего подозрительного. Прекрасно. Насвистывая себе под нос веселую песенку, он пристроился в нескольких машинах за ней и поехал, аккуратно сохраняя выбранную дистанцию.

Она нигде не останавливалась. Но поехала не к себе, а в другой район и остановилась перед небольшим домиком более старой постройки, чем ее собственный. Запомнив адрес, Джейнз проехал мимо.

Он сразу же отправился в библиотеку и нашел этот дом в справочнике. Как оказалось, он принадлежал Дейну Холлистеру. В первую секунду Джейнз удивленно повел бровью, но тут же расплылся в улыбке. Он знал это имя: в последнее время оно частенько попадалось ему на глаза в газетах. Детектив Дейн Холлистер занимался расследованием убийств Мясника из Орландо.

Вот так совпадение, а?

Нет, это сделал не президент банка лично и даже не вице-президент. Просто они вызвали к себе начальника отдела бухгалтерского учета. В таких случаях Марли не требовалось применять свои замечательные способности для того, чтобы понять, что происходит. Марли нисколько не удивилась, когда вернувшаяся в плохом настроении начальница позвала ее к себе на разговор.

Дальше все было просто. Им, конечно, очень жаль, что приходится прибегать к такой мере, но в первую очередь банк обязан блюсти интересы своих вкладчиков. И так далее и тому подобное. Короче, со следующей недели Марли на работу может не приходить. Они решили проявить великодушие и дать ей доработать эти несколько дней до пятницы включительно.

Ей захотелось также проявить великодушие и уйти, не дожидаясь конца недели, — Марли знала, что они на это очень надеются, — но она передумала. Какого черта! Она и не собиралась идти навстречу пожеланиям тех, кто ее выкинул на улицу.

Возвращаясь с рабвты к Дейну домой, Марли вся кипела от гнева. Ни о чем другом не могла думать. Собственно, ярость охватила ее еще в ту минуту, когда она поняла, что Дейн ее предал. С тех пор она только усиливалась, и Марли думала, что в обозримом будущем ничто не утолит ее.

Едва она успела переодеться в своей комнате, как услышала, что к крыльцу подъехала машина. Выглянув в окно, Марли думала увидеть Дейна, но оказалось, что это долговязый Трэммел. Она пошла открывать ему.

— Привет, дорогая, — проговорил он, вертя темными очками на пальце и склоняясь к ней для поцелуя в щеку. Она саркастически усмехнулась.

— Что за нежности?

Трэммел улыбнулся и поднял руки.

— Не стреляй, я безоружен! Вижу, что ты все еще не остыла.

— Ага! Значит, ты — своего рода каска на штык? Чтобы проверить, бдит ли противник?

— Не совсем. Просто Дейну пришлось немного задержаться, а нам не хотелось бы оставлять тебя одну.

— Спасибо за заботу.

— Не искренне! — с улыбкой проговорил он, мягко погрозив ей пальцем. Но взгляд его при этом оставался острым.

— Меня сегодня уволили, — резко ответила Марли. — И настроение у меня отнюдь не праздничное. Впрочем, мне было любезно позволено доработать эту неделю.

Он фыркнул.

— Я бы ушел от них сегодня же.

— И я поступила бы точно так же, если бы не знала, что они только того и ждут. Хочешь выпить чего-нибудь холодненького?

— Только без градусов.

— Хорошо. Лимонад, фруктовый сок, чай, легкий коктейль?

— Чай.

— Сейчас будет. А ты молодец, не пьешь за рулем.

— Я вообще почти не пью. Алкоголь плохо на меня действует, — проговорил он, следуя за ней на кухню. — Ну как ты тут? Уже обустроилась?

— Не успела толком. — Марли вытащила из шкафа два стакана, бросила в них по несколько кубиков льда и налила чай, который заварила утром перед уходом на работу.

— Лимон?

— Нет, спасибо. Я пью неразбавленный.

77
{"b":"12222","o":1}