ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Он много тренируется. Тинк, ко мне! — Хоуп похлопала по бедру, но Тинк не обратил на это внимания, видимо, решив, что у Прайса характер помягче.

Прайс поднес ко рту кусок мяса, но не смог его откусить. Он посмотрел на Тинка. Тинк смотрел на него. Прайс положил мясо обратно в тарелку.

— Ради Бога, сделай что-нибудь, — проговорил он.

— Тинк, ко мне! — повторила команду Хоуп, протягивая руку к упрямой собаке.

Вдруг Тинк резко отвернулся от Прайса и настороженно уставился на кухонную дверь. Он не лаял, но каждый мускул его тела замер в напряжении.

Прайс так быстро вскочил со стула, что Хоуп даже глазом не успела моргнуть Левой рукой он вытащил ее из-за стола и спрятал за свою спину, а правой одновременно выхватил из-за пояса пистолет.

Хоуп не могла пошевелиться, ее словно парализовало. В течение долгих секунд Прайс вслушивался в тишину так же настороженно, как и Тинк. Затем он положил ей на плечо руку и заставил лечь на пол рядом с кухонным шкафом, движением руки приказывая ей не двигаться. Бесшумно ступая в носках, он придвинулся к окну в столовой и распластался у стены рядом с ним. Осторожно выглянув в окно, он резко отпрянул и через мгновение выглянул снова.

Тинк издал резкое низкое рычание. Прайс сделал еще одно движение рукой, и Хоуп, даже не задумываясь о своих действиях, вытянула руки и подтащила пса ближе к себе, крепко обняв его и пытаясь заставить прекратить рычать Может быть, сжать его челюсти? Но он был достаточно силен, и, если бы захотел вырваться, Хоуп не смогла бы его удержать.

Что она делает? А если снаружи полиция? Они, конечно, не могли проследить за Прайсом, ведь буран замел все следы, но они могли просто осматривать все места, где преступник мог найти убежище.

Но если это были полицейские, почему же они тогда пришли пешком, а не приехали на снегоходах? Она не слышала характерного рычания моторов этих машин.

Кроме того, еще оставались два непойманных преступника. Может быть, Прайс был встревожен возможностью появления одного из них или их обоих? Может быть, он что-нибудь видел? Хотя вряд ли. Все, что он мог увидеть, это ветвь сосны, обломившуюся под тяжестью снега, или белку, прыгавшую по верхушкам деревьев.

— Я не проверил коттеджи! — вдруг яростно проговорил Прайс. — Черт побери, я не проверил коттеджи!

— Я закрыла их вчера, — сказала Хоуп приглушенным голосом.

— Это ни о чем не говорит. — Он поднял голову, прислушиваясь, потом сделал еще один жест, призывающий ее сидеть тихо.

Тинк зашевелился под ее рукой. Хоуп задрожала. Мысли проносились в голове одна за другой. Если кто-то оставался в одном из коттеджей на протяжении ночи, он не был полицейским, потому что полицейский, конечно же, пришел бы в дом. Скорее всего это был преступник. Моля Бога, чтобы она оказалась права, она зажала рукой челюсти пса и прижала его к себе, нашептывая что-то успокаивающее.

Тинк немедленно начал бороться с ней, пытаясь вырваться.

— Держи его, — беззвучно, одними губами сказал Прайс, передвигаясь к кухонной двери.

С того места, где она пряталась, Хоуп не могла видеть входную дверь, а ее руки были заняты Тинком. Дверь резко открылась внутрь, громко ударившись о стену. Хоуп закричала и от неожиданности отпустила Тинка. Тот вырвался и, поскальзываясь на отполированном полу, кинулся на невидимого пришельца.

Выстрел был оглушающим. Инстинктивно она бросилась на пол, по-прежнему не видя, что происходит. В ушах у нее звенело. Резкий запах пороха достиг ее ноздрей. На кухне раздался страшный грохот, за которым последовал звук разбитого стекла. Затем Хоуп смогла различить звуки яростной борьбы, жестокие проклятия, а также удары кулаков. Ко всему этому примешивался бешеный лай Тинка, и Хоуп на мгновение увидела, как он бросился на помощь Прайсу.

Она вскочила на ноги и побежала за ружьем. Прайс знал, что оно разряжено, но другой человек не знал. Через минуту Хоуп стояла в дверях с оружием наперевес.

Прайс и незнакомец, сцепившись в жестокой схватке, опрокинули половину шкафов. У каждого из них был пистолет, и каждый держал свободной рукой запястье другого. Они завалились, опрокинув еще один шкаф, где хранились крупы. Облако муки повисло в комнате, оседая, будто снег, на всей поверхности Прайс поскользнулся на полу и потерял равновесие. Его противник воспользовался этим и сильно толкнул Прайса. Пальцы Таннера оторвались от запястья незнакомца, освобождая руку с пистолетом. Хоуп бросилась было вперед, собираясь схватить руку человека, но поняла, что не успеет добраться до незнакомца, прежде чем тот нажмет на курок пистолета.

В этот момент Тинк, низко наклонив голову, бросился вперед и вцепился зубами в бедро незнакомца. Тот закричал от боли и неожиданности и другой ногой ударил Тинка. Пес скуля покатился по полу.

Прайс собрал остатки сил и бросился на противника. Оба потеряли равновесие и упали на стол. Стол перевернулся, ломая стулья; куски мяса, картошки и моркови разлетелись по всему полу. Сцепившись в схватке, враги катались по полу. Прайс оказался сверху. Падая, его соперник сильно ударился головой об пол. Прайс немедленно воспользовался моментом, ударил противника локтем в живот и, когда тот согнулся от боли, нанес сокрушительный удар в челюсть, отчего зубы незнакомца громко лязгнули. И, не давая ему опомниться, Прайс вскочил и приставил ствол пистолета к его уху, Незнакомец замер.

— Брось пистолет, Клинтон, — сказал Прайс, тяжело дыша. — Сейчас же, или я нажму на курок.

Клинтон бросил пистолет. Прайс дотянулся до оружия левой рукой и придвинул к себе, прижав коленом. Засунув свой пистолет за пояс, он схватил Клинтона обеими руками и буквально оторвал от пола. Затем развернул его и швырнул на пол лицом вниз. Хоуп увидела, как напряглись руки Клинтона, подошла к нему и, приставив к его голове ствол ружья, сказала:

— Не надо.

Медленно Клинтон расслабился.

Прайс бросил взгляд на ружье, но ничего не сказал. Он не собирался сообщать, что оно разряжено, но и Хоуп не собиралась показывать, что она это знает. Пусть он думает, что она не догадывается.

Прайс свел руки Клинтона за спиной и, удерживая их, достал пистолет из-за пояса и приставил к его затылку.

— Одно движение, — сказал он низким гортанным голосом, — и я вышибу твои чертовы мозги. Хоуп, — он говорил, не отрывая глаз от Клинтона, — у тебя есть какая-нибудь тонкая веревка? Если нет, принеси пару шарфов.

— Шарфы у меня есть.

— Принеси их.

Она поднялась на второй этаж и взяла три шарфа из гардероба. Ее колени дрожали, сердце бешено стучало, голова кружилась. Держась за перила, она спустилась вниз по лестнице. Похоже, Клинтон и Прайс так и не пошевелились с тех пор, как она ушла. Один лежал лицом вниз, другой прижимал его к полу. Поломанная мебель и еда были разбросаны по всему поду. Тинк стоял возле Клинтона и угрожающе рычал.

Прайс взял один из шарфов, сложил его пополам и обмотал вокруг запястий Клинтона Затянув узел потуже, он встал, убрал свой пистолет за пояс и поднял пистолет Клинтона. Затем, схватив Клинтона за воротник, резким движением поднял и усадил его на стул. Опустившись на колени. Прайс привязал ноги Клинтона к ножкам стула, используя оставшиеся шарфы.

Голова Клинтона откинулась назад, он тяжело дышал, один его глаз заплыл, кровь стекала из уголков его рта. Он посмотрел на Хоуп, стоявшую неподалеку, бледную и потрясенную, по-прежнему державшую в руках ружье, про которое она, кажется, уже забыла.

— Застрелите его, — прохрипел он, — ради Бога… застрелите его. Он — беглый преступник, убийца. Я — помощник шерифа… Он забрал мою форму… Черт побери, застрелите этого ублюдка!

— Неплохо, Клинтон, — сказал Прайс, поднимаясь а ноги.

— Мадам, я говорю вам правду, — сказал Клинтон. — Послушайте меня, умоляю вас!

Одним мягким движением Прайс вытянул руку и забрал ружье у дрожащей Хоуп. Она не сопротивлялась, потому что теперь, когда Клинтон был связан, она уже никого не могла испугать незаряженным оружием.

12
{"b":"12224","o":1}