ЛитМир - Электронная Библиотека

Нет, надо быть полной дурой, чтобы влезать в это снова.

Но Марли не могла перестать думать о бедной женщине. Она ощущала жгучую потребность узнать хотя бы ее имя. Когда жизнь человека обрывается, обязательно нужно помнить, как его звали. Имя — это связующая ниточка с бессмертием. Оно позволяет нам сказать: «Этот человек жил на нашей земле. Существовал». А если нет имени, то как бы не было и человека.

Поэтому, несмотря на разламывающую члены усталость и головокружение, она включила телевизор и стала ждать выпуска местных новостей. Несколько раз она едва не задремала, но вовремя спохватывалась.

— Возможно, ничего и не было, — слабым голосом пробормотала она вслух. — Возможно, ты просто теряешь рассудок.

Странно, но эта мысль принесла утешение. У каждого человека свой страх. Марли сейчас предпочла бы оказаться сумасшедшей, чем узнать, что ее видение подтвердилось.

«Говорящие головы» на экране сменили тему разговора и целую минуту посвятили глубокому анализу пагубного влияния уличных банд на жизнь центральной части города. У Марли слипались глаза. Внезапно ее охватил ужас: она испугалась того, что то, что она видит по телевизору, сомкнется с тем, что мучило ее изнутри, как это бывало прежде, когда она проникалась чувствами людей, на которых смотрела. Но ничего подобного не случилось. Сознание оставалось спокойным. Спустя еще минуту она расслабилась и вздохнула с облегчением. Не было внутренней муки, отчаяния и ощущения беспомощности. Она немного приободрилась. Раз ей не передается та бурная эмоциональная волна, которая льется с экрана телевизора, значит, может быть, она просто немного свихнулась?..

Марли продолжала смотреть, снова медленно погружаясь в дремоту. Она уже готова была отдаться во власть усталости, готова была легко соскользнуть в забытье. Впрочем, надо бы досмотреть выпуск до конца…

— Надин Виник…

НАДИН ВИНИК!!!

Казалось, это имя одновременно прозвучало с экрана и у нее в голове. Марли содрогнулась, будто от сильного электрического разряда. Задремав, она незаметно для себя свернулась калачиком на диване, но сейчас резко выпрямилась. Сердце бешено колотилось в груди, и она слышала частые прерывистые звуки собственного дыхания. Глядя во все глаза на экран, она чувствовала, как ее охватывает панический ужас.

— Полиция Орландо не дает пока никакой информации об убийстве миссис Виник, так как это может повредить следствию.

На экране показали фотоснимок жертвы. Надин Виник. Да, именно она — женщина из видения. Марли впервые в жизни слышала это имя, но чувствовала, что знает его. Стоило только ведущему выпуска назвать его, как Марли все поняла…

Значит, видение было настоящим. От начала до конца.

Дар вернулся.

Ясно было и то, что, если она теперь пошевелит хоть пальцем, этот дар пустит под откос всю ее только-только наладившуюся жизнь.

Понедельник Дейн начал с того, что принялся внимательно изучать фотоснимки места происшествия, подспудно надеясь на то, что натолкнется на какую-нибудь мелкую, незамеченную раньше, но решающую деталь, которая даст ему направление поиска. Хоть какое-нибудь. Пока что у них не было в активе ровным счетом ничего. Проклятье! Соседка, чей дом стоит через улицу от дома Виников, слышала, как залаяла собака в пятницу около одиннадцати вечера. Но собака вскоре замолкла, и соседка перестала об этом думать. И не придала бы этому лаю никакого значения, если бы ее не стали допрашивать. Мистер Виник действительно был на своем рабочем месте. Они с напарником разгружали трейлер и не отлучались ни на минуту. Судебный медик не смог точно определить время смерти и сказал, что сделать это не представляется возможным, если только не отыщется очевидец гибели миссис Виник. Но он установил «вилку» во времени, когда могла произойти смерть, и, к сожалению, крайний предел этой «вилки» включал в себя полчаса, которые мистер Виник еще находился дома перед уходом на работу. Впрочем, Дейн продолжал доверять своему наитию, которое подсказывало: Виник ни при чем. В показаниях других грузчиков отмечалось, что мистер Виник появился на работе в обычное время и вел себя абсолютно нормально, даже шутил. Дейн решил, что Виник совершенно не похож на патологического зверя, который способен зарезать свою жену, спокойно смыть с себя ее кровь, переодеться и после этого как ни в чем не бывало отправиться на работу.

Следов спермы не нашли, хотя патологоанатом установил повреждения ватины, которые говорили о том, что миссис Виник все-таки насиловали. Никаких следов — кроме тех, которые нанесли сами полицейские, — в доме не отыскали. Ни волокон ткани, ни волос, ни отпечатков пальцев. Бесследно пропали также и отрезанные пальцы миссис Виник.

— Дырка от бублика! — с чувством проговорил Дейн, швырнув фотографии обратно на стол.

Трэммел что-то буркнул, соглашаясь. Они оба измотались. С той минуты, когда они впервые переступили порог дома Виников, прошло уже сорок восемь часов, в продолжение которых у них не было ни минуты покоя. И с каждым новым часом шансы отыскать убийцу миссис Виник все уменьшались. У всех преступлений есть особенность: либо они раскрываются «по горячим следам», либо, как правило, вообще не раскрываются.

Трэммел протянул Дейну листок бумаги со словами:

— Взгляни. Это перечень того, что нашли у них в мусорном контейнере.

Дейн пробежал глазами список. Типичная картина: пищевые отходы, пустые пакеты из-под молока и круп, всякая макулатура, которая приходит по почте и сразу отправляется в мусор, пакеты, какие выдают в магазинах, использованные кофейные фильтры, коробка из-под пиццы с двумя недоеденными кусками, использованные бумажные салфетки, старый список продуктов, какие обычно составляют перед походом в магазин, телевизионная программа на последнюю неделю, листок бумаги с двумя телефонами на нем, пустой чек из тех, что заполняются для телефонной компании, пустые пульверизаторы, газеты за неделю… Похоже, Виники ко многим вещам относились как к одноразовым шприцам. Ничего необычного или примечательного.

— Что с телефонами? — спросил он.

— Я только что узнал. — Трэммел откинулся на спинку своего стула и водрузил ноги, обутые в туфли из итальянской кожи, на стол. — Первый номер: пункт доставки пиццы; второй: местная кабельная компания.

Дейн издал какой-то нечленораздельный недовольный звук. Он тоже откинулся на спинку своего стула и, поставив ноги на стол, подумал: «Хрен редьки не слаще».

Между их с Трэммелом столами было расстояние в четыре фута. Приятели неподвижно сидели, молча уставившись друг на друга, и размышляли. Они нередко устраивали подобные немые сцены, иногда это приносило свои плоды.

— Пункт доставки пиццы присылал к Виникам неизвестного нам пока разносчика заказов. Кабельная компания вполне могла направить мастера по ремонту.

Худое, смуглое лицо Трэммела было задумчиво.

— Даже если и присылала, то не на ночь же глядя?

— Верно. С пиццей то же самое. Глупо надеяться, что миссис Виник могла так поздно заказать себе здоровенную порцию, чтобы слопать ее всю в одиночку. К тому же это не согласуется с результатами анализа содержимого ее желудка… — Дейн раскидал правой рукой лежавшую у него на столе кипу бумаг и выбрал нужный листок. — Ага, вот он! Док пишет тут, что перед смертью она ничего не ела, по крайней мере, в течение четырех-пяти часов. Никакой тебе пиццы. Коробка, которую нашли в мусоре, осталась, наверное, от ленча. А может, она вообще двухдневной давности.

К тому же Дейну, который повидал всякого, слишком сложно было представить себе убийцу в переднике разносчика пиццы. Он поморщился:

— Мистер Виник нам точно скажет, когда именно они заказывали пиццу.

— А в кабельной компании сообщат, посылали ли они кого-нибудь на ремонт проводки к Виникам домой или нет.

— Таким образом, у нас определенно есть один, а возможно, что и двое неизвестных, которые в последнее время побывали у Виников. С разносчиками пиццы, как правило, расплачиваются на пороге. Но хозяйку он все равно видел. А вот если был мастер из кабельной компании, то он, конечно, заходил в дом.

8
{"b":"12222","o":1}