ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ромео исключается. — Джейн покачала головой.

— Ты хочешь сказать, что он…

— Совершенно верно.

— В таком случае Бу-Бу вполне подходит.

Усевшись на стул, Джейн снова покосилась на Сэма. Еще неделю назад они с ним обменивались колкостями, а сейчас… Причем сегодня она первая его поцеловала. Схватила за уши — и поцеловала.

— Как дела с твоим яйцом? — Сэм опустил глаза, и Джейн поняла, что он думает о том же, что и она.

— Кануло в историю.

— В таком случае мы можем отправляться в постель?

— Ты полагаешь, тебе стоит только позвать, и я опрокинусь на спину?! — возмутилась Джейн.

— Ничего подобного. — Сэм покачал головой. — Очень надеюсь, что потребуется кое-что еще.

— Я не собираюсь опрокидываться.

— Почему?

— Потому что у меня месячные. — Джейн не могла припомнить, чтобы когда-нибудь раньше признавалась в этом мужчине и не испытывала смущения.

— Как это? — удивился Сэм.

— Месячные. Менструация. Неужели не понимаешь?..

— Прекрасно все понимаю. И еще я знаю, что яйцо созревает в середине, а не в конце цикла. К тому же у меня две взрослые сестры, — добавил он почему-то.

«Попалась!»— промелькнуло в Джейн.

— Хорошо. Признаюсь. Солгала. — Она потупилась. — Но всегда существует вероятность ошибки, и я не хотела рисковать. Понимаешь?

Но Сэм ничего не желал понимать.

— Ты меня остановила! — прорычал он и прикрыл глаза, словно от нестерпимой боли.

— Ты говоришь так, будто я перед тобой провинилась.

Он поднял веки и сверкнул глазами.

— А как насчет теперь?

Джейн промолчала.

— Так как же? — снова спросил Сэм.

— Нет!

— Проклятие! А теперь в чем дело?

— Я же тебе сказала: у меня месячные.

— Ну и что?

— Как это?..

— Разве месячные мешают?

— Мешают, потому что я не хочу. Оставь меня в покое.

Сэм вздохнул:

— Все понятно. Предменструальный синдром.

— Предменструальный синдром до того, а не во время, идиот.

— Это ты так думаешь. Спроси любого мужчину — услышишь другое мнение.

— Большие знатоки! — фыркнула Джейн.

— Мужчины, моя дорогая, единственные знатоки предменструального синдрома. Именно поэтому они время от времени отправляются на войну — хочется сбежать из дома.

Джейн захотелось запустить в Сэма сковородой, но на линии огня находился Бу-Бу, который непременно принял бы удар на себя.

Сэм ухмыльнулся:

— Знаешь, почему предменструальный синдром называется именно так?

— Заткнись! На эту тему позволительно шутить только женщинам. — Отставив сковородку, Джейн закричала:

— Убирайся из моего дома!

Сэм опустил кота на пол и поднялся на ноги. Было очевидно, что он готов обратиться в бегство.

— Успокойся, Джейн.

— Скажи это моей заднице! Будь все проклято! Где мой мясной тесак?! Твое счастье, что я живу здесь недавно и еще не запомнила, где что лежит.

Сэм шагнул к Джейн и на всякий случай, пока она не вспомнила, в каком ящике лежат ножи, взял ее за руки.

— С тебя пятьдесят центов, дорогая. — Он прижал ее к груди.

— Не получишь! Я тебя предупреждала, что не буду платить, если ты сам виноват.

В следующее мгновение Сэм наклонился и поцеловал ее.

И снова время остановилось. Должно быть, Сэм отпустил ее руки, потому что Джейн вдруг поняла, что обнимает его за шею. Его губы были жаркими и жадными. После таких поцелуев ни одна женщина не отпустила бы мужчину. Мускусный аромат любви ударил ей в ноздри, заполнил ее легкие, проник под кожу…

И тут Сэм подхватил ее и приподнял над полом, чтобы тела их плотнее соприкасались. Но длинная юбка стесняла движения и не позволяла Джейн обхватить его бедра ногами. Она застонала и в отчаянии прошептала:

— Нельзя…

Сэм прервал поцелуй.

— Тогда займемся чем-нибудь другим. — Он сел, усадил Джейн к себе на колени и запустил руку ей под свитер.

Его ладонь легла ей на грудь, из горла Джейн вырвался протяжный вздох, и тотчас же у обоих перехватило дыхание. Немного помедлив, Сэм приподнял свитер и расстегнул бюстгальтер. Затем стащил с Джейн свитер. Теперь она сидела у него на коленях полуобнаженная. Она молча смотрела на него и чувствовала, как учащается ее дыхание.

Джейн прекрасно знала, как выглядит ее грудь. Но какова эта грудь с точки зрения мужчины? Небольшая, но крепкая. Соски розовато-коричневые и нежные, словно бархат…

Туг Сэм принялся ласкать ее груди, и Джейн, охваченная наслаждением, тихонько застонала. Потом он стал целовать ее соски, и она, громко вскрикнув, затрепетала в его объятиях. Сердце Джейн бешено колотилось, голова кружилась — в эти мгновения она была совершенно беспомощной и могла бы исполнить любое желание Сэма. Но тут он вдруг приподнял голову и, прижавшись лбом к ее лбу, крепко зажмурился. Затем, чуть отстранившись, прошептал:

— Если бы я сейчас вошел в тебя, управился бы за две секунды.

Джейн казалось, что она сошла с ума. Потому что «две секунды» прозвучали для нее словно чудесная музыка. О… как она жаждала этих «двух секунд».

Сэм внезапно наклонился и поднял с пола свитер.

— Тебе лучше одеться.

— Наверное… — сказала Джейн и не узнала свой голос.

Она смотрела в глаза Сэма и по-прежнему обнимала его за шею.

— Либо ты надеваешь свитер, либо мы идем в спальню, — пробормотал он.

Казалось, каждая клеточка ее тела вопила: «Да! Да! Да!»И Джейн стоило огромных усилий не произнести это вслух. Теперь она уже не сомневалась: ей не удастся осуществить свой план — то есть удержать Сэма на расстоянии две недели. Ей хотелось помучить его, но оказалось, что, мучая его, она мучила себя.

Сэм натянул на нее свитер, Джейн заметила, что он надел его наизнанку. Но какое это имело значение?

— Ты пытаешься свести меня с ума, — заявил он. — И за это я тебе отплачу.

— Каким образом? — спросила она, прижимаясь к нему.

Сэм ухмыльнулся:

— «Пусть мой мистер Совершенство рассчитывает на полчаса», — кажется, так звучало твое пожелание? Так вот, я ограничусь двадцатью девятью минутами.

— Ты вроде бы говорил о двух секундах…

— Это для начала. А потом последует продолжение.

Джейн чувствовала, как возбужденная плоть Сэма упирается в ее ягодицы, и ей ужасно не хотелось покидать его колени. И все же следовало встать, если она не хотела завалиться с ним в постель. Джейн очень этого хотела, но что-то ее удерживало…

Откашлявшись, она сказала:

— Кажется, надо вставать.

— Если ты способна двигаться, пожалуйста, делай это как можно медленнее, — прохрипел Сэм.

— Неужели зашло так далеко?

— Я сейчас — словно вулкан…

— Уверена, что не потухший, — с улыбкой заметила Джейн.

Сэм рассмеялся, и она соскочила с его коленей. Он вздрогнул и поднялся на ноги. Джейн старалась не смотреть на его бугрившиеся ниже пояса брюки.

— Расскажи мне о своей семье, — пробормотала она.

— Зачем?

— Чтобы отвлечься… от этого… — Джейн кивком головы указала, от чего именно. — Ты, кажется, говорил, что у тебя есть две сестры.

— И четыре брата.

— Столько детей?!

— Случилось так, что Дороти, старшая из двух сестер, оказалась третьим ребенком. Родители решили, что девочке скучно одной без сестренки, и, прежде чем добились задуманного, сделали еще трех парней.

— А ты какой?

— Второй.

— Встречаешься с родственниками?

— Довольно часто. Мы все живем в одном штате. Только малышка Энджа учится в колледже в Чикаго.

Уловка сработала — Сэм успокоился, хотя по-прежнему не отрывал взгляда от ее груди. Чтобы чем-то его занять, Джейн налила ему еще чаю.

— Ты был женат?

— Да, лет десять назад.

— И что случилось потом?

— Уж очень ты любопытная. Ей не понравилось быть супругой полицейского. А мне не понравилось оставаться мужем стервы. Вот и все. Мы расстались. Как только подписали бумаги, она перебралась на западное побережье. А теперь расскажи о себе.

— Уж очень ты любопытный, — рассмеялась Джейн. — Наверное, ты считаешь меня стервой?

27
{"b":"12223","o":1}