ЛитМир - Электронная Библиотека

Пожалуй, есть что-то привлекательное в мужчине, который занимается шкафчиками на кухне. Но что именно? Домовитость? Ведь требуется какое-нибудь качество, чтобы… уравновесить показное мужское чванство. А хотя… нет в нем ничего показного. Он не выставляется, а живет. Огромный револьвер у него на поясе говорит сам за себя. Что же до прочих мужских достоинств… При такой штуковине, как у Сэма в штанах, они просто не нужны…

Джейн стиснула руль. Шумно выдохнув, включила кондиционер и направила в лицо холодную струю. Соски ее напряглись, сердце бешено колотилось.

Что ж, ничего не поделаешь — накатило. Значит, надо смотреть правде в глаза и вести себя соответственно. То есть можно быстрее начать принимать противозачаточные таблетки. Вот-вот начнутся месячные — очень кстати. Надо срочно купить контрацептивы. Сэму, само собой, ни слова. Все это, разумеется, на всякий случай — если гормоны окажутся сильнее серого вещества. Однако ничего подобного с ней раньше не случалось…

Так что же случилось теперь? Ведь она не впервые увидела голого мужчину. Конечно, то, чем обладал Сэм, впечатляло. Но Джейн была любопытной девочкой и еще в школе посмотрела несколько порнофильмов и полистала «Плейгерл». Так что видела кое-что внушительнее. К тому же, сколько бы они ни шутили, когда говорили о мистере Совершенство, Джейн прекрасно понимала: главное не размеры пениса, а его обладатель.

Мистер Совершенство! Теленовости! Как же она могла об этом забыть?

Но сегодня, наверное, ничего страшного не произойдет. Далеко не все сотрудники слышали утренний выпуск новостей — значит, только услышавшие будут ломать голову над тем, кто такие эти загадочные подруги. Возможно, кто-нибудь напрямую спросит у Доны. Возможно, она проговорится. Тогда информация полетит по зданию со скоростью электронной почты. Но Галан скорее всего ничего не узнает. Он почти не общается с коллегами жены — разве что на традиционной рождественской вечеринке, где, как правило, стоит в одиночестве со скучающим видом.

Что же до теленовостей… Неужели сегодня не случится ничего важного? В такие летние дни — очень может быть, что не случится. Сенаторы и конгрессмены разъехались по домам, какие уж тут новости? Может, катастрофа? Нет, нет, только не это! Пусть лучше обвалится биржа. Но чтобы к вечеру положение стабилизировалось. Небольшая паника — а потом все в порядке. Это отвлечет журналистов, и они забудут о мистере Совершенство.

Но у ворот компании Джейн поняла, что ее надежды; на спокойный день были неоправданно оптимистичными. У тротуара стояли три телевизионных фургона, и трое неряшливых операторов снимали на фоне здания сотрудников — двух женщин и одного мужчину. Репортеры же, расположившиеся чуть поодаль, что-то с воодушевлением говорили в свои микрофоны.

Джейн похолодела. Впрочем, надежда еще оставалась — ведь биржа пока не открылась.

— Что происходит? — Это были первые слова, которые она услышала в здании. Перед ней по коридору шли двое мужчин. — Откуда у нас столько телевизионщиков? Продана компания? Мы закрываемся?

— Не слушал утренние новости?

— Не было времени.

— Какие-то из работающих у нас женщин дали свое определение мистера Совершенство, и теперь все каналы крутят эту новость, словно мировую.

— И каков же он, мистер Совершенство? Тот, кто никогда не забывает закрывать после себя крышку унитаза?

Джейн невольно усмехнулась — про это она с подругами забыла.

— Да нет, — проворчал один из собеседников. — Обычный скаутский набор: верность, честность, забота о старушках на улице — в общем, дерьмо.

— Я это могу, — заявил другой.

— Так в чем же дело?

— Я не сказал, что хочу.

Оба рассмеялись, и Джейн, не удержавшись, спросила:

— Так вы утверждаете, что вы изменники?

Мужчины обернулись. Лица оказались знакомые, но их имен Джейн не помнила. Обоим было под тридцать, и оба в синих французских рубашках и классических галстуках.

— Простите, мы вас не видели, — пробормотал один мужчина.

— Ничего страшного, — усмехнулась Джейн. Она уже жалела о том, что привлекла к себе внимание.

Все трое молча вошли в лифт. На этот раз над кнопкой не было никакого плаката, и Джейн почувствовала, что ей чего-то не хватает.

Марси уже поджидала ее в кабинете.

— Видела телевизор?

Джейн кивнула:

— Я сразу же позвонила Ти Джей, чтобы приободрить ее.

— Не поверишь, но я ужасно переживаю из-за этого, — сказала Марси.

— Понимаю, — вздохнула Джейн.

Действительно, не бьио смысла сердиться на Марси. Что сделано, то сделано. Тем более что эта история не конец света. Даже для Ти Джей. Если Галан узнает и дойдет до развода — ничего страшного. Значит, распадается некрепкий брак.

— Дона назвала им мое имя, — продолжала Марси. — Телефон не умолкает. Все станции просят интервью. Газетчики — тоже. Видела статью?

Увлеченная аттракционом за окном, Джейн совершенно забыла об утренних газетах. Она покачала головой:

— Нет, не видела.

— Довольно забавная, — усмехнулась Марси. — Но ее поместили в раздел, где печатают рецепты и всякую подобную всячину. Так что не все прочитают.

Джейн утвердительно кивнула. Немного помолчав; спросила:

— Ты с ними говорила? С журналистами?..

— Ни в коем случае. — Марси энергично помотала головой. — Если бы речь шла только обо мне — тогда другое дело. Но ведь замешаны и вы, девочки.

— Хуже всего придется Ти Джей. Я думала об этом вчера. Мне-то нечего терять, так что за меня не тревожься. Лана вроде бы тоже не очень беспокоится. А вот Ти Джей — настоящая проблема.

— Еще какая! — воскликнула Марси. — Хотя я лично считаю: ничего страшного, с Галаном разойдутся. Но это я так считаю, а вот Ти Джей…

Тут в комнату вошла Джина Ландретти. Подруги молча переглянулись. Джина же с улыбкой проговорила:

— Так это вы — та четверка? Могла бы догадаться раньше — когда увидела имя Марси. Но вот только сейчас сообразила. А две другие — Лана и Ти Джей? Я видела, как вы ходили вместе обедать.

Отрицать не имело смысла. Джейн с Марси снова переглянулись, и Джейн пожала плечами.

— Замечательно! — оживилась Джина. — Вчера я показала список мужу, так он прямо взвился, когда дошел до восьмого пункта. Как будто сам постоянно не оглядывается на женщин с шикарным бюстом. Он до сих пор со мной не разговаривает, — с усмешкой добавила Джина.

— Мы просто шутили, — объяснила Джейн. — Но потом все вышло из-под контроля.

— Перестаньте! Замечательно все получилось! Я рассказала сестре из Нью-Йорка, и она попросила прислать экземпляр списка. Не отрывок из утренней газеты, а весь текст целиком.

— Твоя сестра? — переспросила Джейн. — Та, что работает на телевидении?

— На Эй-би-си, в программе «С добрым утром, Америка!».

Марси насторожилась:

— А что, ее это лично интересует?

— Сестра считает, что ваша затея очень остроумна. Не удивлюсь, если вскоре вам позвонят. Она считает, что список будет потрясающим сюжетом. — Джина снова улыбнулась и направилась к своему столу.

Джейн же достала из сумочки доллар, протянула подруге и выругалась от души.

— О… такого я от тебя еще не слышала! — искренне изумилась Марси.

— Берегла на крайний случай, — пояснила Джейн.

Тут затрещал телефон. Джейн молча покосилась на аппарат. Восьми еще не было — значит, звонили явно не по делу. Может, прорывались журналисты? После третьего гудка трубку сняла Марси.

— Бухгалтерия, — сказала она. — Ах, Ти Джей, это ты? Мы как раз об этом говорили. Неужели, дорогая? Черт подери!

Джейн вырвала у подруги трубку.

— Что случилось?

— Они узнали про меня, — ответила Ти Джей. — Стала проверять телефон, а там восемь вызовов от репортеров. Держу пари, что у вас то же самое.

Джейн просмотрела список звонков — их было множество.

— Может быть, если мы с Марси с ними поговорим, они отвяжутся от вас с Ланой? — предположила она. — Ведь репортерам что нужно? — Им нужна история, а при ней — человек. Потом они все забудут и начнут охотиться за другими новостями.

14
{"b":"12223","o":1}