ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я убила человека. Меня арестуют. – Она говорила очень четко.

– Нет, детка, послушай. – Рейф уже обдумал это. Вероятно, все знали, что Трэйгерн шел по его следу, а поскольку Этуотер ненамного отстал от него, то тело Трэйгерна скоро найдут. – Они подумают, что это сделал я. Никто не знает, что ты была со мной, поэтому мы можем сделать так, как первоначально планировали.

Но Энни качала головой.

– Я не допущу, чтобы ты взял на себя вину за то, что сделала я.

Он смотрел на нее, не веря своим ушам.

– Что?

– Я сказала, что не допущу, чтобы тебя обвиняли в том, чего ты не делал.

– Энни, детка, ты не понимаешь? – Рейф отвел от ее лица прядь волос. – Меня уже разыскивают за убийство. Ты думаешь, убийство Трэйгерна что-то может изменить в моем будущем?

Она твердо посмотрела на него.

– Я знаю, что тебя уже обвинили в преступлении, которое совершил кто-то другой. Я не позволю, чтобы ты взял на себя и мою вину.

– Черт возьми!

Рейф встал и в беспокойстве запустил пальцы в волосы. Должен же быть какой-то способ заставить ее уступить здравому смыслу, но так сразу в голову ничего не приходило. Наверное, Энни все еще в шоке, только она уже приняла решение, и он ни черта не может с этим поделать. Он заставил себя обдумать, что может произойти. Маловероятно, чтобы ее повесили или даже посадили в тюрьму за убийство Трэйгерна: в конце концов, она женщина и уважаемый доктор, а Трэйгерн был всего лишь охотником за наградой. Служители закона не очень-то жалуют их. Но если станут известны обстоятельства смерти Трэйгерна и что Энни провела с Рей-фом почти две недели, то ее жизнь не будет стоить и ломаного гроша. Ее убьет тот человек, который заставил его скрываться четыре года, то есть убьют его приспешники. Преследователь Рейфа имел достаточно денег, чтобы никогда не марать собственных рук, и большая часть этих денег заработана на крови других людей.

Рейфу придется взять Энни с собой.

Выход был одновременно и прост и ужасен. Неизвестно, сможет ли она выдержать жизнь в бегах. Но он знал наверняка, что, если он отвезет ее назад в Серебряную Гору, она погибнет. Черт бы побрал ее принципы! Она ни на шаг не отступит от них, и это будет стоить ей жизни. Такая цена слишком высока, во всяком случае, для него.

Но что произойдет с Энни, если ей придется оставить все, чего она добилась столь тяжким трудом? Быть врачом так много для нее значило. Она никак не сможет следовать своему призванию, бродя с ним по звериным тропам.

Бесполезные сожаления – ведь у него нет выбора. Если Энни вернется в Серебряную Гору, у нее все равно не будет практики: очень скоро ее ждет могила.

Возможно, когда Рейф уводил ее из дому, лихорадка затуманила его мозг, а может быть, причиной была его самонадеянность. Чувствовал себя молодцом: был уверен, что ушел от Трэйгерна, и также уверен, Что может воспользоваться врачебными способностями Энни, насладиться ее нежным телом и вернуть ее в Серебряную Гору незаметно. Он не учел случая – тех поворотов судьбы, которые ставили самые лучшие планы с ног на голову, а теперь Энни попала в ловушку того кошмара, который держал его в плену уже четыре года.

Единственное их преимущество – никто не знал, что они вместе. Этуотер ищет одинокого мужчину, а не путешеству-ющих вместе мужчину и женщину. Это могло оказаться хо-рошей маскировкой.

Энни об этом не подумала – она все еще была в шоке.

Никто не знает, что она была с Рейфом, как ее могут заподорить. Она окажется в опасности, только если признается сама. Но все равно решат, что это Маккей убил Трэйгерна И тем не менее ей придется поехать с ним.

От этой мысли у Рейфа закружилась голова, и через секунду он понял, что испытывает облегчение. Он долго собирался с духом, чтобы отвезти Энни в Серебряную Гору, попрощаться и уехать, а теперь ему уже не надо этого делать. Энни принадлежит ему.

Он снова присел перед ней на корточки и сжал своими большими руками ее лицо, заставив взглянуть на него. Ее огромные карие глаза смотрели так потерянно, непонимающе, что он не мог сдержаться и крепко поцеловал ее. Это помогло. Энни заморгала и попыталась отвернуться, будто не могла понять, почему он это делает в такой момент, когда нужно думать о более важных вещах.

Рейф снова поцеловал ее.

– Я не повезу тебя обратно в Серебряную Гору, – сказал он. – Тебе придется остаться со мной.

Энни не возразила. Просто с минуту внимательно смотрела на него, потом кивнула.

– Хорошо. – Она помолчала, на лицо набежала тень беспокойства. – Надеюсь, я не помешаю тебе двигаться быстро.

Помешает, но это не имеет значения. Он не может оставить ее. Рейф потянул ее за руки и заставил встать.

– Поехали. Нам необходимо убраться отсюда.

Энни послушно взобралась в седло.

– Почему мы не берем с собой лошадь Трэйгерна?

– Потому что кто-нибудь может ее узнать.

– С ней ничего не случится?

– Я ее расседлал. Когда она достаточно проголодается, начнет искать траву. Либо кто-то ее найдет, либо она одичает.

Она взглянула на хижину и подумала о Трэйгерне, который лежал там мертвый. Ей очень не хотелось оставлять его непогребенным, но она понимала, что это невозможно.

– Перестань думать об этом, – приказал Рейф. – Ты не могла поступить иначе, и сейчас ты тоже ничего не можешь сделать.

Это был очень дельный совет, Энни оставалось лишь надеяться, что у нее хватит силы воли ему последовать.

Солнечный свет на снегу играл ослепительно ярко, а небо было таким голубым, что у Рейфа сжалось сердце. Свежий, нежный аромат провозглашал зарождение под снегом новой жизни: весна наконец-то пришла. Одна жизнь кончилась, но время шло вперед. Две недели назад ее заставили совершить кошмарное путешествие ночью в горы, верхом, в темноте, замерзшую и перепуганную, обессилевшую до предела и сверх предела. Тогда зима все еще держала землю мертвой хваткой. Теперь Энни покидает те же горы с чувством, похожим на сожаление, охотно следуя за человеком, который ее похитил, и на этот раз ее окружает красота, настолько дикая и яркая, что ее почти невозможно воспринять. За эти две недели она вылечила раненого преступника и влюбилась в него. Теперь он – ее возлюбленный: этот высокий жесткий мужчина с ледяными глазами, и, чтобы защитить его, она убила человека. Всего две недели, но за этот промежуток времени и земля вокруг, и ее жизнь изменились до неузнаваемости.

Рейф пускал коней по снегу, где только мог. Это замедляло движение и оставляло очень заметные следы. Энни было открыла рот, чтобы сказать ему об этом, но тут же поняла, что снег тает и вскоре все их следы исчезнут.

– Куда мы едем? – спросила она, когда они проехали уже часа два.

– В Серебряную Гору.

Она натянула поводья.

– Нет, – произнесла она бледнея. – Ты сказал, что я могу остаться с тобой.

– Не отставай, – резко бросил Рейф. – Ты останешься со мной. Я же не сказал, что оставлю тебя в Серебряной Горе. Я сказал, что мы едем в Серебряную Гору.

– Но зачем?

– Тебе нужна одежда. Я бы не стал рисковать, но твой дом так далеко стоит от остальных в городе, что я смогу войти и выйти незамеченным.

Эни посмотрела на свою юбку, на которой сбоку зияла большая дыра там, где раньше был карман. Она чуть было не сгорела заживо, и при одной мысли об этом она содрогнулась, но тогда она даже не осознала грозящей ей опасности.

– Я хочу пойти с тобой.

– Нет.

Тон его ответа показывал, что он принял решение и не собирается его менять, но она все же попыталась.

– Почему, если нас никто не увидит?

– Случай, – ответил Рейф. Однажды он уже пренебрег им – этого больше не повторится. – Если меня случайно увидят, я не хочу, чтобы они смогли догадаться о связи между нами. Для твоей собственной безопасности. Просто скажи, что тебе нужно, а я попытаюсь это найти.

Энни с сожалением подумала, что придется оставить все травы, которые выращивала в маленьких горшочках, а также все книги. Некоторые из них принадлежали еще ее отцу и были невероятно дороги ей. Если она вернется домой, если увидит знакомые вещи, если вынуждена будет решать, что взять, а что оставить, – это будет гораздо больнее, чем просто никогда больше их не видеть и примириться с их потерей. Рейф соберет для нее немного одежды, и дело с концом. Медицинская сумка все еще при ней – самое дорогое из всего ее имущества.

37
{"b":"12225","o":1}