ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ловко. Но это не поможет вам влезть в мою палатку.

— Мне придется влезать туда. Хотя бы изредка. А чем мы будем там заниматься — это уже наше дело.

И снова она посмотрела на него так, словно к стене пригвоздила.

— Думаете, перехитрили меня? Я всегда могу завести с вами ссору и под этим предлогом выставить вас оттуда.

Он положил руку на сердце.

— Неужели ты подвергнешь меня такой опасности?

— Насколько я поняла, вы уже большой мальчик и можете за себя постоять.

— Помни только, — заметил он с ухмылкой, — что ты выбираешь между мной и Дутрой.

— Не воображай, что это делает тебя неотразимым, — посоветовала она. — Если бы мне нужно было выбирать между Дутрой и холодным, липким слизняком, я бы выбрала слизняка.

Работники закончили расчищать прогалину, достаточно большую, чтобы все могли удобно усесться и чувствовать себя в безопасности. Через месяц после их отъезда она опять сплошь зарастет и. все следы их пребывания здесь исчезнут. Но сейчас места хватало. Пепе запрыгнул на борт и начал выгружать спиртовую печку, фонари и продукты для ужина.

Джиллиан подошла и стала ему помогать, несказанно удивив этим худенького индейца. Склонив голову, он робко поблагодарил ее по-португальски. Это были первые слова на этом языке, которые она от него услышала.

Бен был вполне доволен прошедшим днем. Он заставил Дутру отступить и в какой-то мере взял ситуацию под свой контроль. Во всяком случае до той поры, пока они не найдут затерянный город… если они его вообще найдут. Кейтс — человек умный. Он будет держать своего наемного убийцу в узде, пока будет считать, что Бен и Джиллиан ему еще нужны.

Но главное, он наконец получил свой ответ насчет Джиллиан. Да, она была хладнокровной и умела напускать на себя безразличный вид. Но женщина, равнодушная к мужчине, не станет хвататься за пистолет, чтобы защитить его. У холодной, бесстрастной женщины не хватило бы на это пороху, да и темперамента тоже. Она просто-напросто притворялась, скрывая свою пылкость под маской ледяной сдержанности, но он ее раскусил. Он знал, какова она на самом деле, с того самого момента, когда она замахнулась на него сумкой, или, точнее сказать, знало его тело. А вот уму он позволил обмануться, купиться на тот спектакль, который она разыгрывала. Надо же, его тело знало это с самой первой их встречи!

Добрая старая химия взаимного влечения — штука забавная. Кто бы мог подумать, что его так разожжет эта чересчур худая упрямая женщина? Женщина, которая видит его насквозь, несмотря на весь его опыт соблазнителя.

Но она готова была пристрелить Дутру, чтобы защитить его. Такое не может не растопить мужское сердце.

Вечерняя трапеза на берегу прошла гладко, частью из-за того, что все были рады возможности сойти на берег, а частью из-за того, что Кейтс каким-то образом ухитрился уговорить Дутру вести себя смирно. После еды все остались сидеть на своих местах, поскольку никто не испытывал большого желания возвращаться обратно в лодки. Джиллиан вытащила откуда-то несколько колод карт, которые мужчины приняли с восторгом. Участвовать в игре она отказалась и села чуть поодаль, устремив взгляд на огонь. Бен тоже решил не играть и сел рядом с ней.

— Хорошая мысль. А я и не знал, что у тебя есть карты. Почему ты не вытаскивала их раньше?

— Если бы я так поступила, к этому времени им бы уже надоело играть, а теперь это займет их на несколько дней.

— Значит, ты еще и психолог?

— Это просто здравый смысл. Я ведь и раньше бывала на раскопках, так что знаю, как действует скука.

— А тебе самой не скучно?

Пламя костра отбрасывало подвижные тени на ее лицо, на губы, едва тронутые легкой улыбкой.

— Немножко. Не так, как им. Я люблю такую жизнь. Конечно, мне нужны книги, но без телевизора, телефона и тому подобного я могу обойтись.

— Почему же ты не захватила с собой несколько книжек?

Она недоуменно посмотрела на него:

— О чем вы? Я же и так буду нести достаточно. У меня в рюкзаке два фотоаппарата, запас пленок, магнитофон, микрокассеты, запасные батарейки, блокноты, водоустойчивые ручки…

— Не забывай еще один маленький предмет, — ласково проговорил он, подразумевая пистолет.

— Не забуду, не беспокойтесь.

— А почему два фотоаппарата?

— На всякий случай, если с одним что-то произойдет. По опыту я знаю, что-то случится обязательно.

— А что же еще в твоем рюкзаке?

На этот раз она ответила широкой улыбкой.

— Метелка и совок.

— Что?!

— Что слышали.

— А метелка-то тебе зачем?

— Это обычные орудия труда археолога. Чем, по вашему мнению, мы пользуемся? Лопатами?

— Ну, когда я думаю о раскопках, я уж точно не думаю о метелке. Представляю себе, сколько нужно времени, чтобы раскопать что-либо таким черепашьим темпом…

— Много, — согласилась она, — но так мы наносим меньше ущерба находкам. Когда любая вещь невосполнима, приучаешься к осторожности. Но на сей раз мы не будем ничего раскапывать. Я просто хочу найти этот город.

Глаза ее горели воодушевлением. Она явно любила свою работу, хотя он никак не мог понять, как можно так загораться при мысли о старых костях и древних постройках. Если бы речь шла о золоте и драгоценных камнях, тогда дело другое.

— Недавно в Восточной Африке было сделано крупнейшее открытие, — продолжала она. — В Квосалле. Кажется, это целая деревня, которой несколько тысяч лет. Я бы все отдала, чтобы меня включили в состав экспедиции, но мне отказали. Даже не рассматривали толком мою заявку. Столько можно узнать о людях, которые жили тогда, и нет ничего интересней, чем помогать складывать найденные фрагменты в цельную картину.

— А почему твою заявку не рассматривали? — поинтересовался он. — Из-за отца?

— Да. — Блеск в ее глазах погас, и она снова стала молча смотреть на огонь. Бен почти пожалел о том, что затронул эту тему, потому что этим он напомнил ей, почему они здесь. Спустя несколько минут она попрощалась и ушла в лодку.

Глава 8

Впервые с момента их отплытия дождь начался ночью. Для Бена это не было неожиданностью: ночные грозы были здесь довольно обычными. Удивительно было другое — то, что до сих пор им удавалось не попасть под дождь по ночам и спокойно спать на палубе. При первом же порыве прохладного ветра Бен соскочил с гамака. Располагавшийся слева от него Пепе уже был на ногах. Бен растолкал Джиллиан.

— Собирается дождь, — сказал он. — Залезай под навес.

Мужчины развернули куски брезента и закрепили их, зажгли фонари так, чтобы те горели вполнакала, лишь чуть-чуть разгоняя мрак, а потом, все еще не совсем проснувшись, устроились как могли на ящиках с продовольствием. Жоржи и Висевте почти сразу же снова задремали, храпом демонстрируя свое безразличие к погоде. Флориано зевал и клевал носом, просыпаясь от каждого удара грома и тут же засыпая опять.

Дождь громко забарабанил по брезентовому навесу. Джиллиан сжалась, обхватив себя руками, чтобы как-то сохранить тепло, и попыталась свернуться калачиком на ящиках. Острый край одного из них впился ей в бок, не давая заснуть. Она беспокойно села и начала отодвигать картонные коробки с продуктами, стараясь соорудить себе более удобное ложе.

— Давай-ка сюда. — Бен придвинулся к ней и притянул ее к себе, пригнув ее голову к своему плечу. — Так хорошо?

— Угу. — Жар его тела так чудесно согревал ее, словно она закуталась в одеяло. Закрыв глаза, она начала погружаться в сон.

— Ну, так как? — прошептал он, и она расслышала нотки самодовольства в его голосе. Это заставило ее сразу открыть глаза. — Я же знал, что рано или поздно ты будешь спать со мной.

Не говоря ни слова, она отодвинулась и вытащила из рюкзака две рубашки. Одну она скатала и использовала в качестве подушки, а второй прикрыла голые руки. Прежде чем заснуть, она пожалела, что он не промолчал, потому что он был намного теплее ее тонкой рубашки.

26
{"b":"12226","o":1}