ЛитМир - Электронная Библиотека

Трэммел сел на подоконник и начал:

— В двух кварталах от дома мы нашли его машину, проверили номера. Его зовут Кэрол Джейнз. Приехал сюда из Питсбурга около пяти месяцев назад. Мы связались с питсбургским департаментом полиции. У них значится несколько нераскрытых убийств, которые подходят под нашу схему. Мы провели обыск у него на квартире и нашли белый парик, который он, судя по всему, носил все время и снимал только тогда, когда шел на очередное убийство. Работал в магазине Данворса на приеме жалоб от клиентов. Видимо, именно так он и подбирал себе жертв. Если кто-нибудь раздражал его… привет.

— Вот оно, связующее звено, — пробормотал Дейн. — Все погибшие делали покупки у Данворса. Помнится, подружка Жаклин Шитс рассказывала, что та как-то очень рассердилась на то, что у нее блузка разъехалась по шву во время первой же стирки. Что-то в этом роде. Черт, я тогда еще подумал о том, что все жертвы посещали одни и те же магазины! Но ведь так можно сказать про любого жителя Орландо.

— Не казни себя, — сказала Марли. — Ты же не ясновидящий.

Дейн удивленно посмотрел на нее и фыркнул. «Он выглядит уже лучше, — решила Марли. — Шок проходит».

— Кэрол Джейнз… — проговорила Грейс. — Странное имечко для мужика.

— В том-то и дело. Именно поэтому мы пропустили его, когда просматривали списки новых клиентов коммунальных служб города. Мы просто отсеяли его, приняв за женщину. — С отвращением в голосе проговорил Трэммел. — Нам до сих пор о нем мало что известно. Возможно, так и не узнаем, что его выводило из себя. Впрочем, это неважно. Такой подонок заслужил смерть.

Марли увидела, как Дейн поморщился. Последняя ночь далась ему явно тяжелее, чем ей самой. Он страшно переживал, что убийца все-таки добрался до нее. А вот Марли чувствовала себя сильнее после всего пережитого. Она не радовалась тому, что убила человека, но и угрызениями совести не мучилась. Поступила так, как того требовала необходимость. Малейшее промедление, и Марли погибла бы. Ей удалось удержать видение под своим контролем, на этот раз из кошмара именно она вышла победительницей. Кэрол Джейнз убит. Мерилин Элрод, Надин Виник, Джеки Шитс и остальные несчастные жертвы маньяка отомщены.

Дейн взял ее руку и, закрыв глаза, стал ласково перебирать пальцы. Слава Богу, что с Марли ничего не случилось!

Грейс взяла Трэммела под локоть.

— Нам пора, — проговорила она. — Мне надо подготовиться к дежурству.

— Я днем еще загляну, — пообещал Трэммел. — Если потребуюсь раньше, звоните.

— О'кей, — кивнул ему Дейн. Когда они ушли, он подошел к двери и, выглянув в коридор, подозвал дежурного полицейского. — Никого не пускай, — предупредил он. — Даже мэра. Никого.

— И врачей тоже? Вряд ли я смогу удержать их, Холлистер, — сказал полицейский.

— Врачей, ладно. Но пусть сначала постучатся.

Он закрыл дверь и вернулся к Марли. Пробежал рукой по ее лицу, поправил волосы.

Она протянула руку и коснулась его щеки.

— Я на самом деле хорошо себя чувствую. И дома мне было бы лучше, чем здесь.

Он стал целовать ее пальцы.

— Главное, не торопись. Если врачи будут настаивать на том, чтобы ты осталась здесь еще на сутки, значит, у них есть для этого основания. Прежде чем отпустить тебя отсюда, я должен быть полностью уверен в том, что ты поправилась. Для меня это очень важно.

У него все было написано на лице. Дейн полностью открылся перед ней, больше не заботясь о том, как он, такой крутой, будет выглядеть. После того, что ему пришлось пережить накануне… Он решил отныне больше ничего не скрывать от Марли. Подумать только — вчера он мог потерять ее навсегда. Жизнь человеческая слишком коротка, слишком подвержена опасностям, поэтому лучше жить в открытую и дышать полной грудью.

Он откинул прядь волос у нее со лба, серьезно заглядывая ей в глаза.

— Вчера мы так и не закончили наш разговор.

— Да, мы были слишком взволнованы.

— Ты все еще сердишься на меня?

Она улыбнулась одними губами.

— Нет.

— Клянусь богом, я переехал к тебе вовсе не для того, чтобы контролировать ситуацию и выйти из нее победителем. Уж если я кого и хотел победить, так это тебя.

Она фыркнула.

— Ничего не скажешь, звучит романтично.

Но улыбка на ее лице осталась.

— Я не умею все это показывать — романтические переживания и прочее. Знаю только одно: я хочу тебя и не хочу отпускать тебя от себя. Прежде со мной такого не бывало, поэтому я немного все запутал… Хотел дать себе время на размышление, посмотреть, как будут развиваться события… Я не хотел торопить тебя, давить. Тем более что ты была в постоянном напряжении. И без меня хватало забот.

Она закусила губу и удивленно посмотрела на него. Да, похоже, Трэммел прав. Дейн действительно не из тех, кто умеет определять свои собственные чувства. Он что, не понимает, что женщины ждут прежде всего слов любви? Прерывисто вздохнув, Марли внутренне осознала, как сильно ей хочется, чтобы на этот раз у них все пошло как надо. Может, это она сама виновата? Может, ей следовало как-то поощрить его…

— Тебе хочется только секса? — спросила она, напряженно ожидая ответа.

— Черт возьми, да нет же! — резко ответил Дейн. — Милая, скажи, что ты хочешь? Я сделаю все, только скажи! Но только давай покончим наконец с этим состоянием вечной неопределенности! Что мне еще сделать, чтобы убедить тебя наконец в своих чувствах?

Марли даже отшатнулась от Дейна и пораженно уставилась на него.

— Что тебе еще сделать?! А разве ты вообще что-нибудь уже делал, чтобы убедить меня в своих чувствах? Я понятия не имею, что ты чувствуешь!

Теперь пришла его очередь изумляться.

— То есть как? Что ты хочешь этим сказать?

Марли воздела руки к потолку.

— Господи, помоги мне пробить эту твердолобую башку! Откуда же мне знать, если ты ни разу даже не намекал?! Я же сто раз говорила, что не могу прочитать тебя! Скажи мне ясно и понятно, Дейн! По-английски! Ты любишь меня? Вот, чего я от тебя не могу добиться!

— Конечно, люблю! — вскричал Дейн, начиная выходить из себя.

— Вот и скажи об этом!

— Я люблю тебя, черт возьми! — Он вскочил от волнения на ноги и угрожающе навис над ней. — А ты? Или я одинок в своих переживаниях? Ну?

Марли захотелось хорошенько треснуть его, но она вовремя вспомнила о своих ранах. Поэтому удовольствовалась тем, что проговорила:

— Нет, не одинок.

— Тогда скажи!

— Я люблю тебя, черт возьми! — крикнула она тем же тоном, что и он.

Они горящими взорами с минуту молча изучали друг на друга. Грудь Дейна тяжело вздымалась. Наконец напряжение понемногу спало.

— Вот и договорились, — сказал он, вновь садясь на краешек постели.

— Что значит «договорились»? — резко спросила Марли.

— Ну о том, что мы любим друг друга.

— И что дальше? Обменяемся рукопожатием?

Дейн покачал головой и вновь взял ее руку.

— А дальше мы поженимся. — Он прикоснулся поцелуем к кончикам ее пальцев. — И полгода ждать не будем. Как некоторые. Я думаю, все можно будет устроить уже на этих выходных. Недельку поломаемся и хватит, а?

У Марли перехватило дух, и лицо ее осветилось лучезарной улыбкой.

— Я согласна, — проговорила она.

Ему захотелось обнять ее, но он боялся сделать ей больно. Взглянув в ее глаза, он поразился выражению безмятежности, которое он в них увидел. Еще вчера на Марли напал маньяк-убийца, в которого она разрядила всю обойму, и после этого… такое спокойствие. Даже известие о помолвке, казалось, не поразило ее.

Вдруг, вспомнив о том, что происходило вчера, Дейн почувствовал, как у него затряслись руки. С ним это было уже несколько раз на протяжении всей ночи.

— Прости, — в двадцатый раз вырвалось у него. — Боже, милая, это я все запутал! Если бы я знал, что тебе может угрожать опасность… Ума не приложу, как ему удалось тебя выследить!

Она взглянула на него своими бездонными синими глазами.

— Может быть, это я виновата в том, что он меня нашел. Мне следовало послушаться тебя и отправиться в безопасное место. А может, он просто почувствовал меня точно так же, как я чувствовала его. Ведь я стала для него реальной угрозой. Он боялся, что мне известно, где он находится и что он делает. В этом деле вообще очень много было всяких «может быть». Боюсь, мы точно никогда не узнаем. Но все кончилось, и я в порядке, Дейн. Честное слово.

82
{"b":"12222","o":1}