ЛитМир - Электронная Библиотека

Сэм выскочил из ее дома, бросил взгляд в сторону гаража, и они одновременно побежали к воротам. Ворота оказалась на замке.

— Он не мог проникнуть внутрь, — прошептала Джейн.

— Неверное, и не пытался, — заметил Сэм. — Увидел, что твоя машина во дворе, и решил, что гараж пуст. Туда можно попасть как-нибудь иначе?

— Нет. Если не пробить дыру в стене.

— Тогда машина в порядке. — Сэм обнял ее за талию и повел к своему дому. — Ты же не собираешься при всех открывать ворота? — Он кивнул в сторону любопытных, все еще стоявших на улице.

Джейн энергично помотала головой.

— Придется убрать отсюда машину, — сказала она. — Пускай забирает Дэвид. А Бу-Бу — Шелли. При сложившихся обстоятельствах… Мама и папа меня поймут.

— Если хочешь, можно поставить машину в мой гараж, — предложил Сэм.

Джейн задумалась. В словах Сэма был смысл. Отцовская гордость окажется поблизости, но никто об этом не узнает, и машина будет в безопасности.

— Хорошо, — согласилась она. — Перекатим, когда все разойдутся.

Джейн вдруг остановилась и, поглядывая на мерцающие во тьме маячки патрульных машин, проговорила:

— А мой «додж»в порядке?

— Вроде бы. Кажется, ничего не поцарапано и не сломано.

Джейн облегченно вздохнула, и они с Сэмом направились в его дом, к Сэди и Элеоноре.

Только под утро ей позволили вернуться в свой дом. Удивительно, как много внимания полицейские уделили тому, что на первый взгляд казалось просто вандализмом. Конечно же, постарался Сэм. Уж он-то понимал, что это не просто вандализм.

И она это тоже понимала.

Было совершенно очевидно: у человека, ворвавшегося в ее дом, — «личные» мотивы. Телевизор, например, остался цел, хотя вещь довольно дорогая. Зато вся одежда и белье разодраны в клочья. Правда, джинсы и брюки не тронуты. В спальне неизвестный изрубил матрасы и подушки и разбил флаконы с духами. На кухне расколотил тарелки, чашки, стаканы, мисочки и даже хрустальные сервировочные подносы, которыми Джейн никогда не пользовалась. В ванной полотенца остались в порядке, зато уничтожена вся косметика. Тюбики раздавлены, пудреница растоптана, на тенях для век — словно плясали.

— Он уничтожил все… женское, — прошептала Джейн, озираясь.

— Да, ненавидит женщин, — согласился стоявший рядом Сэм. Помрачнев, добавил:

— Этим следует заняться психиатру:

Джейн зевнула. Она почти не спала прошедшей ночью. Впрочем, Сэм — тоже.

— Ты пойдешь на работу? — спросила она. Сэм взглянул на нее с удивлением.

— Конечно. Надо связаться с детективом, который занимается делом Марси, и сообщить ему о случившемся.

— А я не собираюсь ехать на работу. Здесь убраться — потребуется целая неделя.

— Позвони в уборочную службу. — Сэм взял ее за подбородок и заглянул ей в глаза. — А потом ложись спать — в мою постель. А за уборкой пусть присматривает миссис Кулавич. Она будет в восторге.

— Если так, ее срочно надо лечить. — Джейн снова зевнула. — Надо съездить в магазин — купить кое-что из одежды и косметики.

— А кухонная утварь подождет?

— Я сама знаю, что важно.

Джейн улыбнулась и прижалась к плечу Сэма. И вдруг вздрогнула и прикрыла рот ладонью. Она поняла, что за все это время ни разу не вспомнила ни о Лане, ни о Ти Джей.

— Господи, я совсем забыла о Лане и Ти Джей! Надо было сразу им позвонить и предупредить!

— Я все сделал, — ответил Сэм. — Позвонил по своему сотовому. С ними все в порядке. Только тревожатся за тебя.

Джейн вздохнула с облегчением и уткнулась лицом в грудь Сэма. Ох, как же она устала… Ей действительно надо поспать. Но если не развеяться немного, то заснуть не удастся.

— Как насчет лечебного секса? — спросила она. Сэм оживился:

— Ты серьезно?

— Нет, пожалуй… Отложим до вечера. Или ты не намерен ждать?

Сэм усмехнулся и приложил ее руку к своим джинсам. К тому месту, где зрел и увеличивался бугор. Джейн улыбнулась и провела по нему ладонью.

— Быстро же ты заводишься, — сказала она.

— Так всегда, когда думаю об этом.

Они рассмеялись и направились в дом Сэма.

— Эксперты не обнаружили пригодных для идентификации отпечатков пальцев, — рассказывал Сэм детективу Роджеру Бернсену. — Но они нашли отпечаток подошвы. Похоже на кроссовку. Я пытаюсь установить по рисунку фирму-изготовителя.

Бернсен откашлялся и проговорил:

— Полагаю, вы догадываетесь… Он ворвался в дом, чтобы убить ее. Но не застал и сорвал зло на вещах. Вам удалось установить время?

— Время — от восьми вечера до полуночи, — ответил Сэм. — Миссис Холланд, в светлые часы обычно сидевшая у окна, не заметила у дома Джейн ничего подозрительного.

— К счастью, ее не было дома, — заметил Бернсен.

— Да, к счастью, — пробормотал Сэм. Он боялся даже думать о том, что могло бы случиться, если бы преступник наткнулся на Джейн.

— Надо заняться коллегами мисс Брайт, — продолжал Бернсеи.

— Я как раз собирался звонить управляющему. Не хочу, чтобы еще кто-то знал, что мы копаемся в досье. Он может устроить это без лишней огласки. Например, позволит скачать информацию на наши компьютеры, чтобы нам самим не появляться у них в офисе.

— Да, и еще… Медики разрешили забрать тело мисс Дин, — сообщил Роджер. — Я уже связался с ее сестрой.

— Спасибо. Надо вызвать видеооператора, чтобы заснял похороны.

— Полагаете, он придет?

— Уверен, — усмехнулся Сэм.

Глава 23

Корин не мог уснуть, хотя не чувствовал усталости. Его угнетало разочарование.

Где она была? Если бы он застал ее, она бы ему все сказала.

Конечно, она ему не нравилась, но иногда, как ни странно, казалась привлекательной. И в такой момент она бы сказала.

Корин не знал, как к ней относиться. Она одевалась не так, как шлюха Марси Дин, но мужчины все равно на нее заглядывались. Даже когда она носила брюки. Когда она казалась привлекательной, она ему нравилась. Но когда начинала язвить — хотелось стукнуть ее по голове. Хотелось бить до тех пор, пока череп не превратится в месиво — чтобы больше никогда не слышать ее колкостей.

О ком это он? О матери или о ней?

Корин попытался сосредоточиться. С ним часто случалось, что в голове все путалось. Вероятно, продолжали действовать лекарства.

На Лану тоже заглядываются мужчины — миловидная девочка. Но употребляет слишком много косметики и носит не в меру короткие юбки.

Может быть, Лана только притворяется милашкой? Может быть, именно она сказала те ужасные слова, из-за которых его ударила мать?

Он вспомнил обиду — и ощутил острое удовольствие. Рука непроизвольно потянулась к трусам. Он не имел права это делать, но испытывал такое наслаждение, что иногда себе позволял.

Нет, нельзя. Ведь мать тогда и ударила именно за это. Хотела показать, насколько это нехорошо. Он не станет этим наслаждаться.

Но ночь не прошла даром. У него появилась новая помада. Корин снял колпачок и повернул основание, чтобы вылезло наружу неприличное нутро. Оно было не настолько ярким, как у помады Марси, но все равно вызывало отвращение.

Корин намазал себе губы, взглянул в зеркало и, поморщившись, стер краску.

Может быть, у других найдется помада, которая подойдет ему?

Лоренс Строн, управляющий «Хаммерстед текнолоджи», славился своим жизнерадостным смехом. Занимаясь делами компании, он оценивал ситуацию в целом и не любил вдаваться в детали, но этого ему и не требовалось.

В то утро ему позвонил некий детектив Донован. Он говорил очень убедительно. Сразу признался, что у полиции нет ордера на изучение персональных дел сотрудников и что он предпочел бы сделать все без огласки. Это требовалось, чтобы поймать преступника, прежде чем тот снова кого-нибудь убьет. У полиции имелись основания предполагать, что убийца — служащий компании.

— Но какие именно основания? — спросил мистер Строн.

И детектив Донован рассказал о звонке Ти Джей, номер сотового телефона которой мог знать только человек, имеющий доступ к определенной информации. В полиции быяи почти уверены, что Марси Дин убил кто-то из ее знакомых и что этот же самый человек звонил Ти Джей. Отсюда следовал вывод: женщины знали убийцу. Следовательно, он скорее всего являлся их коллегой.

40
{"b":"12223","o":1}