ЛитМир - Электронная Библиотека

Дутра не работал, хотя считалось, что он один из рабочих. Прислонившись к столбу и скрестив массивные руки, он, не отрываясь, глазел на Джиллиан. Бен решил пока не обращать на это внимания. Во-первых, груз должен был распределен так, чтобы лодки не потеряли остойчивости, а Дутра мог назло все испортить. А во-вторых, пусть Джиллиан забеспокоится. Может, тогда она передумает насчет общей палатки.

Рик Шервуд находился во второй лодке. Он сидел на носу, лениво задрав ноги. Стивен Кейтс, напротив, шнырял взад и вперед по причалу, как будто это он руководил размещением каждого загружаемого на борт ящика. Бен с отвращением поглядел на обоих, зная, что темные очки скрывают выражение его глаз. Когда они поднимутся выше по реке, этих двоих ждет очень неприятный сюрприз.

К концу погрузки все они из-за влажной жары были совершенно мокрыми от пота. Джиллиан с удовольствием заметила, что заглаженные, как лезвия, складки на брюках Кейтса обмякли. Она могла бы объяснить ему, что в тропиках гладить одежду бесполезно. Да, когда они достигнут верховий и сойдут на берег, Рику и Кейтсу придется туго. Ведь ни тот, ни другой не привыкли к физическому труду, а им придется нести груз сквозь джунгли точно так же, как всем остальным. Сама Джиллиан держала себя в хорошей форме, по даже она без особой радости думала о первых днях похода.

— Вот и все.

Бен сказал что-то индейцам тукано на их языке, и они в ответ что-то тихо пробормотали. Они поведут лодки: один поплывет в головной, другой — во второй. Оба хорошо знали реки. Взяв Джиллиан за руку, Бен обернулся к Кейтсу:

— Кейтс, вы с Шервудом поплывете во второй лодке. Я с Джиллиан буду в первой.

— Я планировал быть в первой, — сказал Кейтс.

— Не пойдет. Вы не знаете, как править лодкой на этой реке, а я знаю.

— Я имел в виду, что Джиллиан поплывет с Риком во второй лодке.

— Нет. Раз она единственная, кто знает, куда мы едем, она должна быть рядом с лоцманом.

Кейтсу было нечем крыть, но предложение Бена ему не понравилось плыть на второй лодке было унизительно для его достоинства. Бену же было на это наплевать. Главное, чтобы Джиллиан не оказалась в той же лодке, что и Дутра. Уверенным шагом, чему очень помогали ее парусиновые туфли, она спокойно поднялась на борт первой лодки и тем прекратила затянувшийся диспут.

— Отчаливаем, — нетерпеливо проговорил Бен, и Кейтс с важным видом ступил на борт второй лодки.

Бен сел за штурвал и запустил двигатель Хотя вид у лодок был неказистый, моторы они имели первоклассные. Иначе и быть не могло, ведь плохие моторы просто не справились бы с течением. Они завелись с мощным басистым ревом. Индейцы отвязали причальные канаты и забросили их на борт, а затем ловкими движениями сами запрыгнули в лодки, плавно отходящие от пристани.

— Поговори со мной, — произнес Бен, обращаясь к Джиллиан. Он ловко направлял их суденышко в лабиринте заполнявших гавань кораблей, катеров и лодок.

Утром ему в голову пришла одна мысль.

— Я тут кое о чем подумал. Сможешь ли ты так же легко найти нужное место, если мы отправимся туда не по Амазонке, а по Риу-Негру?

Она неловко откашлялась.

Он рискнул посмотреть на нее, а не на реку и, увидев выражение ее лица, тихо выругался:

— Черт побери! Когда же ты собиралась объявить: «Да, кстати, мистер Льюис, нам надо подняться по этой реке, а не по той»?

Она сделала вид, что оглядывает окрестности.

— Вообще-то как раз сейчас.

— А что было бы, если б я ничего не знал о плавании по Риу-Негру?

— Вы не единственный человек, умеющий вынюхивать, — небрежно ответила она. — Я расспросила о вас. Вы столько же раз водили лодки по Риу-Негру, сколько и по большой реке.

— Но почему же вы не удосужились ничего сказать до этой минуты?

— Чтобы сбить со следа любого, кто может следить за нами. Вдруг Кейтс и Рик рассказали обо всем еще кому-то. Так что у меня были причины молчать.

— Разумеется, и самая первая из них — недоверие.

— Это точно.

Он нахмурился, но лишь на мгновение. Ну и пусть, черт возьми! Значит, она все время была на шаг впереди него. Такое с ним случалось. Нечасто, но случалось.

— Ладно. Я согласен с вами, — продолжал он. — Это не только даст нам некоторое преимущество, но и будет гораздо удобнее. На Риу-Негру нет москитов.

— Неужели? А почему?

— Что-то такое в воде, — пожал он плечами. — На реках с черной водой всегда меньше насекомых.

Она уже имела дело с клубящимися черными тучами москитов, обитающих в тропиках. Если на Риу-Негру этих кровососов меньше, слава Богу. Тем более что спать придется на палубе.

Бен, насвистывая, рулил и размышлял. Манаус стоял на Риу-Негру, однако лишь сегодня утром он подумал о том, что подняться в глубь материка можно и по ней. Ранее он полагал, что им придется спуститься вниз по течению на семь миль до слияния с Амазонкой, а затем перейти в нее. Но верховья этих рек располагались примерно в одной области. К тому же если они станут подниматься по Риу-Негру, то Бен получит существенное преимущество. Все, с кем он разговаривал, утверждали, что, когда Дутре нужно было скрыться, он исчезал вверх по Амазонке. Насколько Бену удалось выяснить, этот головорез ничего не знал о Риу-Негру. А Бен хорошо знал обе реки. Все мелочи надо брать на вооружение, а заведя Дутру на незнакомую территорию, он выиграет у этого сукина сына несколько очков.

В общем и целом он был собой доволен. Вытащив из заднего кармана бейсбольную кепку, он нахлобучил ее на лоб. Они были уже в пути. Вполне возможно, они не найдут в джунглях ничего, что стоило бы красть, тогда не надо будет тревожиться насчет Кейтса и Дутры, зато сам он проведет два месяца в обществе Джиллиан Шервуд. Он рассчитывал, что к тому времени, как они окончательно сойдут на берег, он так ее разогреет, что одну палатку можно будет оставить в лодке. Она им не понадобится.

Он был так доволен тем, как разворачиваются события, что дотянулся и ласково шлепнул ее по заду, на мгновение сжав ладонью соблазнительную округлость. Не прошло и полсекунды, как каблук ее туфли с силой врезался в его голень. После чего, одарив его широкой улыбкой, она прошествовала на нос.

Там на носу она и оставалась почти весь первый день, чтобы без помех видеть все. Возбуждение от того, что они уже в пути, заглушило на время тревогу, из-за которой она не могла спокойно спать все последние ночи. С трепетом смотрела она на бурлящие воды мощной реки. Риу-Негру — самый большой приток Амазонки, а она ощущала свою глубокую связь с этой великой рекой. Амазонка собственно и становится Амазонкой, когда семью милями ниже Манауса сливается с Риу-Негру. Ее воды составляют одну пятую всей пресной воды на земном шаре. В десяти ее притоках течет больше воды, чем в Миссисипи. Нил лишь немногим длиннее ее, и то смотря откуда измерять ее длину. Но африканская река бледнеет в сравнении с южноамериканским гигантом. Амазонка сама создает свои законы, она с такой силой давит на Атлантический океан, вливаясь в него, что оттесняет его соленую воду почти на сотню миль. Джиллиан изумленно вглядывалась в волны притока Амазонки; ее потрясала мощь течения, с журчанием проносившегося под деревянным днищем лодки всего в нескольких футах под ее ногами.

Вдоль берегов виднелись хижины; некоторые из них представляли собой всего лишь несколько небрежно сколоченных досок, прикрытых жестью. Чем дальше отплывали они от Манауса, тем меньше было этих унылых жилищ, пока они не стали лишь редкими точками среди безлюдья.

Жара стала просто удушающей, и в конце концов Джиллиан перешла под навес, но в тени было ничуть не менее влажно.

Трое бразильцев тихо переговаривались между собой, в то время как индеец тукано сидел на палубе в нескольких футах от Бена, совершенно безмолвно, внимательно наблюдая за всем вокруг. Возбуждение Джиллиан постепенно сходило на нет, жара и плавное покачивание лодки убаюкивали ее, однако она не хотела засыпать. Ее сонный взгляд вернулся к Бену. Она не могла обнаружить в его внешности ни одного недостатка. Он стоял за рулем, спиной к ней, расставив крепкие ноги, чтобы удерживать равновесие при качке. Густые темные волосы падали на воротник. Если он не подстрижет их во время путешествия, к возвращению они будут касаться плеч. Его широкие плечи распирали ткань мокрой от пота рубашки. Защитного цвета брюки плотно облегали мощные мышцы ног и четко обрисовывали тугие ягодицы. Она улыбнулась: зрелище упругого, мускулистого мужского зада всегда восхищало ее, а зад Бена был безупречен. Разумеется, с эстетической точки зрения. Красота — это красота, в чем бы она ни проявлялась.

18
{"b":"12226","o":1}