ЛитМир - Электронная Библиотека

Проход был, и они перебрались по камням на ту сторону. Бен снял с плеча ружье и отдал ей.

— Я пойду первым.

Она не возражала, более того — почувствовала облегчение. Ей было не по себе оттого, что придется раздеваться перед ним, особенно после их последнего разговора. Почему-то казалось, что если он пойдет мыться первым, то ей потом будет легче делать это самой, и она была благодарна ему за то, что он это предложил. Право, иногда, как, например, в тот день, когда он массировал ее больные плечи, он мог быть таким внимательным… деликатным.

Глава 11

«Как же, деликатный!»— думала Джиллиан пять минут спустя. Дьявол проклятый. Она не могла оторвать от него глаз, и он это прекрасно знал.

Без малейшего намека на стеснение он разделся донага, продемонстрировав ей, что для него это дело привычное — быть голым при женщине. Да и зачем женщине, если она, конечно, в здравом уме, хотеть, чтобы он был с ней одетым? Он был высок, строен, с изумительной мускулатурой, а ягодицы у него были такие круглые и тугие, что ее руки невольно сжались в кулаки, чтобы удержаться от искушения погладить их. У него были плечи грузчика и ноги атлета, длинные и мощные. Никогда она так не любовалась мужчиной!

Он ступил в водопад и дал воде окатить себя, а сам запрокинул голову и тряхнул волосами. Солнце заиграло на перекатывающихся под кожей мускулах этого изумительного сильного тела, и разлетающиеся по воздуху капельки воды засверкали, как бриллианты. Он был таким идеальным, таким совершенным самцом, что у Джиллиан стеснилось в груди и перехватило дыхание.

Потом он взглянул прямо на нее, и голубизна его глаз была такой яркой, что она смогла различить ее даже через разделяющие их сорок футов Он шагнул чуть вперед, так что водопад стал бить ему в спину, и стоял теперь на краю скального выступа, над зеркалом воды. Водяной поток больше не заслонял мощные линии его тела, и он был полностью открыт ее взору. Он неотрывно смотрел на нее, и возбуждение его нарастало прямо на глазах.

«Будь он проклят!»— лихорадочно металось у нее в голове. Более наглядной демонстрации желания невозможно было себе представить. Ничто так не привлекает женщину к мужчине, как сознание того, что он хочет ее. И Бен это знал. Мощная реакция его тела на один только ее взгляд нанесла по ее способности к сопротивлению удар в десять раз более сильный, чем все его игриво-непристойные заигрывания или даже его поцелуи, от которых она млела.

Ее взгляд непреодолимо тянуло к его восставшей плоти, и она чувствовала, что буквально слабеет физически. Рот стал наполняться слюной, и она судорожно сглотнула. Да, вид его впечатлял. Джиллиан чуть не застонала.

Она, с трудом перебарывая себя, подняла глаза и встретилась взглядом с его глазами, горящими и ждущими. О да, он великолепно знал, что делает с ней. Этот проклятый самец был сущим дьяволом, и она снова испытала почти непреодолимое желание швырнуть в него камнем.

Мурлыкая что-то себе под нос, он закончил свои омовения и даже простирнул одежду, проделывая все неторопливо и тщательно. Руки Джиллиан до боли сжали лежавшее на коленях ружье, и она заставила себя посмотреть на тропинку, идущую от лагеря: вдруг кому-нибудь вздумается проверить, исполнит ли Бен свою небрежно брошенную угрозу. Птицы беззаботно пели, перелетая с дерева на дерево, радужные цвета их перьев сверкали в листве, когда они попадали в луч солнечного света. Мирная, прекрасная дикая природа И обнаженный мужчина, стоящий под водопадом, был ей так же сродни, как любой зверь сельвы. Ей вдруг подумалось: а каково бы это было — жить здесь с ним наедине, вдвоем, и чтобы кроме них двоих вокруг не было никого на сотни квадратных миль?

Но не успели эти мысли родиться, как она отогнала их прочь. Какая нелепость! Здесь не рай, а он не Адам. Он Бен Льюис, проходимец и искатель приключений. Надо быть абсолютно сумасшедшей, чтобы ждать от него какого-то постоянства. Все, что ему нужно, — это женщина «на данный момент», чтобы удовлетворить сиюминутное желание. Любая подойдет. А потом он исчезнет, отправившись в одно из своих путешествий. Наверное, он будет потом появляться — временами, — ожидая, что его накормят и лягут с ним в постель. И вряд ли ему когда-нибудь будет трудно найти женщину, которая с готовностью все это для него проделает. Но этой женщиной будет кто угодно, только не она, Джиллиан.

Обнаружение земли Анзар обеспечит ей блестящую карьеру. Она сможет выбирать место работы и должность, хотя пока она еще не решила, к чему ее больше всего тянет. С Фондом, где она числилась сейчас, она не считала себя связанной после того, как они отказались поддержать ее и в том, что касалось Квосаллы, и в том, что касалось Анэара. Она взяла продолжительный отпуск за свой счет для поездки сюда и совсем не была уверена, что хочет вернуться. И уж совершенно точно не собиралась, если вернется, занять то же самое положение.

Ей надо будет принять целый ряд решений, решений, которые совершенно не касаются Бена Льюиса, каким бы великолепным он ни выглядел, стоя нагишом под водопадом.

Закончив купание и выйдя на берег, он стал вытираться. Он не потрудился повернуться к ней спиной, так что она тоже не стала делать над собой усилие и отводить глаза. Вместо этого она приняла его не высказанное вслух приглашение и начала беззастенчиво его разглядывать.

— Не очень-то хороший из тебя сторож, — упрекнул он ее, и уголки его губ дрогнули в улыбке. — Ты больше смотрела на меня, а не на окрестности.

— Так ведь ты только что флагом не махал, чтобы привлечь мое внимание, — отпарировала она. — Я не хотела тебя разочаровывать.

— Я махал не флагом, — уточнил он. — Вот если бы ты сказала древком, я бы согласился, ко…

Не успел он договорить, как она схватила камень и швырнула в него. В школе и колледже она играла в софтбол, так что бросок у нее был сильный и меткий. Камень угодил ему в бедро, в тревожащей близости от «древка».

— Ох! — Он с ужасом поглядел в ее сторону. — Господи Боже! — взревел он. — Смотри, что делаешь!

— Смотрю, смотрю. Я умею хорошо попадать в цель. — Она подняла следующий камень. — Хочешь покажу?

Он поспешно повернулся спиной, не желая быть мишенью ни для случайного попадания, ни тем более для меткого. Сейчас она снова говорила сладким голоском, а это значило, что ее надо опасаться. Бен поспешно натянул одежду, пока она еще чего-нибудь не придумала, но поймал себя на том, что опять улыбается. В общем и целом, он был доволен. Он увидел, как реагировала Джиллиан на его наготу и на его желание. Она хотела его, вне всякого сомнения, а значит, долго ей не продержаться. Он не мог поверить в то, что она так долго держит его на расстоянии только затем, чтобы доказать, что он не может ее заполучить. Ну чего она этим достигнет, кроме неудовлетворенности у них обоих?

Однако надо было признаться, что все это было увлекательно. Конечно, Джиллиан может довести его до бешенства, но с ней он никогда не соскучится. С ней ему всегда придется быстро соображать, по какому бы поводу они ни сталкивались. Бен привык к тому, что может обольщать женщин когда захочет, что может очаровывать их без всякого труда, но Джиллиан никак не поддавалась ни на его уловки обольстителя, ни на его чары.

Кончив одеваться, он приблизился к ней и взял из ее рук ружье. Внимательно оглядев окрестности, он нагнулся и поцеловал ее.

— Все в порядке. Теперь твоя очередь.

Ее губы покалывало даже от этого легчайшего прикосновения.

— Ты даешь слово, что останешься и покараулишь меня?

Взгляд его голубых глаз стал ледяным.

— Я к этому отношусь весьма серьезно, лапочка.

— Ты прав. Прости меня, — покаялась она.

Бен защищал ее с начала поездки, решительно и целеустремленно. Он не ослабит внимания и не уйдет со своего поста, пока она не вымоется. Потом он, может быть, набросится на нее сам, но наверняка позаботится, чтобы никто другой этого не сделал. Наверное, она сходит с ума, поскольку при мысли об этом почувствовала себя в полной безопасности.

37
{"b":"12226","o":1}