ЛитМир - Электронная Библиотека

Ти Джей всегда казалось, что Ли — довольно странная женщина. Но сегодня она была слишком уж странной — что-то мурлыкала себе под нос, подпиливала пилочкой ногти и, отвечая на звонки, говорила: «Не знаю, отправляю вам обратно».

Вскоре после девяти Ли исчезла и появилась минут через десять с новыми пятнами на блузке. Она подошла к Ти Джей и, наклонившись над столом, прошептала:

— Никак не могу подобрать папки. Не поможешь мне передвинуть ящики?

Какие папки? Какие ящики? Почти все их документы были занесены в компьютер. Ти Джей уже собиралась спросить, о чем идет речь, но Ли взглянула на нее так, словно у нее возникли неприятности, не имеющие отношения ни к ящикам, ни к делам, — неприятности, о которых она хотела поговорить наедине.

«Ну почему я?»— подумала Ти Джей. И, вздохнув, ответила:

— Конечно-конечно. — Она следом за Ли вошла в лифт. — Так где твои папки?

— Внизу, на складе.

— А я полагала, что на нашем складе больше ничего не складируют, — пошутила Ти Джей.

Но Ли даже не улыбнулась и как-то очень нервно возразила:

— Будь уверена, складируют.

В коридоре на первом этаже они не встретили ни одного человека, что, впрочем, было вполне естественно для раннего утреннего часа — все сидели в своих кабинетах, так как время «кофейного» перерыва еще не наступило.

Миновав зеленый коридор, они остановились перед дверью с надписью «Склад». Ли посторонилась, чтобы пропустить Ти Джей. Та сделала шаг и поморщилась — в помещении было темно, а воздух был сырой и затхлый, словно сюда давным-давно никто не входил.

— Где здесь выключатель? — спросила Ти Джей, не решаясь идти дальше.

В следующее мгновение что-то твердое ударило ее в спину, и Ти Джей, рухнув на цементный пол, ободрала колени и ладони. В голове молнией вспыхнула ужасная догадка. Откатившись в сторону, Ти Джей едва успела увернуться — рядом с ней в пол с грохотом ударила тяжелая железная труба. Ти Джей закричала. Или ей только показалось, что закричала? Вскочив на ноги, она ухватилась за трубу и несколько секунд боролась с Ли. Но та оказалась сильной, очень сильной и одним ударом снова сбила ее с ног.

Еще секунда — и перед глазами Ти Джсй вспыхнул ослепительный свет. Больше она ничего не слышала.

Глава 28

Вот открылась какая-то дверь, и Корин замер, прислушиваясь к тяжелым шагам. Затем отворилась и закрылась другая дверь. Наверное, кто-то из хозяйственного отдела. Если этот человек сейчас обернется и посмотрит на дверь склада, то непременно захочет проверить, в чем дело.

Корин вспотел от страха. Как он мог не предусмотреть возможность, что поблизости окажется кто-то из хозяйственников? Очень неосторожно. Мама была бы недовольна.

Он взглянул на женщину, лежавшую на грязном цементном полу. В тусклом свете, едва проникавшем в щель, она была почти неразличима. Жива или нет? Трудно сказать. Корин боялся подойти и проверить — боялся, что его шаги услышат.

Все пошло наперекосяк. Он плохо спланировал дело и пришел от этого в ужас. Да, мамочка была бы в ярости. Надо срочно ее задобрить, надо придумать, как исправить ошибку.

И еще та, другая, у которой красивый рот… С ней тоже не получилось. Но разве его вина, что проклятая сучка куда-то ушла из дома? Интересно, понимала ли это мама?

Нет, она никогда не принимала объяснений.

Нужно пойти туда снова и на этот раз сделать все как надо.

Но если ее снова не будет дома? Стерва куда-то исчезла. Он уже проверял.

Ничего, он найдет. Он знает имена ее родителей и где они живут. Знает, кто ее брат и сестра. Он очень много знает. И не только о ней — обо всех, кто здесь работает, потому что любит читать персональные дела. Может на память сказать номера страховок и дни рождений. А если потребуется, найдет и многое другое в своем домашнем компьютере.

Осталась последняя. Надо поторопиться и довершить дело, которое ему поручила мать.

Он очень осторожно положил трубу на пол и выскользнул из склада. Потом закрыл за собой дверь и направился к лифту.

Детектив Уэйн Сэтран подошел к столу Сэма и протянул коллеге факс.

— Отчет об анализе отпечатка подошвы, который ты ждал.

Сэм прочитал первую строку: «Подошва не соответствует образцам…» Что за черт? Все криминалистические лаборатории имели каталог образцов подошв, который регулярно пополнялся и обновлялся. Иногда производители забывали прислать новый образец или по каким-то причинам не хотели. Тогда криминалисты просто покупали нужную пару обуви.

Может быть, кроссовки куплены в другой стране? Может, изготовлены нелегальным производителем? Или преступник — такой хитрец, что догадался взять нож и изменить рисунок? Вряд ли. Убийца не отличался организованностью. Он скорее всего действовал под влиянием эмоций и пользовался подвернувшейся возможностью.

Сэм уже собрался отшвырнуть отчет, но в последний момент решил все же дочитать его до конца — ведь он мог упустить какую-нибудь важную деталь.

Сэм снова поднес бумагу к глазам. «…Не соответствует образцам мужских кроссовок. Данный тип кроссовок — исключительно женский. Найденный фрагмент не позволяет точно установить размер, но дает основание предположить…»

Женская кроссовка? Этот парень носил женские кроссовки?

О… этот парень — женщина!

— Черт! — процедил Сэм сквозь зубы. Он набрал номер Бернсена. — Роджер, я получил отчет. Кроссовка — женская.

В ответ долгое, молчание.

— Ты меня не разыгрываешь? — послышался наконец голос Бернсена.

— Мы исключили женщин из компьютерного поиска и сами связали себя по рукам и ногам, — продолжал Сэм. — Надо было и женщин проверять.

— Ты считаешь, что убийца — женщина?! — изумился Роджер. И Сэм понял: Коллега вспомнил об ужасных деталях обоих убийств.

— Уверен, что женщина, — ответил он. — Извини, еще позвоню.

Положив на рычаг трубку, Сэм задумался. Теперь понятно, почему Лана открыла дверь. Ведь она опасалась мужчин, а не женщин. Женщина. Надо думать о женщинах…

И тут он вспомнил: похороны Марси и высокая женщина в черном, рыдавшая на груди Шерил. «Фиглярка», — сказала тогда Ти Джей. А Джейн отреагировала по-другому: «Колесо продолжает крутиться, но хомяк уже умер». Она решила, что эта женщина спятила. Черт! Ведь Джейн даже называла ее, когда перечисляла людей, у которых не ладятся отношения с коллегами.

Ти Джей тогда сказала что-то еще, но в ту минуту это не отложилось у него в голове. Кажется, эта женщина из отдела кадров. Следовательно, она имела доступ к любой информации, включая личные телефоны и адреса родственников…

Вот оно! Вот что не давало ему покоя. Лоренс Строи сказал, что личные дела сотрудников введены в компьютер, который не связан с Интернетом. Значит, ни один хакер не мог получить доступ к этой информации. А номер сотового телефона Ти Джей взяли из ее досье. Но без специального разрешения доступ к досье имеют только руководители и сотрудники отдела кадров.

Как же ее фамилия? Черт подери, как ее фамилия?

Сэм потянулся к телефону, чтобы позвонить Джейн, — и вдруг вспомнил… Стрит. Ли Стрит. Он тотчас же связался с детективом Бернсеном.

— Ли Стрит! — крикнул он в трубку. — Та, что на похоронах Марси рыдала на груди у ее сестры.

— Блондинка! — подхватил Бернсен. — Дьявол! И подходит под психологический портрет.

«В самую точку, — подумал Сэм. — Нервозная, не в меру эмоциональная, не способна держаться в тени».

— Открываю ее дело, — продолжал Роджер. — Не способна ладить с людьми. Не всегда справляется с обязанностями — есть претензии. Классический случай! Надо ее допросить. Может быть, что-нибудь вытрясем.

— Она сейчас на работе, — ответил Сэм. — О Господи, ведь Ти Джей решила сегодня поехать в офис. А они сидят в одном отделе…

— Немедленно звони Ти Джей, — сказал Бернсен. — Я выезжаю. Связь не прерываем.

Сэм набрал номер «Хаммерстед текнолоджи». Ответил автокоммутатор, и он долго скрипел зубами, пока автомат производил соединения с отделом кадром. Черт! Почему компании не нанимают живых телефонисток? Автокоммутаторы дешевле, но в случае серьезных неприятностей они превращаются в реальную помеху.

50
{"b":"12223","o":1}