ЛитМир - Электронная Библиотека

Он ни разу не испытывал такого сильного чувства с тех пор, как убил мать.

Нет-нет, не надо думать об этом. Ему сказали, что об этом думать нельзя. Ему велели принимать таблетки. И ошиблись. Потому что от таблеток он исчезал. Интересно, а сейчас?..

Корин зашел в ванную и взглянул в зеркало. Да, он все еще здесь.

Он захватил помаду из дома убитой. Сам не понимал почему. Когда все кончилось, прошелся по дому, осмотрел ее вещи и заглянул в ванную — хотел убедиться, что в зеркале есть его отражение. Там на каждом сантиметре пространства валялось что-нибудь из косметики. Сучка только и делала, что прихорашивалась. Но косметика ей больше не потребуется. Поэтому он положил помаду в карман. И с тех пор она стояла на его туалетном столике.

Корин снял крышечку со стерженька и повернул донышко. Из трубки высунулся неприлично заостренный красный кончик. Очень похоже на собачий пенис. Корин хорошо знал, как выглядит собачий пенис, потому что сам… Нет-нет, не надо об этом!

Он уставился в зеркало. Затем тщательно обвел губы ярко-красной помадой — и улыбнулся.

— Привет, мама!

Глава 20

«Удивительно, — думала Джейн, стоя перед лифтом, на следующее утро. — Мой мир так изменился… а здесь почти никто не заметил ухода Марси. Лана и Ти Джей, конечно, не в счет». Разумеется, сотрудники в отделе погибшей испытали потрясение, но компьютерные психи…

Очередной плакат над кнопкой вызова лифта гласил: «Красное мясо не вредно для вашего здоровья. Результаты теста свидетельствуют, что для здоровья вредно» мшисто-зеленое мясо «. Поскольку» мшисто-зеленое» мясо являлось основой питания любого компьютерного психа, предупреждение представлялось весьма актуальным. В другое время Джейн рассмеялась бы, но сегодня даже не улыбнулась.

Накануне Ти Джей и Лана тоже не работали. Они приехали к ней с утра — обе заплаканные. Шелли отрезала и для них кружочки огурца, а затем усадила всех завтракать. Сестра не знала Марси, но весь день слушала их разговоры о ней. Подруги пытались догадаться, кто же убил ее — ведь Брик был вне подозрений. Женщины понимали, что не докопаются до истины, но болтовня их успокаивала. Смерть Марси казалась невероятной, и требовалось время, чтобы в нее поверить.

Как только Джейн появилась в кабинете, ее вызвал де Уинтер — сказал, чтобы пришла немедленно. Джейн тяжко вздохнула. Ее должность предполагала кучу обязанностей, а она уехала с работы в понедельник, осталась дома во вторник и тем самым подвела своих коллег. Де Уинтеру пришлось изрядно попотеть, чтобы все сделать вовремя. Люди обычно выражают недовольство, когда их чеки поступают с опозданием.

Джейн приготовилась выслушать не самые лестные слова в свой адрес, но начальник на сей раз удивил ее.

— Я хотел выразить соболезнование по поводу смерти вашей подруги, — проговорил де Уинтер. — Это ужасно…

Джейн поклялась, что не расплачется на работе. Но участие де Уинтера оказалось настолько неожиданным, что на глаза ее навернулись слезы.

— Спасибо, — пробормотала она. — Да, ужасно. Извините, что уехала в понедельник и осталась дома вчера.

Начальник кивнул:

— Я все прекрасно понимаю. Пришлось поработать сверхурочно, но никто не в обиде. На какой день назначены похороны?

— Пока неизвестно. Дело в том, что требуется вскрытие…

— Ах да, конечно. Известите меня, когда будет принято решение. Очень многие из коллег хотели бы присутствовать.

Выскользнув из кабинета начальника, Джейн тотчас же направилась к себе — на ее столе скопилась куча бумаг.

Она предполагала, что день будет не из легких, и, разумеется, не ошиблась. Джина и все остальные из бухгалтерского отдела поспешили выразить соболезнования, и Джейн чуть снова не расплакалась — весь день ей пришлось бороться с подступающими слезами.

Перед обедом в кабинете появились Лана и Ти Джей.

— В нашу пиццерию? — предложила Ти Джей, и все трое уселись в ее «бьюик».

Не успели они получить свои вегетарианские порции, как Джейн вспомнила о звонке психа и тотчас же рассказала о нем подругам.

— Мерзость! — поморщилась Лана. Ее миловидное лицо, казалось, постарело за последние два дня. — Нам уже по два раза звонил. Удивляюсь, что до тебя он так долго добирался.

— Автоответчик зафиксировал много звонков, но я думала, что это репортеры.

— Может, и они. Таких звонков у нас было достаточно. — Ти Джей потерла пальцами виски. — Голова раскалывается. Вчера вечером я все-таки не удержалась. Плакала, пока не сделалось дурно. Галан… — Она умолкла.

— Да, кстати, а как с Галаном? — спросила Джейн. — Все еще в мотеле?

— Нет. В понедельник был на работе. И там, естественно, все узнал. Несколько раз звонил, оставлял сообщения, а вечером возвратился домой. Как я понимаю, ситуация в подвешенном состоянии. Но после того, что случилось с Марси, я не могу форсировать события. Он стал очень заботливым. Наверное, надеется, что я все забуду.

— Полагаю, у него на это немного шансов, — заметила Джейн.

— Пусть не надеется! — вспыхнула Ти Джей. — Но давай поговорим о чем-нибудь более интересном. Например, о Сэме.

Джейн с удивлением почувствовала, что способна улыбаться.

— Что вам сказать? Ухожен. Не грубит. На него стоило бы посмотреть, когда он в грязной майке, небрит и по-настоящему в дурном настроении.

— У него такие глаза! — воскликнула Лана. — И очень широкие плечи, если кто не заметил.

Джейн не стала признаваться, что она заметила все, абсолютно все. Подругам незачем об этом знать. «Забавно, — подумала она, — когда я считала Сэма пьяным идиотом, я каждый день потчевала их всякими историями о нем. Но когда отношения стали совсем другими, мне расхотелось о нем говорить».

— А он, похоже, не прочь помять твои кости, — заметила Ти Джей..

— Не исключено. — Джейн пожала плечами. Ох, если бы подруги знали, как ее косточки хотели, чтобы их помяли!

— Тут не надо быть психологом! — рассмеялась Лана. — Он нисколько этого не скрывает.

— Не слишком стеснительный парень, — поддержала Ти Джей.

Джейн ухмыльнулась. Да уж, стеснительным мистера Донована трудно назвать. Задиристый, заносчивый, сексуальный, симпатичный, милый — вот это про Сэма.

У Ти Джей зазвонил сотовый телефон.

— Может быть, Галан? — Она нажала кнопку, Джейн заметила, что щеки ее покраснели. — Сукин сын! — Ти Джей отключила аппарат и швырнула его в сумку.

— Полагаю, что звонил не Галан, — заметила Джейн.

— Это тот ненормальный! — Ти Джей была в ярости. — Интересно, как он раздобыл номер моего мобильника? Я давала его очень немногим.

— Наверное, в справочной службе, — предположила Лана.

— Телефон зарегистрирован на имя Галана, а не на мое. Как он узнал, что аппарат у меня?

— И что он сказал?

— Как обычно. «Ты которая?» Но потом добавил имя Марси. Одно только имя. Какая подлость!

Джейн похолодела. Она вдруг почувствовала, как у нее на затылке зашевелились волоски. А что, если эти телефонные звонки имели отношение к смерти Марси? Скорее всего — глупости. Но все-таки… Может, какой-нибудь псих их так возненавидел из-за идиотского списка, что решил всех зарезать одну за другой?

— В чем дело? Что с тобой? — в один голос спросили подруги.

— Пришла в голову ужасная мысль. А может, это он убил Марси, а теперь охотится за нами?

Подруги переглянулись.

— Не может быть! — заявила Лана.

— Почему же?

— Потому что это абсурд! Такого в жизни не бывает! Если только с какими-нибудь знаменитостями… А с обычными людьми — никогда!

— Но Марси же убили, — прошептала Джейн, невольно поежившись. — Звонки домой — это понятно, но убийство… Действительно, Ти Джей, как он сумел раздобыть номер твоего мобильника? Наверняка есть какие-то способы. Но большинство людей их не знает. Неужели мы приговорены?

Подруги смотрели на Джейн во все глаза.

— Я боюсь… — прошептала Лана. — Ты живешь одна. Я живу одна. Галан возвращается только к полуночи. И Марси жила одна.

34
{"b":"12223","o":1}