ЛитМир - Электронная Библиотека

Сосед снова хотел возразить, но Джейн уже не помнила себя. Ткнув соседа пальцем в грудь, она заявила:

— Завтра я куплю вам новый бак, так что успокойтесь. А если вздумаете обидеть маминого котика, я вас так распотрошу, что вы уже никогда не сможете наплодить себе подобных. Окажу человечеству такую услугу! — Джейн окинула соседа презрительным взглядом. — Вы меня поняли?

Сосед молча кивнул.

Джейн сделала глубокий вдох, стараясь успокоиться.

— Ну хорошо, довольно. Черт побери, я из-за вас разнервничалась.

— Да, похоже на то, — усмехнулся сосед. Джейн откинула с лица волосы. Только сейчас она вспомнила, что забыла причесаться.

— Я опаздываю. Совершенно не выспалась. Даже кофе не выпила. Так что лучше пойду, пока не искусала вас.

— Прекрасная мысль, — кивнул сосед. — Очень не хотелось бы вас арестовывать.

— Что? — Джейн в изумлении уставилась на стоявшего перед ней мужчину.

— Я коп, — бросил тот, шагнув к своей двери.

— Коп… О Господи… — пробормотала Джейн.

Глава 2

Каждую пятницу Джейн встречалась с тремя приятельницами. Они вместе работали в «Хаммерсхед текнолоджи»и всегда отмечали конец недели в гриль-баре, чтобы не готовить дома, выпить по бокалу вина и поговорить о своих женских делах — после пяти дней среди мужчин им очень хотелось поболтать. «Хаммерстед текнолоджи» была тесно связана с «Дженерал моторс»и поставляла компьютерные технологии на автозаводы Детройта; компьютеры же все еще оставались мужской привилегией.

Компания разрослась и, как все ей подобные, обзавелась собственными компьютерными чудаками, не признававшими никаких порядков и правил. Если бы Джейн работала в исследовательском отделе вместе с компьютерщиками, никто бы не заметил ее опоздания, но она, к сожалению, отвечала за бухгалтерские ведомости, и ее непосредственный начальник был чрезвычайно пунктуальным человеком. Пришлось компенсировать свое опоздание в конце рабочего дня, поэтому и в гриль-бар Джейн опоздала на пятнадцать минут. К счастью, подруги пришли вовремя и уже заняли столик — Джейн, даже в хорошем настроении, терпеть не могла дожидаться места.

— Ну и денек! — бросила она, опускаясь на стул, и мысленно возблагодарила Всевышнего за то, что пятница наконец-то закончилась.

— Слушай, как ты думаешь… — Марси загасила сигарету и тут же закурила следующую. — Как ты думаешь, у мужчин, случайно, не может быть предменструального синдрома? А то, я смотрю, Брик, мне кажется, совсем расклеился.

— Им ни к чему, они и так от рождения отравлены своими… тестостеронами, — ответила Джейн, вспомнив соседа.

— Значит, дело в этом? — Марси округлила глаза. — А я считала, что влияет полнолуние или что-то в этом роде. Ни за что не поверишь… Сегодня Келлман ухватил меня за задницу.

— Келлман?! — в один голос воскликнули пораженные подруги, и люди за соседними столиками повернулись в их сторону.

Двадцатитрехлетний Дерек Келлман менее всего подходил для роли развратника. Долговязый и нескладный, он двигался с грацией подвыпившего аиста, и у него был такой огромной кадык, что казалось, будто в горле его застрял проглоченный накануне лимон. Ярко-рыжие волосы Дерека не ведали расчески, то есть являли ярчайший пример «головы спросонья». Но он был безусловным компьютерным гением, и подруги любили его и опекали, точно старшие сестры. Чрезвычайно застенчивый, Дерек интересовался только своими компьютерами, и остряки утверждали, что он, возможно, лишь догадывается о существовании различных полов.

— Келлман? — переспросила Лапа. — Не может быть!

— Она сочиняет! — заявила Ти Джей.

— Клянусь Богом! — Хриплый смех Марси выдавал заядлую курильщицу. — Я шла перед ним по коридору, и вдруг он обеими руками хватает меня за зад — словно баскетбольный мяч подхватил… и собрался бросать по кольцу.

Подруги представили себе эту картину и дружно захихикали.

— А ты? — поинтересовалась Джейн.

— Я ничего, — призналась Марси. — Но беда в том, что при этом присутствовал Беннет.

Подруги ахнули. Беннет Троттер обожал уязвлять всех, кого считал своими подчиненными, а бедняга Келлман был его излюбленной мишенью.

— Нельзя же было подводить несчастного мальчика. Я потрепала Келлмана по щеке и промурлыкала какую-то чушь, а на ухо прошептала: «Вот уж не думала, что тебе это надо». Он стал краснее своих волос и спасся в мужском туалете.

— А Беннет? — спросила Лана.

— Мерзко усмехнулся и заявил: мол, не думал, что я настолько озабочена, что стала бросаться на Келлмана. Мог бы в таком случае предложить свои услуги.

Подруги снова рассмеялись.

— В общем, Беннет в своем репертуаре, — заметила Джейн.

Ее приятельницы дружно закивали. Некоторые парни, с которыми они работали, были явно озабоченными, и никакое воспитание чувств этого не исправляло. Хотя почти все оставались вполне нормальными людьми. Впрочем, и среди девочек попадались настоящие стервы. Во всяком случае, Джейн давно уже перестала искать совершенство. Лана же считала себя циничной, но она была самой молодой из подруг, и ее розовые очки пока еще не треснули. Слегка затуманились, но оставались целыми.

На первый взгляд у подруг было мало общего — только место работы. Марси Дин, самая старшая из них, возглавляла бухгалтерию. Ей уже исполнился сорок один год, она трижды выходила замуж и трижды разводилась, но после последнего визита в суд предпочитала неформальные отношения. Марси отбеливала волосы до цвета платины, курение начинало сказываться на ее коже, а одежда всегда казалась немного тесноватой. Она любила пиво, мужчин «из синих воротничков», буйный секс и признавалась, что обожает боулинг. «Я — мечта любого мужчины, — смеялась Марси. — Мне по вкусу пиво, и я трачу на него не меньше, чем другая на шампанское». Ее нынешним любовником был малый по имени Брик — мускулистый верзила, которого остальные подруги терпеть не могли. По глубокому убеждению Джейн, он вполне оправдывал свое имя . Брик был на десять лет моложе Марси, работал эпизодически и большую часть времени проводил, попивая пиво и глядя в телевизор. Но, по словам Марси, он любил такой же секс, как и она, и это была веская причина, чтобы какое-то время держать его при себе.

Лане Сиссум было всего двадцать четыре года, и она слыла вундеркиндом отдела продаж. Высокая и гибкая, Лана обладала грацией кошки. Ее кожа отливала оттенком сливочной карамели, голос звучал как чудесная мелодия, и мужчины десятками падали к ее ногам. В отличие от Марси Лана была тихой и скромной; она злилась только в одном случае — если кто-нибудь называл ее афро-американкой.

— Я американка! — бросила она как-то раз обидчику в лицо. — И ни разу не была в Африке. Я родилась в Калифорнии, и мой отец служил майором морской пехоты, так что нечего называть меня так. Да, в моем роду были черные, но были также и белые, и нечего делать вид, что я не такая, как вы!

Обидчик пробормотал извинения, и Лана простила его, одарив милостивой улыбкой. После этого парень стал ее поклонником, и она часто встречалась с защитником «Детройтских львов». К несчастью, Лана не на шутку увлеклась Шеймалом Кингом, хотя прекрасно знала, что тот развлекается с женщинами во всех городах, где играет его футбольная команда. В ее темно-карих глазах часто сквозила грусть, но Лана не находила сил порвать со своим избранником.

Тридцатилетняя Ти Джей Йотер, ровесница Джейн, работала в отделе кадров и считалась самой благополучной из подруг. Девять лет назад она вышла замуж за своего школьного приятеля и жила с мужем в уютном домике на окраине города. У супругов были две кошки, попугай и коккер-спаниель, но, к сожалению, не было детей — Галан не хотел детей. Джейн же считала, что ее подруга могла бы проявлять больше независимости. Вот сейчас Ти Джей беспрестанно посматривала на часы, словно к определенному времени непременно хотела возвратиться домой. Джейн догадывалась, что Галан не одобрял их пятничных застолий. А ведь они только ужинали в гриль-баре — никогда не задерживались дольше девяти и не напивались до бесчувствия.

3
{"b":"12223","o":1}