ЛитМир - Электронная Библиотека

Яркий свет брызнул Марли в лицо, ослепив ее, и она услышала, как кто-то пропел неприятным голосом:

— Ага, вот ты где! Приве-ет!

Марли спустила курок.

К дому почти одновременно подъехало несколько машин. Дейн распорядился, чтобы патрули мчали сюда с включенными сиренами. У него была слабая надежда на то, что это отпугнет преступника. Сам он несся к дому как угорелый и молился так, как никогда прежде в своей жизни. Ему было плевать на то, что при таком шуме убийца может ускользнуть от них. Только бы он не добрался до Марли.

«Господи, сделай так, чтобы он испугался нас! Не дай ему войти в дом! Неужели он уже все сделал и ушел?! Боже, прошу тебя! Только не Марли!»

Остановив машину, которая от резкого торможения сильно закачалась на рессорах, он выскочил из нее и бросился к дому. В доме было темно. «Господи, нет!»

Кто-то догнал Дейна сзади и повалил его на землю. С диким рыком Дейн вновь вскочил на ноги и, развернувшись, саданул кулаком в темноту. Трэммел успел схватить его руку.

— Возьми себя в руки! — заорал он. При этом выражение его лица было таким же страшным, как и у самого Дейна. — Если ты будешь ломиться туда вслепую, то вряд ли поможешь ей этим! Ты же знаешь, как мы действуем в подобных случаях! Так что будь добр не отступать от правил!

Вокруг мелькали какие-то тени. Это полиция брала дом в кольцо. Но Дейн сейчас мог думать только о Марли, которая находилась внутри. Он стряхнул с себя Трэммела и устремился к входной двери. Она оказалась заперта. Дейн врезался в нее, как обезумевший зверь. Казалось, от этого удара содрогнулся весь фасад. Дверь была крепкая, со стальными кронштейнами. Замок отличался исключительной надежностью. Он сдержал удар Дейна. Но не сдержали петли. С диким треском посыпались щепки, гвозди вылезли из дверного блока, металлические петли смялись.

Видя, что Дейна не остановить, Трэммел решил помочь ему. Они вдвоем навалились на покореженную дверь и наконец высадили ее. Хрипло, во весь голос позвав Марли, Дейн провалился в темное чрево дома.

Через несколько футов он споткнулся обо что-то мягкое и тяжелое и рухнул на пол. Ему показалось, что на какое-то мучительное мгновение, которое тянулось словно целую вечность, у него остановилось сердце.

— О Боже… — прошептал он, не узнавая своего голоса. — Свет сюда!

Один из патрульных снял с пояса свой длинный тяжелый фонарь и щелкнул переключателем. Мощный луч света выхватил из тьмы Дейна, скрючившегося на полу с выражением ужаса на лице, и Трэммела, мало чем отличавшегося в ту минуту от своего напарника. Рядом с ними на полу растянулся черный силуэт. Тускло поблескивал бритый череп… Человек лежал на спине, устремив в потолок остекленевший взгляд. Вокруг тела расползалась черная лужа крови.

— Дейн… — послышался из темноты еле различимый шепот, от которого у всех мурашки пробежали по коже. — Дейн, я здесь…

Луч света дико заплясал по всем углам комнаты, наткнувшись наконец на маленькую фигурку. Марли зажмурилась от яркого света и отвернулась в сторону. На белой блузке темнели влажные, тускло поблескивающие пятна. Она стояла, прислонившись к стене, и все еще сжимала в руках пистолет.

Дейн не смог подняться на ноги. Он быстро подполз к ней, все еще отказываясь верить в то, что она жива. Приложил свою дрожащую ладонь к щеке Марли и смахнул ее волосы со лба.

— Господи, девочка моя… Боже…

— Он бил меня ножом, — как бы извиняясь, прошептала она. — Я стреляла, но он не останавливался. Подходил все ближе и ближе… А я все стреляла и стреляла…

— Умница! — еле сдерживая ярость, прошептал он. У Дейна сильно дрожали руки, но он обнял Марли за плечи и мягко потянул ее вниз. — Приляг, милая. Я должен посмотреть, что с тобой.

— Думаю, ничего серьезного, — рассудительно проговорила Марли. — Он полоснул по плечу и по левой стороне… Но это просто порезы, а не колотые раны.

Дейн еле держал себя в руках. Только мысль о том, что Марли нуждается в нем сейчас, удерживала его от того, чтобы, бросившись на труп, разорвать его в клочья голыми руками. Боже! Уже второй раз в жизни на нее с ножом в руках нападал маньяк! Господи, и как ей еще удается сохранять спокойствие, когда его самого всего трясет?!

— Он разрезал сетку, — говорила Марли. Вдруг у нее вновь ослаб голос. — Я сильно устала. Если не возражаешь, я расскажу тебе обо всем позже.

— Конечно, милая. — Он приложил руку к ране на ее левом боку, из которой сочилась кровь. — Попробуй заснуть. Я буду рядом, когда ты проснешься

Марли еле слышно вздохнула, и веки ее сомкнулись. Дейн слышал, как дом быстро заполняется людьми, но ни на кого не обращал внимания.

— Дейн. — Это был Трэммел, который опустился рядом с ним на корточки. — Приехали врачи. Отойди, уступи им место около Марли.

— Я не могу убрать руку, — хрипло возразил Дейн. — Я сдерживаю кровотечение.

— Ничего. Кровь уже почти не идет. С ней все будет в порядке, напарник. Все будет о'кей. — Трэммел обнял Дейна за плечи и мягко отвел его в сторону. Вокруг тут же засуетились врачи. — Мы поедем вместе с ней в больницу. С Марли все будет нормально, старик, это уж ты мне поверь.

Дейн закрыл глаза и позволил Трэммелу увести себя.

— Я уже чувствую себя достаточно хорошо для того, чтобы вернуться домой, — сказала Марли на следующее утро. Зевнув, она добавила:

— Осталась только усталость. Я так сопротивлялась видению…

— И крови немало потеряла, — сказал Дейн. — Подождем до завтра.

Марли полулежала на постели и выглядела вполне нормально. Только толстые повязки у нее на плече и на боку указывали на то, что она ранена. Впрочем, оглядев ее критическим взором, Дейн решил, что она еще очень бледная.

Он провел с ней в больнице всю ночь. Даже если бы Дейну суждено было прожить полтораста лет, он и на смертном одре ясно помнил бы те страшные минуты, которые он испытал накануне, когда понял, что его обвели вокруг пальца, заставили уехать из дома и оставить Марли без защиты. Несмотря на то, что он примчался обратно на бешеной скорости и почти мгновенно высадил дверь в дом, ему казалось, что прошла целая жизнь.

Больница напоминала зоопарк: повсюду стояли полицейские и шныряли журналисты, пытаясь пробиться в палату к Марли для интервью. Дейн ничего не мог с ними поделать, ибо мысли его были совсем о другом. Как только врачи позволили ему пройти к Марли, он сел рядом с ней и взял ее за руку, чтобы лично убедиться в том, что с ней все в порядке.

Ему здорово помог Трэммел, который вышел к журналистам и категорически запретил им приближаться к двери, за которой лежала Марли, пообещав провести наутро пресс-конференцию. Он также избавил Дейна от общества Боннеса и Чэмплина. Позвонил Грейс, которая привезла для Марли и Дейна чистые вещи, чтобы переодеться, и туалетные принадлежности. Дейн сходил в душ, побрился, но лицо его осталось осунувшимся, и мешки под глазами напоминали о том диком напряжении, которое ему пришлось пережить накануне. Если бы не Трэммел, он не пережил бы эту ночь.

Напарник почти все время был рядом. Только ближе к рассвету отлучился, но почти тут же вернулся. Он был, как всегда, безупречно одет, впрочем, сразу бросалось в глаза, что он также провел бессонную ночь. Грейс принесла вещи и осталась с ними.

Марли устроилась на своей постели повыше. Она на самом деле готова была вернуться домой. Раны саднили, даже шевелиться трудно, но боль была терпимой. Главное, осталась жива. Тяжелые предчувствия, которые мучили ее все последние недели, исчезли. Казалось, воздух от этого посвежел и солнце светит ярче.

— Я рассказала тебе все, что произошло вчера, — сказала она. — Теперь хочу знать, что вам удалось узнать сегодня утром.

Голос у Марли звучал уже почти нормально, и это порадовало Дейна.

— Я же всю ночь с тобой просидел. Откуда мне знать?

Грейс вытянула перед собой свои длинные ноги и проговорила:

— Раскалывайся, Алекс.

81
{"b":"12222","o":1}