ЛитМир - Электронная Библиотека

Едва зад Бена коснулся стула, как перед ним возник паренек с угрюмой физиономией.

— Что пить будете?

— Пиво.

Не желая, чтобы мальчишка запомнил его, Бен ограничился одним этим словом и даже не поднял на него глаза. А еще он подавил в себе желание осмотреться и просто сидел сгорбившись на стуле, стараясь выглядеть не то сонным, не то пьяным.

Мальчик принес ему пиво. Бен положил деньги на стол, и они тут же исчезли в ловких пальцах мальчишки. После этого Бен остался наедине со своей кружкой, которую, должно быть, неделю не мыли. Мысленно пожав плечами, он сделал глоток, полагая, что спиртное убьет микробов. Затем осторожно изменил позу, опершись на стол локтями и склонив голову, так что шляпа заслонила лицо. Затем он стал медленно обводить зал глазами, пытаясь разглядеть что-нибудь в царившем здесь полумраке.

В баре находилось человек пятнадцать, причем половина из них стояла около стойки. Никто не обращал на Бена ни малейшего внимания. Все разговоры сводились к брехне и хвастовству. Страна и язык менялись, но брехня и хвастовство оставались неизменными. Радио на полке за головой бармена орало какую-то бразильскую рок-песню. Певец пел довольно паршиво, но это никого не волновало.

Кейтс сидел за самым дальним столиком, спиной к двери. Глупо было садиться таким образом. Однако затем Бен узнал второго человека, сидевшего за столиком, и понял, что Кейтсу не пришлось выбирать, где сесть. Рамон Дутра автоматически садился спиной к стене, и не без причины.

Дутра был кровожадным головорезом. Все знали, что его можно нанять для убийства, причем убивал он с максимальной жестокостью, получая от этого удовольствие. Если именно Дутра был тем единственным человеком, которого Кейтс хотел нанять лично, дело становилось гораздо опаснее, чем Бен предполагал вначале. Что же задумал Кейтс? Оставить всех остальных мертвыми в сельве и забрать все себе? Но забрать что? Может быть, золото? Но золото — вещь тяжелая. Один человек не унесет столько, чтобы окупить экспедицию. И кроме того, Кейтс не сможет выбраться в одиночку: он ничего не знает о сельве.

А вот Дутра сельву знал. Он регулярно исчезал из города, уезжая куда-то вверх по реке, возможно, для того, чтобы избежать встречи с каким-то другим головорезом или с полицией. По-видимому, Кейтс по глупости полагал, что он может нанять Дутру, чтобы тот сделал за него грязную работу и вывел его из сельвы сдобычей, а он потом Дутру убьет. Вероятно, Дутра планировал примерно то же самое, но с другим мертвецом в конце пути.

Положение становилось гораздо серьезнее, чем предполагал Бен, и важная, чопорная мисс Шервуд оказывалась в смертельной опасности. Господи, как могла она связаться с такой падалью, как Кейтс? Хотя, конечно, это дело рук ее братца. Неужели ему безразлично, что он подставил сестру под удар? Наверное, все-таки нет, ведь он явно понятия не имел, что Кейтс с самого начала двурушничает и хочет оставить своих компаньонов с носом. Шервуд считал себя полноправным партнером, а на самом деле был всего лишь простофилей.

И снова Бен задумался, не стоит ли ему уклониться от поездки, хотя наперед знал, что не сделает этого. Затем ему пришло в голову бросить Кейтса и Шервуда здесь и отправиться в путь самому на пару с его сестрой. Однако и эту мысль он отбросил, потому что, во-первых, не хотел тратить столько денег на предприятие, которое могло и не дать того большого куша, на который он рассчитывал, а во-вторых, потому, что мисс Шервуд скорее всего не согласится. Его обаяние, похоже, не произвело на нее впечатления.

Впрочем, он и не старался ее обаять. Он намеренно держался нагло и оскорбительно Что ж, ей придется преодолеть свою неприязнь к нему, потому что им придется работать рука об руку, чтобы вернуться из этого похода целыми и живыми.

Повидав все, ради чего он сюда пришел, он залпом допил пиво, вытер рот и, поднимаясь на ноги, снова надел темные очки. Никто не повернул головы в его сторону, когда он вышел так же неприметно, как и вошел.

Присутствие Дутры не просто означало, чти он должен быть все время начеку и охранять Джиллиан. Люди, которых он планировал нанять, откажутся, если в экспедиции будет участвоватьДутра. Теперь ему придется нанять менее надежных помощников, а это еще больше увеличит опасность. Опасность будет грозить и этим помощникам: пятьдесят шансов из ста, что они будут убиты.

Если Кейтс собирался за золотом, ему понадобится дополнительная рабочая сила, чтобы дотащить его из глубины лесов. Носильщикам для полного счастья хватило бы и небольшой доли этих денег, но когда они доставят свой груз к реке и их услуги станут ненужными, в игру может вступить Дутра и избавиться от них.

Такого рода истории происходили все время, и археологические находки регулярно подвергались разграблению.

Перейдя узкую улочку, Бен свернул за угол и направился к своему пикапу. Как обычно, его окружал рой ребятишек. Отогнав их, он сел в машину. Металлическая крыша нагрелась и нагрела воздух внутри. Даже с опущенными окнами там было душно, однако он так долго прожил в тропиках, что уже не обращал внимания на жару. Пот тек у него по спине, пока он неподвижно сидел несколько минут, пытаясь собрать воедино разрозненные кусочки головоломки.

В самой большой опасности находились Шервуды и он сам, причем Рику Шервуду опасность грозила в меньшей степени, чем его сестре. Когда они доберутся до места, где хранятся сокровища, если, конечно, предположить, что они действительно существуют, Кейтс начнет действовать. Только в одном случае им не грозит опасность — если они ничего не найдут.

С какого бока ни взгляни, дело было дрянь.

Ну и что? Он обожал дрянные дела. Он выбрал эту жизнь, потому что в ней отсутствовала рутина, тихая служба от девяти до пяти. Ничего другого он и не хотел, разве только согревать постель Терезии. Но вместо этого он поработает над тем, чтобы разогреть Джиллиан Шервуд. Вот это была задачка. Это был вызов.

Глава 4

В этот вечер Джиллиан рано отправилась к себе в номер, оставив Рика и Кейтса потягивать виски на террасе гостиницы. Напряжение изматывало ее. Она не доверяла Кейтсу и этому типу, которого они наняли проводником. Но экспедицию финансировал Кейтс, и ей нельзя было с ним ссориться. Соблазн пойти на попятную, бросить все становился сильнее с каждой минутой, однако в глубине души она жаждала довести дело до конца, раз уж они заехали так далеко. Когда они отправятся в путь, отступать будет уже поздно, и тогда она сможет забыть о своих сомнениях и сосредоточиться на деле: поисках дороги к Каменному Городу.

Пока же ей хотелось просто побыть одной — уже одно это было бы облегчением. Отпирая дверь в свою комнату, она ощутила, как расслабляются мышцы лица, ведь теперь не надо больше скрывать свое настроение и жестко контролировать каждое слово и каждый взгляд.

Может, она и влипла, но ведь поступить иначе она все равно не могла.

Она включила свет и повернулась к двери, чтобы закрыть ее на задвижку и цепочку.

— Не трудитесь, — произнес низкий голос. — Если только не хотите, чтобы я остался на ночь.

Она вздрогнула, круто обернулась, отпрянув, чтобы с размаху ударить незваного гостья сумочкой, и в ту же минуту узнала его. Бен Льюис! Странно, что она узнала его голос после всего одной встречи, но она узнала, и мгновенно. Он поднялся со стула в конце комнаты и направился к ней. Его дочерна загорелое лицо расплылось в улыбке.

— Ого, лапочка. Да этой штукой можно и искалечить.

Низкий голос дразнил и был полон тепла. Джиллиан взглянула в его ленивые голубые глаза, и ее захлестнула неистовая, безудержная ярость. Без малейшего колебания она размахнулась сумочкой, как игрок высшей лиги по бейсболу взмахивает битой, и ударила его в висок. Он качнулся к стене. На его лице отразилось крайнее изумление.

— Это вам за то, что испугали меня, — рявкнула она и отвела руку назад для нового удара. — Что вы здесь делаете? — Хлоп! — Вы без спроса вошли в мою комнату! — Хлоп!

12
{"b":"12226","o":1}